Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

КРИТИКА ЧИСТОГО РАЗУМА ОЛЕГА БЕРЕЗИНА ИЛИ О ПРИМЕНИМОСТИ КОНДРАТЬЕВСКИХ ЦИКЛОВ В АНАЛИЗЕ ПРОЦЕССОВ КИНОПРОКАТА
Бублевский Михаил 05.07.2014 / 15:50 17

bublevskyСидела птичка на лугу,
подкралась к ней корова.
Ухватила за ногу.
Птичка, будь здорова!

  А.Некрасов, «Приключения капитана Врунгеля»

 

Пояснения по структуре статьи.

Все чаще и чаще, мои читатели критикуют меня за излишнее многословие (много букв), далеко не всем хватает сил одолеть мои опусы. Надо, конечно же, надо менять стиль изложения, учиться писать кратко и по существу, сам это понимаю, но в 53 года так тяжело меняться… Именно поэтому я решил пойти по пути наименьшего сопротивления: не меняя стиль, изменить сам порядок написания статьи. Впервые в моей практике, сначала будут излагаться краткие выводы, а лишь потом многостраничное их обоснование, включая и не имеющие никакого отношения к теме статьи рассуждения. Таким образом, те читатели, которым интересно мое мнение, но которым так тяжело читать мои труды из-за их многословия, смогут ограничиться только выводами — в принципе этого вполне достаточно.

 ВВОДНАЯ ЧАСТЬ

В феврале сего года получаю письмо с единственным, но очень емким  вопросом:

Что скажете по поводу книги Олега Березина «Большие циклы кинотеатрального показа»? Как я понял, основным инструментом, используемым Олегом при анализе, является понятие Кондратьевских циклов. А в чем тут элемент новизны? Ведь, если длинные циклы существуют в глобальной, мировой экономике, то они и существуют на ее малой части, например, на рынке кинотеатрального показа. Поэтому и анализ конъюнктуры рынка кинотеатрального показа прост донельзя: повышающая (понижающая)  фаза длинной волны в мировом кинопоказе соответствует повышающей (понижающей) фазе в мировой экономике. Очевидно же , что между этими явлениями (фазами в мировой глобальной экономике и на рынке кинопоказа) существует 100% корреляция. Поэтому, находясь в  понижающей фазе 5 Кондратьевского цикла, наш рынок испытывает значительные проблемы, рост сменился стагнацией, не за горами и его падение, вплоть до повторения ситуации 90-х годов прошлого века, как, собственно говоря, Вы уже не первый год и  пророчите. Слава Богу, что уже в ближайшее десятилетие картина кардинально изменится и, опять-таки, в связи с началом повышательной фазы уже 6 цикла в мировой экономике. Вот и весь анализ, ну  и о чем тут писать  многостраничную  монографию, вполне можно было бы ограничиться небольшой статейкой? Или я чего-то недопонимаю?

 Видит Бог, вопрос мне сразу как-то не понравился, веет от него каким-то провокационным душком, попыткой столкнуть нас с Олегом Станиславовичем лбами. Да, и у меня тоже после прочтения интервью  возникло чувство глубокого разочарования, скорее всего от завышенных ожиданий от первого монументального труда нашего живого классика. Все-таки хотелось видеть от Олега более серьезный подход к анализу процессов, протекающих на рынке, более глубокой аналитики, более интересных выводов. Но все это не повод начать резать правду-матку, говорить все, что я думаю по поводу данной монографии. В общем, решил я проигнорировать, от греха подальше, вопрос своего читателя.

 Так как не в моих привычках не отвечать на вопросы любимых читателей, в качестве оправдания этому, я нашел следующие причины:

  • вопрос относится не ко мне, он должен адресоваться напрямую самому Олегу Станиславовичу, а меня явно хотят использовать «в темную»;
  • как Олег Станиславович, так и сам автор вопроса — явно большие специалисты в К-волнах: один написал книгу об их использовании при анализе кинопроката, другой задал такой умный вопрос, что уж никак не мне выступать третейским судьей в их заочном споре;

Но все же, если быть абсолютно честным перед своим читателем, то, признаюсь, что скорее всего мне не хотелось потерять очередного старого знакомого. По мере написания статей на Кинобизоне, а сейчас и на Синемаплексе, стал я замечать катастрофическое падение своей популярности в среде наших коллег, хоть как-то упомянутых в этих произведениях. Про себя я называю это эффектом или проклятием Незнайки.

Помните, как у Носова описываются отношения Незнайки-художника с героями своих произведений:

К утру Незнайка  развесил  портреты на стенах и сделал под ними надписи, так что получилась целая выставка.

Первый проснулся доктор Пилюлькин. Он увидел на стене портреты и стал смеяться. Они ему так понравились, что он даже нацепил на нос пенсне и стал рассматривать портреты очень внимательно. Он подходил к каждому портрету и долго смеялся.

—  Молодец, Незнайка! — говорил доктор Пилюлькин. — Никогда в жизни я так не смеялся!
Наконец он остановился возле своего портрета и строго спросил:
—  А это кто? Неужели это я? Нет, это не я. Это очень плохой портрет. Ты лучше сними его.
—  Зачем снимать? Пусть повисит, — ответил Незнайка.
Доктор Пилюлькин обиделся и сказал:
—  Ты, Незнайка, видно, больной. У тебя что-то с глазами случилось. Когда это ты видел, чтобы у меня вместо носа был градусник? Придется тебе на ночь касторки дать.
Незнайка очень не любил касторку. Он испугался и говорит:
—  Нет-нет! Теперь я сам вижу, что портрет плохой.
Он поскорей снял со стены портрет Пилюлькина и порвал его…...
Так было со всеми. Всем нравились портреты других, а свои не нравились.

Очевидно, что нас с Незнайкой роднит отношение героев  произведений к нашему творчеству. Всем моим читателям нравилось, когда я писал о других, но стоило упомянуть их самих, как отношение ко мне и моим статьям кардинально менялось. Все меньше и меньше поздравлений с днем рождения появляется на моей стене в Facebook 20 марта, все больше и больше раздраженных комментариев приходит мне на почту и в личку. Я понял, что еще немного и я останусь совсем одинок и поздравление со своим 100-летним юбилеем получу разве что только от Президента РФ, как старейший и лучший отечественный киноаналитик, а этого мне мало, хочется получать  дружеские слова поддержки и от любимых, уважаемых мною коллег.

Итак, решено: не поддаваться на провокацию и хоть раз в кои-то веки оставить свое мнение (в данном случае о монографии Березина) при себе. Так я и ответил своему таинственному читателю: «есть вечные ценности и авторитеты. В отечественной аналитике Олег Березин — это наше все, это гигант мысли и отец всего сущего в анализе процессов кинопоказа и я не позволю всяким невежам марать грязными руками святое имя и светлый образ отца русской киноаналитики ».

 Но прошло еще немного времени и меня стал грызть червяк сомнения — а может мне просто слабо написать статью по Кондратьевским циклам и все мои вышеприведенные рассуждения не более, чем попытка оправдать мое незнание? Планы резко меняются: уделив свободную минутку, пишу большую (64 страницы!) разгромную рецензию на монографию Олега Станиславовича. Боясь обидеть Олега Станиславовича, пишу не для публикации, а для внутреннего использования, для себя, как единственного читателя, для собственного самоуспокоения. Получилось, как я и люблю — много страниц нудных, никому не интересных рассуждений. Именно так и надо писать свои работы. Так, в частности, писал мой кумир и недостижимый идеал в плане заумности — Иммануил Кант. Как пишут авторы Википедии о его главном труде «Критика чистого разума» :

после выхода работы в свет, читатели жаловались на её излишнюю сложность, что затрудняло понимание идей автора. ….Тот, кто впервые приступает к чтению работы, неизменно оказывается обескуражен её сложностью и запутанностью…. Характерными чертами при этом выступали использование специфического языка, своеобразное разделение текста на части и стремление добиться полноты в освещении исследуемого вопроса.

Вот и мне бы так научиться писать.

Написал, перечитал, восхитился и уничтожил свою статью, ведь я писал ее не для публикации. Если уж Николай Васильевич Гоголь мог позволить себе уничтожить второй том « Мертвых душ», то мне  тем более это простительно. Вот так я и оказался последователем Незнайки, Канта и Гоголя — неплохая компания!

