Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

АЛЕКСАНДР РОДНЯНСКИЙ: У МЕНЯ ВСЕГДА ЕСТЬ МЕЧТЫ


HOMO CINEMA 29.01.2014 / 14:19 0

rodnyanskiy_1

Продюсер Александр Роднянский рассказал журналу «Огонёк» о себе, своей жизни, взглядах на успех, свободу и деньги. Мы публикуем отрывки из получившегося очерка и призываем вас прочитать полностью получившийся биографический очерк одного из самых успешных российских кинопроизводителей.

ПРО ДЕТСТВО

Я абсолютное дитя маминого воспитания, она была активным началом в семье. К примеру, несмотря на то что я — Александр, всю жизнь называют меня Алеша — она так с самого начала решила. Мама работала очень много и бытово была чрезвычайно вовлечена во все, крутилась, дом был вечно полон гостей... Вот как в сериале «Оттепель» — я помню эти дикие компании, пикники, первые «Москвичи», в которые вмещалось по 8, а то и по 10 человек, двое-трое обязательно в багажнике. А на пикнике вдруг обнаруживалось, что для единственного ребенка нет воды, и мне, 6-летнему, давали какое-нибудь белое сухое вино. Помню, как засыпал под рок-н-ролл, прямо в комнате, где танцевали...

Именно мама определила для меня систему координат — кино. В первом классе я увидел два фильма своего будущего учителя Феликса Соболева — «Язык животных» и «Думают ли животные». Запомнил навсегда первый кадр: приближение к пчеле, ее глаза, и цитата Рабиндраната Тагора про то, что они смотрят на тебя, и ты чувствуешь, что они думают... Невероятная вещь.

ПРО УЧЕНИЕ

Думаю, главное мне дала семья, а не школа. Вокруг была большая компания киношных людей, но я был увлечен наукой. Дед был известный кинематографист, его сестра, Эсфирь Шуб,— классик документального кино. И мне действительно чрезвычайно интересны были обе школы неигрового кино — реалистическая, школа Эсфирь Шуб, и школа метафорического, активного киноязыка Дзиги Вертова. Но мешал идеологический характер тогдашней документалистики, наука казалась объективней... Кончились сомнения, когда к деду приехал его друг Роман Кармен и в ходе домашнего спора о моем будущем легко сказал: «Неигровое кино реализует твой интерес к науке. Любишь историю — снимай фильмы об истории, любишь генетику — снимай о ней». И я согласился. У деда в его большой библиотеке были материалы всех съездов партии, начиная с девятого, по-моему. Все это я читал, что неожиданно сыграло ключевую роль при поступлении в киноинститут. Я поступал в 78-м году — год активной эмиграции,— и был категорический запрет на режиссуру брать евреев. Меня, как и многих, хотели срезать на истории КПСС. А я знал не то что составы Политбюро поименно, а помнил цитаты Шляпникова, выступления Сольца, правых и левых уклонистов... То есть завалить меня в присутствии мастера курса Феликса Соболева и других кинематографистов оказалось трудно. Но поставили, к моей наглой обиде, все равно не пятерку, а четверку.

ПРО ДРУЖБУ

В 2002 году я приехал из Киева в Москву, на СТС. На это меня уговорил, найдя единственно правильные слова, Петр Авен. В мой первый московский день рождения он позвонил: «Поздравляю и желаю всяческого того-сего, потому что твои успехи будут означать и мои успехи. Я верю в дружбу, основанную на общем бизнесе, а не в бизнес, основанный на дружбе». Помню, меня это резануло — я, честное слово, не наивный и местами уж точно рационально мыслящий, но дружбу никогда так не рассматривал. Меня с друзьями объединяют прежде всего человеческие отношения. Конечно, мы потом чего-то делаем вместе, но базово это люди, с которыми меня связывает возможность не фильтровать слова, не бояться выглядеть глупо. Я не случайно, как правило, все проекты делаю в партнерстве. Хотя с партнерами были огромные конфликты, настоящие бизнес-войны, да. Но я предельно консервативен в отношениях, в моей семье никогда не было каких-то пертурбаций, расставаний. И все, что связано с разводами, для меня катастрофа. Так и с дружбами — я очень болезненно переживаю разломы. Очень.

ПРО УСПЕХ

При искренней любви к сегментному, авторскому, подчас радикальному кино я считаю, что подлинный момент реализации,— хотите, называйте это успехом,— возникает, когда то, что ты делаешь, массово востребовано. Важное, полезное, симпатичное дело для нескольких человек, конечно, достойно уважения, но называется как-то иначе. А еще успех — обратная сторона риска. Я легко решаюсь на отчаянно рискованные предприятия. Мало знаю людей, которые бы, руководя важнейшим СМИ 50-миллионной Украины, отправились бы заниматься периферийной, маргинальной на тот момент российской компанией СТС. А я это сделал. Были сложные периоды, когда портились отношения, что-то заканчивалось плохо, сосредотачивалась негативная энергия. Но я, наверное, хорош в кризисных обстоятельствах — держусь за позитивную стратегию. Что бы ни произошло, как бы ни обрушилась компания или ни провалился фильм — у меня всегда есть новый план.