Уничтожил и радостно отчитался о том Олегу Станиславовичу, мол для меня дружба превыше всего, если выбирать между ней и истиной, то я, в отличии от Платона и его друзей, выбираю дружбу. Я ставлю крест на своих амбициях и отказываюсь от публикации. В ответ Олег пишет мне

в отношении теории циклов вообще мир делится за сторонников, противников и критиков (о чем, кстати, упоминаю в книжке)... Вам видимо позиция вашего товарища Л.Д. Троцкого ближе!))) То, что я написал — это мое личное мнение и я очень допускаю, что оно может не совпадать с мнением даже 99% населения планеты... это же не отменяет моего мнения... так что you are welcome, Михаил... Но дискутировать буду с Вами только тогда, когда что-нибудь внятное напишете по существу, а не то, чем спамите Cinemaplex.

Вот так всегда: бережешь, бережешь хорошие отношения с человеком, тешишь себя иллюзией, что они вообще есть и неожиданно оказывается, что человек уже давно на тебя обижен, и видимо, обижен на абсолютно невинное замечание, что нехорошо не отчитываться по прокату своих фильмов, тем более нехорошо это делать, имея, кроме прокатной структуры, еще и аналитическую компанию. Странная реакция от известнейшего отечественного киноаналитика, тем более, что я только лишь процитировал издание «Кинобизнес Сегодня». Конечно же, я тоже считаю, что это все не повод для дискуссий, структурам Олега Станиславовича просто надо начать публиковать оперативные и достоверные данные по прокату своих фильмов. Скрывать результаты проката в наше время как-то «не айс», несолидно и никого не украшает. Приятно, что в очередной раз наши точки зрения с Олегом Станиславовичем совпали: не дискутировать же в самом деле по вопросу “надо или нет дистрибьюторам отчитываться”!

Поняв, что Олег Станиславович, невзирая на  совсем недетскую обиду, благословляет меня на дальнейшее творчество («пишите внятно и по существу»), я и написал уже данную статью. (Примечание редакции: пока текст готовился к публикации, Олег Березин ответил Михаилу Бублевскому на эти реплики. Ответ мы приводим в комментарии к статье).

Получилось гораздо короче и, надеюсь, не так нудно. Рассчитываю, что  хоть на этот раз я удовлетворю высочайшим требованиям Олега, и он снизойдёт до дискуссии со мной.

Что все-таки дает мне основание считать, что и я могу писать на тему применимости понятия К-волн к конъюнктуре рынка кинопоказа? Думаю, причины следующие:

  • и мне есть что сказать о циклах Кондратьева. О циклах Жюгляра и Китчина я уже упоминал в своих предыдущих работах, исследование по выявлению циклов Кузнеца в кинотеатральном прокате будет опубликовано  в самое ближайшее время, последний из четырех самых известных экономических циклов —  K-волны — тоже не бином Ньютона. Могу достаточно квалифицированно поговорить  на тему их существования и применимости при анализе рынка кинопоказа;
  •  по большому счету, для того, чтобы составить впечатление о качестве монографии Березина, достаточно ознакомиться с вышеуказанным интервью Олега Станиславовича. Точно так же, как о составе воды можно судить по ее капле и этого вполне достаточно, о качестве монографии можно судить по ее части, в данном же случае по статье.

 Итак, с благословления самого Олега Станиславовича Березина, продолжим исследование процессов, протекающих как в мировом, так и в отечественном кинопоказах.

А всем своим читателям, я говорю: Вы хочете песен? Их есть у меня! Слушайте правдивую и грустную песнь о Кондратьевских циклах и не говорите, что не слышали.

 ГЛАВА 1. МОИ СКРОМНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ ПО ВОПРОСУ СУЩЕСТВОВАНИЯ КОНДРАТЬЕВСКИХ ЦИКЛОВ.

 Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе — это науке неизвестно!

Карнавальная ночь

 

Как и договаривались, начну с выводов:

 Никаких длинных циклов не существует и, повторяя логику автора вопроса, можно утверждать, что раз никаких длинных циклов нет в глобальной мировой экономике, то их нет, они не действуют и на ее малом сегменте — рынке кинотеатрального проката.

Ситуация с длинными циклами (они же циклы Кондратьева, они же К-волны) напоминает ситуацию с такими широко известными явлениями нашей жизни как, например, НЛО, снежный человек или Несси. И вроде бы они есть, существуют многочисленные свидетельские показания встреч с ними, но вот только серьезная наука почему-то не верит в их существование.

Даже немногочисленные представители отечественных сторонников теории К-волн пишут:

«нельзя не упомянуть того обстоятельства, что сам факт существования кондратьевских волн до сих пор не получил окончательного признания в мировой науке, о чем так или иначе обязательно упоминают большинство исследователей К-волн. В результате создалась ситуация, при которой политологи, социологи, некоторые экономисты и другие обществоведы строят расчеты, модели, прогнозы исходя из К-волн (во всем мире и особенно в России), а значительная часть экономистов, в том числе и самых известных, сомневаются в их существовании или вовсе их отрицают. (А. В. Коротаев, Л. Е. Гринин.  Кондратьевские волны в мир-системной перспективе)

Про незначительное количество сторонников теории кондратьевских циклов в среде профессиональных экономистов — это ещё мягко сказано. В 1983 году, в год столетия со дня рождения выдающегося экономиста  Йозефa  Шумпетерa,  журнал «The Economist» провел опрос известнейших экономистов. Среди вопросов, что естественно, были вопросы, касающиеся и творческого наследия Н.Д. Кондратьева и, в частности, об отношении респондентов к самому понятию циклов Кондратьева. Из 93 опрошенных выдающихся экономистов современности, лишь 1 человек признался, что верит в существование этих циклов. Отдельно подчеркивалось, что ни один из живущих на период опроса  нобелевских лауреатов не принадлежал к числу сторонников этой теории. Опрос проводился анонимно, поэтому, кто этот смелый сторонник теории К –волн, так и осталось неизвестным.

Конечно, тот факт, что К-волны непопулярны среди профессионалов, не может не волновать сторонников этой теории. Обидно сознавать, что твои взгляды не разделяет ни один из уважаемых тобой коллег, а в числе твоих единомышленников одни не-специалисты и лузеры. Хочется пожурить коллег и посоветовать им исправиться, ведь К-циклы — такой удобный инструмент исследований:

«….игнорирование ведущими экономистами  длинноволновой динамики лишает их возможности увидеть главные глубинные причины важных явлений в экономике, в частности вызываемых сменой повышательных и понижательных тенденций К-волн. Например, нобелевский лауреат П.Кругман в своей монографии 2009 г. считает, что причины, по которым произошло замедление роста во всем развитом мире в начале 1970-х г.г., «до сих пор остаются в известной мере загадочными», тогда как для исследователей длинноволновой динамики эти причины в основе своей понятны» (Гринин Л.Е. Динамика кондратьевских волн в свете теории производственных революций).

Одним словом, странные люди эти нобелевские лауреаты по экономике: им дают в руки инструмент, объясняющий все загадки мироздания, а они так старательно отказываются от его использования.

Здесь те из моих читателей, кто не воспользовался возможностью перейти к следующей главе сразу же после кратких выводов, могут сделать это сейчас. Интуитивно же понятно, что если теория не имеет поддержки в среде профессионалов, то видимо не из-за каприза отдельных экономистов, а всё-таки по более существенным причинам, не позволяющим использовать циклы Кондратьева ни для анализа конъюнктуры рынка сейчас, ни для прогнозов ее состояния в будущем.

А для желающих понять, в чём же заключаются принципиальные недостатки теории К-волн, почему в среде профессионалов, особенно западных, принято считать, что они не существуют, продолжу своё повествование. Только не говорите потом, что букв много. Их ровно столько, сколько  надо! Тем более, что выводы, сделанные при подробном рассмотрении некоторых аспектов длинноволновой теории, помогут нам в следующей главе, когда мы будем рассматривать, насколько удачно Олег Станиславович использовал наработанный опыт в их использовании при анализе процессов кинопоказа.

СУТЬ ИССЛЕДОВАНИЙ Н. Д. КОНДРАТЬЕВА

Важный этап в развитии теории длинных волн связан с работами Н. Д. Кондратьева в период с 1922 по 1925 гг. и обобщен в докладе «Большие циклы экономической конъюнктуры». Н. Д. Кондратьевым был выполнен наиболее глубокий для того времени анализ длинных циклов: им были исследованы цены, процент на капитал, оборот внешней торговли, производство угля и чугуна, а также ряд других показателей для Англии, Франции, Германии и США. Для большинства исследованных показателей Н. Д. Кондратьевым было обнаружено наличие циклических волн продолжительностью в 48–55 лет, причем все выявленные волны были в достаточной степени синхронизированы, что позволило Н. Д. Кондратьеву составить единую периодизационную таблицу (из-за экономии места я ее не привожу).

Здесь важно отметить, что первоначально длительность циклов определялась длительностью в 48-55 лет, а не 40-60 лет, как сейчас. Почему границы циклов так сильно размылись, мы увидим в дальнейшем

 В отличие от бизнес-циклов, имеющих длительность около 10 лет, которые прямо сказываются на поведении индивидуумов, предприятий, банков, государств, К-волны непосредственно не ощущаются. Их проявление Кондратьев видел в том, что в повышательной части длинной волны обычные краткосрочные кризисы бывают менее тяжелыми, чем в ее понижательной части. Кроме того, долгосрочные периоды повышения конъюнктуры, как правило, значительно богаче крупными социальными потрясениями и переворотами в жизни общества (революции, войны), чем периоды понижения. Необходимо отметить, что применительно к производственным показателям на мировом уровне во время понижательных, или нисходящих, фаз (В-фаз) кондратьевских циклов мы имеем дело скорее с сокращением темпов роста производства, чем с реальным падением производства (которое редко продолжается более 1–2 лет). В то же время в ходе повышательных, или восходящих, фаз (А-фаз) мы имеем дело с относительным ускорением общих темпов роста производства сравнительно с предшествовавшей нисходящей фазой (см., например: Modelski 2001; 2006); отметим, что Дж. Модельски вполне логично предпочитает обозначать нисходящие фазы как «фазы разгона» (take-off phase), а восходящие фазы — как «фазы быстрого роста».

 Как же получить доказательства существования длинных волн, если их действие далеко не очевидно, не бросается в глаза? Н. Д. Кондратьевым для изучения временных рядов был использован метод регрессионного анализа.

Подробное описание применения данного метода было представлено им в докладе «Большие циклы экономической конъюнктуры».

Предварительная обработка исходного статистического материала, проведенная Н. Д. Кондратьевым, заключалась в масштабировании временных рядов, с этой целью Кондратьев делил годовые величины исследуемых рядов (там, где это допускалось природой изучаемого явления) на численность населения страны. Это было сделано по двум соображениям:

– деление ежегодных величин ряда на численность населения позволяет подойти к определению кривых, выражающих реальный рост хозяйства.

— деля первоначальные ряды данных на численность населения, Кондратьев делает величины этого ряда более сравнимыми до и после изменения территории, так как на протяжении времени территории стран, например, Франции, менялись.

Далее Н. Д. Кондратьев устраняет общую тенденцию из динамики анализируемого временного ряда. Для этого по каждому эмпирическому ряду данных им строится теоретическая кривая (тренд), которая достаточно точно отражала бы общее направление основной тенденции эмпирического ряда. В качестве теоретических кривых Н. Д. Кондратьев, за редким исключением, применял полиномиальную аппроксимацию со степенью не выше второго порядка. Поиск коэффициентов полинома при этом производился по методу наименьших квадратов.

На следующем этапе Н. Д. Кондратьев, основываясь на выделенном тренде, определял для каждого года отклонение от него эмпирического ряда. Таким образом, полученный на этом этапе ряд представляет собой суперпозицию не только больших циклов, но и циклов средних и малых и далее вплоть до случайных колебаний. Для выделения больших циклов Кондратьев подвергал полученные ряды отклонений выравниванию по методу подвижной средней. При этом для того, чтобы в процессе выравнивания сгладить и тем исключить влияние средних циклов, продолжительность которых равна в среднем приблизительно 9 годам, используется подвижная средняя за 9 лет.

 Прямо скажем, непростой метод и, вполне возможно, даже не всем моим читателям понятный. Метод наименьших квадратов, линии тренда, метод подвижной средней… Понятно одно, метод не так сложен, как трудоёмок. Ведь, по вышеописанному алгоритму, было необходимо обработать большие массивы информации по разным странам, притом, что подобные расчеты приходилось делать для каждой возможной линии тренда. Гигантский, титанический ручной труд. Понятно, что силами одного человека это было сделать невозможно. Вот, в частности, ответ на вопрос, почему до Кондратьева экономисты только выдвигали гипотезу существования длинных циклов, но не проверяли ее на практике. Почему же никому проверить длинноволновую теорию было не под силу, а Кондратьев смог?

 ТВОРЧЕСТВО И СУДЬБА

Дело в том, что в России у Кондратьева было то, что он вряд ли мог в сколько-нибудь полном объеме и достаточно быстро получить в любой другой стране мира — Конъюнктурный институт с десятками сотрудников . И не случайно « Большие циклы конъюнктуры» начинаются с благодарности сотрудникам Института за техническую помощь. Государство создало уникальные условия для творчества, позволив содержать за свой счет группу безвестных «барышень-вычислительниц», усилиями которых и проверялись теории сотрудников Института, и не только самого Кондратьева. Именно наличие бесплатных вычислителей привело на работу в Конъюнктурный институт выдающихся отечественных экономистов того времени — Н.С.Четверикова из Питера,  и Е.Е.Слуцкого из Киева, создавших ядро секции методологии Института.

  Не случаен был и отказ Николая Дмитриевича на предложение своего старинного друга Питирима Сорокина возглавить кафедру экономики одного из американских университетов: таких условий работы, которое предоставило ему первое в мире государство рабочих и крестьян, он не смог бы получить ни в одной другой стране мира.

К сожалению или к счастью, нам не дано предугадать, что ждет нас в будущем. Не был исключением и Николай Кондратьев. В июне 1930 следует арест, суд, по делу реально не существующей Трудовой крестьянской партии, состоится только в 1932 году с приговором 8 лет тюрьмы. Тюремный срок Николай Дмитриевич отбывает в Суздале, где, невзирая на нечеловеческие условия пребывания в тюрьме, на резко ухудшившее состояние здоровья, ему удается работать над «Основными проблемами экономической статики и динамики», над книгой, которую он сам считал главным трудом своей жизни (А вовсе не длинноволновую теорию, о которой мы так много говорим).17 сентября 1938 году следует очередной приговор — «десять лет без права переписки», что на практике означало расстрел. В тот же день приговор был приведен в исполнение.

 Значительный интерес на Родине к трудам Н.Д. Кондратьева вернулся только с конца 80х годов прошлого века, к настоящему времени его творческое наследие достаточно хорошо изучено, правда, это касается в основном его знаменитой длинноволновой теории. Суздальский период творчества Николая Дмитриевича ещё ждет своего исследователя. Самой своей жизнью Николай Кондратьев парадоксальным образом подтвердил наличие циклов в нашей жизни, когда за подъёмом 20-х годов следует спад 30-х, потом очередной цикл в конце века.

 После данного краткого экскурса в историю, который я посчитал необходимым дать для понимания читателем некоторых вопросов, которые будут освещены в дальнейшем, вернемся к работам Николая Кондратьева 20-х годов по длинноволновой проблематике и, в первую очередь, в реакции на них отечественных экономистов.

 КРИТИКА ТЕОРИИ ДЛИННЫХ ВОЛН

Будет сильным преувеличением сказать, что работы Николая Кондратьева и его Конъюнктурного института по длинноволновой тематике встретили, если уж не восторг у современников, то хотя бы понимание и поддержку. Скорее наоборот, после первых же публикаций последовал шквал критики в адрес автора. Сам Кондратьев в одном из писем жене из тюрьмы говорил о том, что все его работы «вызывают шторм».

Квинтэссенцией критических замечаний явилась так называемая дискуссия 1926 года.  Будучи представлена научной общественности, теория больших циклов Н.Д. Кондратьева встретила достаточно жесткую критику, причем по всем направлениям: и в отношении примененных методов статистической обработки, и в отношении тех закономерностей, которые обнаружил проф. Кондратьев, и по части тех гипотез, которые он выдвинул в объяснение больших циклов.

 Читаю материалы этой дискуссии, выступления известнейших экономистов того времени и не могу не сочувствовать Николаю Дмитриевичу. Не хотел бы я оказаться на его месте! Критикуют все, критикуют с разных позиций и за дело. Ладно бы критиковали только признанные авторитеты в экономике, так ведь к этой компании присоединилось и большинство сотрудников, возглавляемого Николаем Дмитриевичем Конъюнктурного института. А с самым большим критическим докладом выступил даже соавтор его главного труда Дмитрий Иванович Опарин!