ПРО ВАЖНОЕ

Я всегда помню об интеллектуальной ловушке — это опасность простых решений. Как говорил Мамардашвили о марксизме — «попытка вложить очень большой мир в очень маленькие головы». Еще для меня главное — не утратить представления о своем месте в реальности. Проверяю себя постоянно: «Я адекватен? То, что я говорю, нормально?» Поэтому и работаю всегда с молодыми — страшно боюсь не совпасть со временем.

ПРО СТРАХ

Физических страхов, наверное, у меня нет. Я же был документалистом, меня увлекала опасность: мы в Чернобыле снимали во время аварии, конфликты перестроечных времен — Вильнюс, Средняя Азия, Приднестровье... Меня это никогда не смущало. Может быть, я был молод. Боюсь потери близких, не только физической, а и человеческой. Поэтому не люблю конфликты. Я на них способен, но с близкими этого не умею. Патологически всегда уходил от любого выяснения отношений.

ПРО БОГА

Все, что связано с религией, для меня вопрос культурной идентификации. Я не безразличен, я помогаю, даже что-то построил большое у себя на родине — общественный центр, там, синагогу, еще чего-то. Но я, конечно, агностик. Ценю свободу критического ума, независимого суждения. И поэтому патологически боюсь нарастающего вокруг нас клерикализма и мракобесия, которые возвращают нас в глухое средневековье, для меня это катастрофа.

ПРО СВОБОДУ

Я как документалист начинал в 86-м году, с перестройкой. И был безумно увлечен, скажу честно, той идеей, которую потом Чубайс называл «либеральной империей». Мне казалось, это трансформирует Советский Союз в какую-то эффективную либеральную страну, сохранив территориальную целостность и международную значимость. А потом, когда я создал на Украине канал "1+1", это была попытка влияния, попытка заразить людей идеей современного европейского государства. Но уже тогда мы столкнулись со всеми проблемами — свобода слова, социальное расслоение чудовищное, отсутствие внутренней идентичности и так далее... Все, что связано с Украиной, мне было и будет небезразлично до конца жизни. Сегодняшний майдан, с одной стороны, вызывает сочувствие — на площадь вышли многие мои знакомые, действительно неравнодушные люди. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что там стоят и сотни «тесаков», ВО «Свобода», антисемитская партия, мерзость в чистом виде... И у меня нет внутренних сил разделять с ними пространство единого протеста. В России отчасти то же самое. Для меня в протестном движении тоже была странная игра обеспеченных людей, которые, постояв пару часов на Болотной, расходились по ресторанчикам японским и так далее. Была в этом какая-то стилистическая неточность. То есть психологически — да, они мне симпатичны, но стилистически — режет очень. Может, потому что я дважды уже пережил духоподъемную эйфорию и глубокое разочарование — перестройку и оранжевую революцию...

ПРО ДЕНЬГИ

В последние годы именно деньги подарили мне счастье действовать самостоятельно — я не обращаюсь ни к кому. И такие фильмы, как «Елена» и «Машина Джейн Мэнсфилд», я сделал только потому, что была финансовая возможность. А в смысле личных трат у меня абсолютно счастливый характер: я всегда удовлетворен обстоятельствами. Почти до 40 лет прожил в двухкомнатной квартире, заваленной книгами, и меня это устраивало.

Но вот если бы у меня появилась какая-то астрономическая сумма денег, я сделал бы что-то вроде образовательного мультимедийного музея — дорогой музей, музей-институция, скажем так. Это должен быть в значительно меньшей степени бизнес, поэтому внезапно свалившееся денежное сокровище было бы кстати.

ТРИ СЛОВА О СЕБЕ

Я любознательный, мне важно все время потреблять информацию. Второе — я достаточно... как сказать... адаптивный. Слушаю обстоятельства, хочу быть их частью, а не гну свою линию. Цель существует, но пути к ней я ищу достаточно гибко. Еще я способен к рутинной работе, это очевидно. Говорить, что я полон сомнений, было бы не очень большой правдой. Но всегда есть какие-то страсти. Однажды товарищ спросил: «У тебя остались мечты или только планы?» Так вот, я точно знаю — у меня всегда есть мечты.

 

Источник: Ъ-Огонёк

В ТЕМУ

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ АЛЕКСАНДРА РОДНЯНСКОГО «ВЫХОДИТ ПРОДЮСЕР»

 

КОММЕНТАРИИ »


− четыре = 3