ТОЧКА ЗРЕНИЯ М. И. СПЕКТАТОРА

       Возьмем, например, такой непопулярный в наши дни аспект критики, как идеологический — несоответствие кондратьевских волн марксизму. Цитата из выступления М.И. Спектатора: «Проф. Кондратьев закончил свою речь категорическим заявлением, что никто не станет спорить против того его положения, что «периоды повышательных волн больших циклов, как правило, значительно богаче крупными социальными потрясениями и переворотами в жизни общества, чем периоды понижательных волн». Да, никто не станет спорить. Но кое-кто все-таки утверждает другое. И эти кое-кто — не кто иные, как Маркс и Энгельс, которые, как известно, заявили, что периоды кризиса являются периодами социальных переворотов и революционных выступлений. Думаю, что одно только это указание на Маркса и Энгельса освобождает нас от спора по этому вопросу с проф. Кондратьевым, так как вряд ли найдутся в нашем кругу такие, которые будут защищать точку зрения Н.Д. Кондратьева против Маркса и Ф. Энгельса. Важнее, что этот вывод проф. Кондратьева ярко иллюстрирует, куда заводит исследователя его формально-математический подход к социальным явлениям и его попытка укладывать историю в рамки математической статистики».

      Абсолютно логичное замечание, и мне, вслед за Марксом, кажется, что в период кризисов растет социальное напряжение в обществе (а как же иначе?), что и приводит к общественным потрясениям, вплоть до крайних их проявлений, в виде революций. Да, и сама жизнь подтверждает нашу с моими друзьями Карлом и Фридрихом правоту. Когда жизнь у западных пролетариев сытна и беззаботна, они менее всего склонны к революциям, падает популярность коммунистических идей и коммунистических партий. В одну из поездок на кинорынок в Санта-Монике, я проводил опрос среди местного  населения, знают ли они имя руководителя коммунистической партии США и где в Лос-Анджелесе находится местный офис компартии. Выбирал самых, как мне казалось, социально обиженных и в тоже время активных слоев населения: таксисты и проститутки. Из 256 опрошенных ни один человек не дал мне вразумительного ответа на поставленные мной вопросы.

Далее Спектатор  указывает на отсутствие новизны в предлагаемом кондратьевым подходе: «Точка зрения Кондратьева на кризисы — это точка зрения Туган-Барановского». И с этим опять-таки тяжело спорить.

Вот  комментарий  современного критика кондратьевских циклов:

«Кондратьев использовал ошибочную гипотезу своего научного наставника Туган-Барановского, высказанную им в работе «Бумажные деньги и металл» (1917 г.). Суть ошибочной гипотезы Туган-Барановского состоит в том, что он перенес модель 7-11 летних циклов Жюгляра на явление больших конъюнктурных волн. Эта модель по Туган-Барановскому выглядела так:
Повышательный фазис — кризис — понижательный фазис.
Туган-Барановский умер в январе 1919 г. И Кондратьев посчитал себя прямым продолжателем и наследником его в теории циклов. Неудивительно, что уже в работе 1922 г. «Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны» Кондратьев объединяет конъюнктурные волны по гипотезе Туган-Барановского, при этом всячески скрывая факт заимствования у бывшего своего наставника». (Смирнов А. Почему не существует циклов (волн) Кондратьева?  Финансы.ру  )

Видимо, тот факт, что идея кондратьевских циклов полностью позаимствована у Туган-Барановского, очевидна представителям нашей официальной науки, не случайно в сборнике, подготовленном силами специалистов экономического факультета МГУ есть только одно упоминание даже не о Кондратьеве, а об его Конъюнктурном институте, в главе, посвященной У.Митчеллу, в то время, как теории экономических кризисов М.И. Туган- Барановского посвящена целая большая глава. («КАПИТАЛ» И ЭКОНОМИКС. ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИИ, ТЕОРИИ, ПРЕПОДАВАНИЯ. Выпуск 4. МГУ, 2010)

A В. Я. Железнов в очерке «Rußland» (1927), противопоставил теории кризисов Туган-Барановского более перспективную, по его мнению, теорию цикла М. Бунятяна, опять не обсуждая теорию экономических циклов профессора Кондратьева, хотя к 1927 году его основные труды по данному направлению экономической мысли уже были опубликованы. Может быть потому, что и Железнову было понятно, что собственно говоря никакой такой теории Кондратьева, отличной от взглядов Туган-Барановского не существует и никогда не существовало?

ВЗГЛЯД НА ТЕОРИЮ Д. И. ОПАРИНА

Но, вернемся к дискуссии 1926 года. Львиная доля замечаний была подготовлена Д.И. Опариным, который подготовил специальный контрдоклад, содержащий критический разбор теории Н.Д. Кондратьева. Основные положения контрдоклада сводились к следующему.

Во введении Д.И. Опарин отметил, что доклад проф. Кондратьева по существу состоит из трех частей. При этом первая часть доказывает существование больших циклов конъюнктуры в движении целого ряда экономических показателей путем утонченного математического анализа. Вторая часть устанавливает некоторые эмпирические закономерности, с одной стороны, подтверждающие существование больших циклов, а с другой стороны, проливающие свет на теоретическую концепцию Н.Д. Кондратьева. Третья часть содержит в себе теорию больших циклов.

Поэтому свои замечания по докладу проф. Кондратьева Д.И. Опарин также разделил на три части и в результате критического разбора пришел к следующим выводам.

I . По первой части.

1) В математической обработке данных допущены некоторые технические неточности, впрочем, очень незначительные и не оказывающие влияния на выводы.

2) Вековые тенденции движения анализируемых проф. Кондратьевым показателей найдены им формально-математическим путем, а не на основе «теории схематического равновесия», вследствие чего с точки зрения экономического анализа они являются недоказанными, а иногда и совершенно неправильными.

3) Исходя из вышеприведенного тезиса и анализа движения разбираемых экономических показателей, можно установить, что колебания данных периодов наблюдаются только в 2-х рядах показателей (движение цен и движение процента по долгосрочным размещениям).

II . По второй части.

1) Наличие значительных технических изобретений в периоды понижательной волны больших циклов не подтверждает кривых движения экономических показателей, установленных проф. Кондратьевым.

2) Наличие наибольшего числа социальных потрясений в периоды повышающихся волн больших циклов в некоторых случаях противоречит теоретической концепции проф. Кондратьева.

3) Утверждение о понижении покупательной силы сельскохозяйственных продуктов в периоды понижательных волн больших циклов неправильно.

III . По третьей части.

1) Выдвигаемая проф. Кондратьевым теория больших циклов противоречит фактам экономической жизни.

2) Теория проф. Кондратьева несостоятельна с точки зрения теоретических положений политической экономии.

3) Имеющие место колебания длительных периодов двух вышеуказанных показателей можно объяснить с точки зрения построений Касселя.

4) Отсюда утверждение проф. Кондратьева о цикличности (в его понимании) экономических показателей в длинные периоды неправильно.

Д. И. Опарин писал:

«В своем докладе профессор Кондратьев указывает, что для нахождения векового уровня он строит в соответствии с методами математической статистики такую теоретическую кривую, которая достаточно точно отражала бы общее направление основной тенденции эмпирического ряда. Н. Д. Кондратьев, применяя формальный метод, не останавливается на вопросе о том, соответствуют ли найденные им плавные уровни (теоретические кривые) действительным эволюционным тенденциям (т. е. имеют ли они известный экономический смысл) или просто представляют из себя некоторое математическое построение, дающее возможность установления больших циклов»

 ХОР КРИТИЧЕСКИХ ГОЛОСОВ ОТ СОВРЕМЕННИКОВ КОНДРАТЬЕВА ДО НАШИХ ДНЕЙ

Высказанные другими участниками обсуждения замечания, относящиеся к методике исследования, отчасти повторяли критику Д.И. Опарина, отчасти дополняли ее.
На несовершенство метода, подхода Николая Кондратьева к выявлению длинноволновой динамики, обязательно указывают все исследователи К-волн, даже самые заядлые апологеты Николая Дмитриевича. «Когда Кондратьев удалял из эмпирических данных тренд, ему не удавалось убедительно объяснить, что стоит за этим трендом» (Garvy G. 1943. Kondratieff's Theory of Long Cycles. Review of Economic Statistics 25/4: 203–220).
Уравнения, которые Кондратьев использовал для описания этих кривых долгосрочных трендов включают очень сложные (зачастую кубические) функции . Это заставляет сомневаться в теоретической значимости и методологической неизбыточности выявляемых в результате длинных волн, которые уже не могут рассматриваться просто как вариации в темпах роста производства
Любопытно, что, например, самый наш известный статистик того времени А. А. Чупров, даже не был в курсе того, чем занимался Кондратьев, и не знал его имени-отчества . В свете позднейших работ Кондратьева незнакомство Чупрова с его работами является еще одним подтверждением того, что Николай Дмитриевич не занимался теоретическими проблемами корреляции, которым придавалось решающее значение в «школе Пирсона». Вплоть до 1928 г. Кондратьев следовал в статистике индексному методу. Это подтверждает и его пристрастие к секции индексов и цен (М. В. Игнатьев, А. А. Конюс, Л. М. Ковальская) , и, можно сказать, единственное обращение к коэффициентам корреляции за период с 1922 по 1928 г. в рецензии под названием «Новый труд по теории русской хозяйственной конъюнктуры» на книгу С. А. Первушина «Хозяйственная конъюнктура» 1925 г .
Раз уж вспомнил о Сергее Алексеевиче Первушине, то упомяну и о его выступлении. Я обратил внимание на 3 важных положения:
1. «Ни Н.Д. Кондратьев ничего не доказал, ни Д.И. Опарин ничего не опроверг». Таким образом, вопрос о существовании длинных циклов остается открытым
2. О наличии больших волн в мировой экономике, говорили и до Кондратьева, в частности, такие авторитеты, как Афталион, Лескюр, Шпитгоф. Так что и здесь ничего нового.
3. Если Опарин считает, что больших волн не существуют, а Кондратьев, что существуют, но они присущи только капитализму (в «Больших циклах конъюнктуры» читаем: «С самого начала я должен указать … что мое исследование относится только к условиям капиталистического общества». ) , то Первушин считал, что они присущи динамике хозяйства, как таковой, и их нельзя связывать с капиталистическими условиями производства, как малые или средние циклы.
Новизна Кондратьевской модели, ярко высвечиваемая в сравнении с подходами У. Митчелла и У. Персонса, несколько блекла от полемики с С.А. Первушиным, считавшим большие циклы просто «гигантскими структурными сдвигами в экономике», а также с сотрудниками секции методологии Конъюнктурного института (Н.С. Четвериковым, Е.Е. Слуцким), которые критиковали большие циклы в части статистических и эконометрических приемов. В итоге Кондратьев, до конца 1920-х гг. следовавший в своих исследованиях «ценностному подходу» и индексному методу (вместе с сотрудниками секции индексов и цен А.А. Конюсом, М.В. Игнатьевым и Л.М. Ковальской), столкнулся с необходимостью создания и изложения законченной системы взглядов .
Кстати, если я правильно понял, и Олег Станиславович, считает, что при социализме длинные экономические циклы действуют как-то по другому, не так, как в капиталистической экономике. По крайней мере, он предлагает нам свою собственную теорию перезапуска циклов. Современные экономисты все-таки не такие творческие люди, как Олег Березин, поэтому у них все намного проще.
Так, уже в 1939 году А. Афталионом высказывались гипотезы о сохранении в социалистической экономике периодических кризисов. В 80–90 е годы развернулись исследования длинноволновых колебаний в российской экономике, в том числе и на социалистическом этапе ее развития, хотя циклы здесь сильно деформированы. Например, Алене Фоминой , в результате выполненных исследований временных рядов за полтора столетия удалось выделить два крупных подынтервала (1980–1917 и 1917–1991 гг.), в каждом из которых прослеживается полторы волны кондратьевских циклов, дается характеристика каждого периода подъема (1850–1875, 1893–1913, 1945–1972 гг.) и спада (1875–1893, 1917–1945, 1972–2000 гг.).
Так, что в споре Первушина и Кондратьева, правда на стороне, скорее всего, Первушина. Если кондратьевские циклы существуют и действуют в экономике, то они действуют везде, не зависимо от строя и типа экономики-социалистической либо капиталистической. Может и Олег Станиславович, вслед за Николаем Дмитриевичем, ошибается, излишне напирая на специфику рынка при социализме?

 ДЛИННОВОЛНОВАЯ ТЕОРИЯ: ЦИКЛЫ ИЛИ ВОЛНЫ?

Читая материалы дискуссии, невольно обращаешь внимание на отсутствие такой актуальной, до недавнего времени, темы для дискуссии, как чем же все-таки является обсуждаемое нами явление — длинными циклами или волнами? Да это и понятно, ведь главный закоперщик в обсуждении этой темы — Лев Давидович Троцкий, был, в то время, правда, еще не в ссылке, но уже в опале. Так, что от греха подальше, эта тема не поднималась, хотя она представляет значительный интерес. По мнению есмотря на то, что эти термины часто используются как синонимы, различие между ними заключается в регулярности явления.

«Циклы» в отличие от «волн» носят более строгий, регулярный характер и обусловлены, в основном, действием эндогенных факторов. «Волны» же, в свою очередь, подвержены действию как экзогенных, так и случайных факторов и, следовательно, могут не повторяться во времени. В качестве примера можно привести следующее высказывание Л. Д. Троцкого:

«Периодичность малых циклов обусловлена внутренней динамикой капиталистических сил, проявляющейсебя всегда и везде, раз налицо рынок. Что же касается тех крупных (в 50 лет) отрезков капиталистической кривой, которые профессор Кондратьев неосторожно предлагает тоже назвать циклами, то их характер и длительность определяются не внутренней игрой капиталистических сил, а теми внешними условиями, в русле которых протекает капиталистическое развитие. Приобщение к капитализму новых стран и материков, открытие новых естественных богатств и вслед за этим большие факты «надстроечного» порядка, как войны и революции, определяют характер и смену подъемных, застойных или упадочных эпох в капиталистическом развитии» (Троцкий Л. Д. О кривой капиталистического развития// Вестник социалистической академии. 1923. Кн. 4. С. 9.).

Обращаю внимание своих читателей, что  специальной литературе при описании длинноволновых явлений широко используется понятие волн, например, термины К-волны или  кондратьевские волны. Таким образом, современные сторонники кондратьевских циклов, в явном или неявном виде, признают их волновую природу и, следовательно, случайность их происхождения и отсутствие повторяемости во времени.

Правда, у меня возникает вопрос, раз кондратьевские циклы проявляются, в значительной степени, случайным образом, то как нам использовать эту теорию, ведь, из -за того , что нам неясно будет ли очередная волна или нет,  ее нельзя использовать для прогнозирования кризисов. А зачем нам тогда нужна теория, которую нельзя использовать для прогнозов конъюнктуры рынка?

 ВЗГЛЯДЫ НА ЦИКЛИЧНОСТЬ Е. Е. СЛУЦКОГО

Когда мы говорим о критиках длинноволновой теории Николая Дмитриевича Кондратьева, то первым, обычно вспоминается Дмитрий Иванович Опарин. Это самый известный критик кондратьевский циклов, сделавший себе на этом имя. Действительно, мы видели, как уверено Опарин разнес в пух и прах принципиальные положения теории К-волн, сделав вывод , что длинных волн не существуют. И вроде к мнению Дмитрия Ивановича надо бы прислушаться. в отличии от того же Кондратьева он признанный специалист в статистике, не случайно же он возглавлял кафедру статистики одного из ВУЗов страны. Но, если покопаться в специализированной литературе, то выяснится, что как раз критика Опарина прошла для Кондратьева совершенно не заметно, от всех критических замечаний Николай Дмитриевич просто отмахнулся, так он был уверен в идеях своего учителя о существовании длинных волн.

Поставил же крест на этой теории, заставив полностью изменить взгляды на цикличность, другой сотрудник Конъюнктурного института Евгений Евгеньевич Слуцкий. «В 1927 г. в издаваемом Конъюнктурным институтом журнале «Вопросы конъюнктуры» была напечатана статья E. E. Слуцкого «Сложение случайных причин как источник циклических процессов». В ней обсуждались результаты вычислительного эксперимента, проведенного E. E. Слуцким с сотрудниками.

Содержание эксперимента сводилось к следующему. Бралась последовательность взаимно независимых одинаково распределенных случайных чисел. В качестве таковых использовались последние цифры номеров облигаций, выигравших в нескольких тиражах выигрышного займа. Эта последовательность рассматривалась как модель некоторого исходного временного ряда, который затем подвергался сглаживанию посредством скользящего усреднения. Сглаженный ряд снова подвергался такой же обработке и т.д. В результате трех-четырех последовательных сглаживаний получались ряды, представляющие собой гладкие и почти строго периодические волны.

В статье E. E. Слуцкого приводится анализ этого эффекта, выполненный методами теории случайных процессов, в то время еще только зарождающейся. Он выдвинул гипотезу о том, что многие колебательные процессы, в частности экономические, механизм формирования которых сегодня неясен, могут представлять собой результат накопления чисто случайных флуктуаций, подобно тому как это имело место в вычислительном эксперименте».

В конечном итоге, работы Слуцкого привели к полной трансформации взглядов Кондратьева на цикличность, к полному отказу от этой теории. Как это происходило, подробно исследовал в своих работах Петр Клюкин (Клюкин П.Н. Статистический метод в анализе проблем «социальной экономии» в работах Н.Д.Кондратьева и Е.Е.Слуцкого. Вестник СПбГУ. Сер. 5. 2011. Вып. 3)

«Прозрев как в кристалле» идею случайного процесса еще в Киеве, Слуцкий поехал в Конъюнктурный институт реализовывать свои планы по вычислительной работе, а не заимствовать идеи у Кондратьева . Их интересы на самом деле совпадали очень мало. Здесь еще весьма «кстати» (в важном для нас контексте связи с занятиями Кондратьева) Четвериков сделал серьезное признание в том, что он недолюбливает теорию индексов в качестве раздела теоретической статистики . Образуя оппозицию Кондратьеву в методах исследования в секции методологии Конъюнктурного института, и Слуцкий, и Четвериков, были, в частности, критически настроены в отношении идеи больших циклов. Слуцкому от Института нужны были, прежде всего, вычислители, но никто иной, как Четвериков, первым выяснив планы Слуцкого (март, 1926), сказал ему, что это может быть подходящей плановой работой для Института. Характерна реакция Слуцкого: «Тогда это совсем весело!» (в письме Ю. Н. Слуцкой от 20.03.1926) .

11 июня 1926 г. Слуцкий показывал Кондратьеву «некоторые свои результаты» по ведущейся работе «Сложение случайных величин как источник циклических процессов» (1927) , но Кондратьев, судя по дошедшим материалам, осознал теоретическое значение этих результатов только в Суздале в 1932–1933 гг. Дело в том, что они носили эмпирический характер, так как были получены еще до формулировки математического фундамента, заложенного Слуцким в период 16–22 июня того же года. В итоге «Кондратьев очень доволен и не будет меня торопить с окончанием — а это ведь для меня самое главное» (письмо Ю. Н. Слуцкой от 11.06.1926). В отсутствие математического фундамента Кондратьев скорее всего воспринял результаты Слуцкого о полученных циклических процессах как подтверждение своей собственной точки зрения.

        Дальнейшая эволюция взглядов Кондратьева (после 1928 г.) показывает последовательное освоение им идейного наследия, накопленного в секции методологии изучения конъюнктуры Конъюнктурного института.

Находясь в Бутырской тюрьме, он опять обращается к Чупрову и его «Очеркам по теории статистики». Книга, о которой в Суздале он скажет, что она «настольная и всегда будет необходима», привлекается Кондратьевым на важных этапах исследования проблемы общества как совокупности хозяйственных явлений. Кондратьев формулирует «проблему Чупрова». Из текста «Бутырской рукописи» не видно, было ли у Кондратьева ее решение.

Возможно, в гл. X «Теория цены и равновесия товарного рынка» он искал ответ в законе спроса и предложения, который и всеобщ как закон, и эмпирически проверяем как факт хозяйственной жизни. Однако глава обрывается на самом интересном месте.

Ответ, следовательно, нужно искать в «Суздальских письмах». Продолжая писать «Бутырскую рукопись» уже в Суздале, Кондратьев двигается по «Чупровской» линии. Он приходит сначала к О. Андерсону (начиная с письма от 28.04.1932, затем в письмах 1932 г. от 19.05, 1.09, 20.10, 27.10), потом возвращается к Четверикову (письмо от 28.04.1933) и, наконец, снова обращается к Андерсону, к его одной из наиболее зрелых протоэконометрических статей, в которой специально обсуждаются методы работы с временными рядами, и статистический метод элиминирования циклических компонент ряда У. Персонса (которому следовал Кондратьев).

Однако интереснее другое. С 20.10.1932 г. Кондратьев последовательно и настойчиво запрашивает все основные статьи Слуцкого (просьба повторяется 10.03.1933). Одну из них он получает в интервале 14–28 апреля 1933 г. Затем, 28 апреля1933 г., т. е. после прочтения ее, «чуть не забыл основную просьбу. Мне очень необходимы две статьи Е. Е.Слуцкого», т.е. статья «О законе больших чисел» (1925)  и ее расширенный в математическом отношении аналог. В ней, напомним, содержалась математическая концепция случайного процесса в качестве решения «проблемы Чупрова». (Кондратьев подчеркивает: «[Этой] второй статьи у меня не было».) И, наконец, в заключение он просит «Теорию корреляции» , которой также не было у него в библиотеке; но «можно было бы попросить через Люд[милу] Мар[ьяновну] [Ковальскую] у Е. Е. Мне было бы очень грустно узнать, что он отказал» (письмо от 15.09.1933). И тут же характеристика проникновения в суть дела: «Чем больше я читаю Слуцкого, тем выше ставлю его и заочно шлю ему, как автору, свои комплименты» .

       К Кондратьеву пришло понимание того, до какой степени эти работы Слуцкого ставят под сомнение результаты его собственных исследований относительно существования и, главное, теоретического объяснения больших циклов.

Имея в виду модель 1934 г., которая построена на других основаниях, нежели «объясняющая гипотеза» больших циклов (Й. Шумпетер), можно дать объяснение как тому факту, что «Кондратьев (в 1926–1927 гг.) не осознавал всех следствий из работы Слуцкого о сложении случайных причин», так и тому удивительному обстоятельству, что он «не производил последующем необходимых расчетов по своей модели и даже, по-видимому, не упоминал о существовании самой проблемы».

Можно сказать, что, осознав в Суздале формальный результат Слуцкого, Кондратьев искал затем то новое содержательное понимание случайности, которое Слуцкий реализовывал в своих вычислительных моделях. И для этого он просил все указанные работы Слуцкого, причем в той обратной последовательности, в какой это запечатлено в «Суздальских письмах».

Действительно, если читать «Бутырскую рукопись», имея перед собой работы Слуцкого 1912–1927 гг., то не покидает ощущение, что Кондратьеву в его трактовке «закона больших чисел» применительно к разработке проблем хозяйства как единого целого недоставало как раз того надлежащего понятия случайности, к которому Слуцкий постепенно подходил за эти годы и которое явным образом реализовал в цикле статей 1925–1927 гг.

Последующая трансформация Кондратьевского подхода в 1932–1934 гг. от больших циклов к одной из первых моделей экономического роста получает, таким образом, еще один значимый аргумент в пользу своего существования.

В Суздальский период (1932—1933) Кондратьев штудирует основные статистические произведения Слуцкого за период 1912—1927 гг., и начинает разработку новой экономической модели, основываясь, с одной стороны, на работах по экономической теории (Л. Вальрас, Р. Ауспиц, Р. Либен, К. Викселль, А. Пьетри-Тоннелли), а с другой — на работах по биологии в поисках надлежащих кривых роста (А. Лотка, Р. Пирль, В.А. Базаров).  Созданная им динамическая модель экономического роста (1934) содержит в себе идею воспроизводящейся совокупности, которая в основе своей эмпирически проверяема и означает развитие теории эволюционных (необратимых) экономических процессов.

Как, возможно, помнит мой читатель, и я активно использую при построении математической модели кинопоказа закономерности, полученные в математической демографии Ферхюлстом, Лотки и Лесли. И еще считал, что мои исследования очень оригинальные. Оказывается и Кондратьев в Суздальской тюрьме использовал похожие подходы.

Что можно сказать о теории, в которой, по мере своего роста, как ученого, разочаровался, от которой отказался сам автор? Наверное, это все-таки  риторический вопрос….

ТРУДЫ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ КОНДРАТЬЕВА

Человечество, по мере своего развития, по мере накопления знаний, все время отказывается от устаревших научных теорий, стряхивая этот песок истории, как ненужный балласт. Естественно, что еще некоторое время, возможно даже значительный период времени, остаются сторонники старой, отжившей свое научной концепции. И не мне, осуждать сторонников длинноволновой концепции. У меня у самого «рыльце в пуху», я являюсь стихийным сторонником геоцентрической системы мира, согласно которой мы имеем плоскую, неподвижную Землю, с вращающимся вокруг нее Солнцем. Эта точка зрения мне близка и понятна, в отличии от всем известной гелиоцентрической системы, хотя Коперник еще в 1543 году научно обосновал всю ложность моих взглядов. А я все равно не понимаю, как можно жить на вращающейся, круглой планете и не падать с нее. Поэтому, повторюсь, что не мне критиковать того же Олега Станиславовича за его тягу к давно отжившим свое концепциям экономической мысли.
Чтобы окончательно закрыть тему длинноволновой теории, рассмотрим, что привнесли в нее труды последователей Кондратьева. Может хотя бы результаты их работ как то кардинально изменили ситуацию с К-волнами?
Как и любое учение, теория кондратьевских циклов распадается на множество течений, направлений, ручьев и ручейков. В рамках общей для всех веры в существование К — волн, разные ее направления определяются по тому, в чем конкретно верующий видит причины такого странного явления как К-циклы и какие математические методы он использует при обработке временных рядов.
К настоящему времени предложено значительное число объяснений наблюдаемой динамики кондратьевских волн . Так как на ранних стадиях исследований К-волн они были с наибольшей надежностью выявлены для ценовых индексов, большинство объяснений, предложенных в этот период, были монетарного плана. Например, К-волны связывали с инфляционными шоками, порожденными наиболее масштабными войнами (см., например: Åkerman 1932; Bernstein 1940; Silberling 1943 и т. д.). Отметим, что в дальнейшем такие объяснения утратили свою популярность, так как классическая К-волновая структура в колебаниях ценовых индексов после Второй мировой войны прослеживаться перестала (см., например: Бобровников 2004: 54).
Сам Н. Д. Кондратьев объяснял динамику длинных волн прежде всего на основе динамики капитальных инвестиций. Это направление в объяснении кондратьевской волновой динамики получило свое дальнейшее развитие в работах Э. Манделя (Mandel 1975; 1980), Дж. У. Форрестера и его коллег (см., например: Forrester 1978; 1981; 1985; Senge 1982 и т. д.), А. ван дер Цвана (van der Zwan 1980), Х. Глисмана, Х. Родемера, Ф. Уолтера (Glismann, Rodemer, Wolter 1983) и т. д.
Однако в последние десятилетия наиболее популярным стало объяснение динамики К-волн, связывающее ее с волнами технологических инноваций. Это направление получило значительное развитие в исследовании Й. А. Шумпетера (Schumpeter 1939), уже с начала ХХ в. разрабатывающего концепцию предпринимателя-новатора. Шумпетер именно в волнах технологических инноваций во многом видел важнейшее объяснение причин больших циклов (дальнейшее развитие шумпетерианская версия теории К-волн получила в следующих работах: Mensch 1979; Kleinknecht 1981; 1987; Dickson 1983; Freeman 1987; Tylecote 1992; Глазьев 1993; Маевский 1997; Modelski, Thompson 1996; Modelski 2001; 2006; Яковец 2001; Freeman, Louçã 2001; Ayres 2006; Dator 2006; Hirooka 2006; Papenhausen 2008; Kleinknecht, van der Panne 2006; Лазуренко 1992; Глазьев 2009; Полтерович 2009; Korotayev, Zinkina, Bogevolnov 2011; Акаев, Румянцева и др. 2011). В рамках этого подхода каждая кондратьевская волна связана с определенным ведущим сектором (или ведущими секторами), технологическим укладом, технологической системой, технологическим стилем или техно-экономической парадигмой.
Как я понимаю, и Олег Станиславович тяготеет к школе Шумпетера в объяснении природы кондратьевских волн в кинопоказе.
Было предпринято и несколько попыток объединить инвестиционное и инновационное объяснение К-волновой динамики в рамках единого теоретического подхода (см., например: Rostow 1975; 1978; van Duijn 1979; 1981; 1983; Меньшиков, Клименко 1989; Румянцева 2003; Акаев 2010; Акаев, Садовничий 2010; Акаев, Румянцева и др. 2011).
Значительно различаются и методы обработки данных, используемые разными авторами. Самые популярные на сегодняшний момент времени, это регрессионный и спектральный анализы, а также метод главных компонент
При эмпирическом исследовании циклических колебаний в экономике особую значимость наряду с выбором исходных статистических показателей приобретает обоснование и выбор математического аппарата. Проблема обоснования использования тех или иных математических процедур не решена до сих пор и требует дополнительного рассмотрения.

МАТЕМАТИЧЕСКИЕ И СТАТИСТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ АНАЛИЗА

Следует отметить, что предметом дискуссий являются как конкретный математический аппарат, так и разногласия, возникающие в рамках одного и того же метода. Так, например, среди приверженцев регрессионного анализа существуют различные мнения о форме тренда, степени полинома (если он выбран в качестве тренда), методах устранения шума и волн меньшей продолжительности. Ряд авторов утверждают, что вывод о наличии или отсутствии колебаний в исходных статистических материалах зависит от выбора тренда. По мнению А. Клейнкнехта [Kleinknecht A.], ни один из исследователей, рассматривающих отклонения от тренда, не подтверждает экспоненциальный характер развития производства в условиях отсутствия колебаний, а выделение регулярных колебаний на фоне трендового движения правомерно только в том случае, когда эти тенденции вызваны независимыми друг от друга условиями и причинами.

Не лишен серьезных недостатков и такой популярный метод обработки данных, как спектральный анализ[4]

Первым направлением практического приложения теории случайных процессов стал так называемый спектральный анализ, позволявший выделять «доминирующие частоты» во временных рядах и определять соответствующие им циклы. Данные исследования подробно описаны в работе Грэнджера и Хатанаки, опубликованной в 1972 году. Развитие спектрального анализа в 50–60 е годы совпало, прежде всего, со всплеском интереса к циклам Кузнеца.

Многими авторами применялся аппарат спектрального анализа применительно к экономическим циклам, но результаты его использования далеко не однозначны. Так, например, Форрестер считал, что данному методу свойственны два серьезных недостатка:

– экономические временные ряды (циклы) обычно не требуют стационарности и поэтому они должны быть организованны стационарно, т. е. тренды должны быть исключены. В своих исследованиях Метц отмечал[7], что результаты спектрального анализа очень чувствительны к методу исключения трендов (анализа тенденций) и пока еще не был разработан такой «нейтральный» статистический метод, который позволял бы определить адекватный тип трендовой модели (модели анализа тенденций);

– большая часть анализируемых временных циклов является слишком короткими для достоверного анализа. Ван Эйвик признает, что мнения относительно длительности временных рядов, которые должны быть подвергнуты спектральному анализу, различаются очень сильно: «К примеру, согласно Клотзу и Неилу, должны быть временные ряды, которые по крайней мере в три раза длиннее, чем самый длительный цикл. Гренджер и Хатанака говорят о необходимой длительности такого цикла, по их исследованиям, данный цикл должен превышать в семь раз имеющиеся данные, а Сопер убежден, что кратной суммой является десять, если мы хотим привести серьезный тест при помощи спектрального анализа».

     Метод главных компонент. Данный метод позволяет разложить исходный ряд на его слагаемые, интерпретируемые как тренд, низкочастотные и высокочастотные циклические колебания и случайные (шумовые) составляющие. Понятно, что в действительности все эти элементы временного ряда выступают в неразрывном единстве. Однако, если предположить, что динамика исследуемой экономической системы формируется под влиянием множества разнообразных факторов, представляется теоретически возможным выделить вклад каждого из этих факторов в эту динамику, т. е. найти внутреннюю структуру временного ряда. Понимание же внутренней структуры временного ряда, в свою очередь, позволит детализировать причинно- следственные зависимости, воздействующие на общее состояние экономической системы, и тем самым уточнить действие механизмов формирования циклических тенденций.

Рядом исследователей выявлены четкие критерии и проблемы при выделении длинноволновых колебаний, которые позволяют минимизировать погрешность, причем основные проблемы,  связанные с обоснованием и выбором метода математической обработки исходного статистического материала могут быть сведены в три группы:

Проблема «тренда». Поскольку подавляющее большинство экономических показателей имеет повышательную динамику, необходимо отделить длинноволновые колебания от тренда, точнее, от временной составляющей, превышающей некую заданную величину (например, 60 лет).

Проблема «шума». Для выделения длинных волн необходимо исключить влияние краткосрочных изменений рассматриваемого показателя, т. е. колебаний, связанных с конъюнктурными, случайными факторами, а также с циклами меньшей продолжительности (например, с периодом до 30 лет).

Проблема «существования». После очистки временного ряда от «тренда» и «шума» полученный «очищенный» показатель должен иметь наглядную колебательную динамику с периодом около 50 лет (согласно гипотезе Кондратьева).

Из сделанного анализа следует вывод о том, что результаты регрессионного анализа статистического материала находятся в сильной зависимости от выбора статистических показателей и методологии формирования тренда. Методы спектрального анализа, несмотря на кажущуюся простоту и наглядность, позволяют определить лишь вероятностные характеристики спектров.

 ЦИКЛЫ, ДАТЫ И ПЕРИОДЫ

 

    Не удивительно, что разные исследователи, исходя из разных предпосылок о природе К-волн и используя разные методы обработки временных рядов, получают разные временные периоды действия кондратьевских циклов. Мне кажется, что в этом есть какая то ненормальность. Все исследователи, будучи верными кондратьевцами, искренне верят в существование длинных циклов, все обрабатывают одни и те же экономические показатели одних и тех же стран, но все (!) получают разные результаты. Что я могу сказать о теории, позволяющей такие фокусы? Бесспорно, хорошая теория, удобная во всех отношениях.

Именно, стремлением сторонников длинноволновой теории Николая Кондратьева объяснить различные явления экономической и социальной жизни общества и объясняется факт значительного изменения диапазона кондратьевского цикла. Как мы знаем, сам Кондратьев определял его в 48-55 лет, а в настоящий момент времени современные сторонники этой теории определяют кондратьевский цикл равным уже периоду в 40-60 лет. Или 50 лет плюс (минус) 20%. Неплохая точность определения длительности цикла. Понятно, что чем более размыт диапазон определения цикла, чем более раздвинуты границы цикла, тем легче “приспособить” его к анализу экономических процессов. У разных исследователей не только разная периодизация К-циклов (даты начала и конца циклов),но и  разная их продолжительность. Но и этого мало, для того чтобы еще сильнее размыть границы цикла, существуют дополнительные уловки. Так, например, Л.Е. Гринин предупреждает: “Следует иметь в виду, что во всех датировках должна предполагаться вилка в 5-10 или даже более лет. Так, мы сегодня полагаем, что B-фаза пятой волны завершится в 2020-е г.г., однако она вполне может затянуться до 2030 –х г.г.»[1] Прекрасная точность прогноза! Когда бы не произошел долгожданный рост экономики, кондратьевцы всегда могут сказать, что они предупреждали.  100% попадание в цель, ведь прогнозируется подъем в дату, находящуюся в очень широком диапазоне с 2020 по 2039 г.г. Но, как будто бы, и этого мало. А вдруг рост наступит раньше 2020 г? И Гринин сразу же подстраховывается: “Депрессивность периода 2010-начала 2020-х г. вовсе не означает, что здесь будет сплошная депрессия без подъемов. Подъёмы будут (!), но, видимо, не столь мощные и длительные, как в 1990-е и начале 2000-х г.». Круто, ничего не скажешь, сейчас уж точно подстраховались на все случаи жизни и готовы к любому развитию событий.

Вот только, как можно использовать прогнозы развития народного хозяйства страны, основанные на подобного рода прогнозах, абсолютно не ясно.

И опять, в очередной раз, не могу не восхититься творческим креативом кондратьевцев. Появилось достаточное количество работ, авторы которых ратуют за очередное изменение границ цикла. Причем в разные стороны. Если академики А.Акаев и В.Садовничий считают, что длительность циклов сокращается и  определяют длительность четвертого и пятого циклов Кондратьева в 36 лет (1945–1982 гг. и 1983–2018 гг.), то другой академик — В.Окороков наоборот считает, что длительность циклов увеличивается, определяя период цикла в 67 лет. Ну, а Олег Березин  вообще рассматривает цикл длиной аж в 75 лет (с 1920 по 1995 г.г.). Мне, кажется, что это уже как при игре в «очко», явный перебор, это уже все что угодно, только не кондратьевский цикл.

       Предлагаю, впредь считать возможную длительность К-волны равной от 0 лет до бесконечности, тогда уж точно любое событие будет объяснено с точки зрения этой прекрасной теории.

ПРИМЕНЕНИЕ ДЛИННОВОЛНОВОЙ ТЕОРИИ

Не все просто и понятно и с обработкой временных рядов. Если одним исследователям удается выявить длинноволновые тенденции, то другим, использующим те же самые методы — нет! Скажем деликатно, что у нас имеется очень противоречивая практика по выявлению К-циклов.

Например, А. Тауш утверждает, что ему удалось выявить К-волны в динамике мирового промышленного производства при помощи методов полиномиальной регрессии. С другой стороны, эмпирические проверки, проведенные некоторыми другими исследователями по тем же данным, не подтвердили наличия К-волн в мировой производственной динамике

Было предпринято и несколько попыток использовать спектральный анализдля выявления присутствия К-волн в мировой производственной динамике. Т. Кушинский (Kuczynski 1978) применил спектральный анализ для выявления К-волн в мировом сельскохозяйственном производстве, суммарном объеме мирового экспорта, изобретениях, инновациях, мировом промышленном производстве и общем объеме мирового производства за период с 1850 по 1976 г. При этом сам же Кушинский подчеркивает, что, хотя полученные им результаты, «по всей видимости, подтверждают» гипотезу о наличии кондратьевских волн в мировой технико-экономической динамике, «мы не можем исключить того, что выявленный нами 60-летний цикл является результатом случайности» (ibid.: 81–82).

Об обнаружении кондратьевских волн при помощи спектрального анализа было также объявлено Р. Мецем (Metz 1992) применительно как к динамике ВВП (за период 1850–1979 гг.) для 8 европейских стран, так
и к динамике мирового производственного индекса, рассчитанного Х. Би-шааром и А. Клайнкнехтом (Bieshaar, Kleinknecht 1984), для периода с 1780 по 1979 г.; однако проведенные им же более поздние тесты этих выводов не подтвердили (Metz 1998; 2006). Т.е. один и тот же автор то находит следы K-волн в мировой экономике, то-нет! Какие то блуждающие волны.

Отметим также, что целому ряду исследователей не удалось обнаружить К-волны при помощи спектрального анализа и в производственной динамике отдельных стран (см., например: van Ewijk 1982; Metz 1998; 2006; Diebolt, Doliger 2006).

Вот так и получается, что одни исследователи выявляют длинноволновую тенденцию во временных рядах, другие, используя те же самые алгоритмы обработки исходных данных, нет! Теперь понятно, почему Олегу Станиславовичу так нравится теория К-волн. Здесь ему все привычное и родное, ведь и у нас в киноаналитике все происходит так же. Все анализируют одно и те же данные по прокату, но получают разные итоговые цифры.

ПРИМЕНЕНИЕ ТЕОРИИ САМИМ Н. Д. КОНДРАТЬЕВЫМ. ФАБРИКАЦИЯ?

К самому Николаю Кондратьеву  у нас также есть большие вопросы. 

Для более веского обоснования своей теории Н. Кондратьев использовал данные по выплавке чугуна, добыче угля, производству свинца. Но они были чрезвычайно неполными. Крайне спорны методы математической обработки натуральных показателей, в частности, выравнивание тренда, превращавшее рост в стагнацию. Превращение реальных данных («эмпирического ряда» в терминологии Кондратьева) в большие циклы конъюнктуры происходило путем двух манипуляций. Сначала убирался тренд, в результате чего быстрый рост производства в сер. XIX в. (1840—1875 гг.) или его падение в годы мировой войны превращались в стагнирующие колебания. Но после этой первой манипуляции большие циклы не появлялись, а еще сильнее выделялись циклы Жюгляра и их фазы. Однако с помощью второй манипуляции — сглаживания подвижной средней в 9 лет — Кондратьев убирал и циклы Жюгляра, хотя по их модели строились большие циклы. Т. о., убирались реальные, настоящие циклы для фабрикации несуществующих.

Но даже после всех этих насилий над реальными показателями («эмпирическими» по Н. Кондратьеву), динамика выплавки чугуна не приобрела нужной для Н. Кондратьева конфигурации.

О фабрикации «больших циклов» Кондратьевым еще в 1984 г. написал работу «Кондратьевские циклы: фабрикация или реальность» один из крупнейших американских экономистов ХХ в. Муррей Ротбарт (Rohtbart 1984).  Следует заметить, и у нас в ряде работ рубежа 80-90-х гг. теория циклов Кондратьева исследовалась достаточно объективно с рассмотрением едва ли не всех ее интерпретаций. Можно отметить работы: С. Меньшиков и Л. Клименко «Длинные волны в экономике», А. Полетаев и И. Савельева «Циклы Кондратьева и развитие капитализма». А, например, профессор С. Губанов в 1999 г. и вовсе подверг сомнению ее научность.

И такая жесткая оценка имела основание в конце ХХ в. Многие прогнозы, которые следовали из теории больших циклов конъюнктуры, стали анахронизмом. А большинство критических замечаний оппонентов Кондратьева 20-е гг. ХХ в., выглядят сегодня еще весомее.

Для обоснования своей теории Кондратьев использовал крайне спорные математические методы обработки данных. В 1999 г. профессор С. Губанов, провел строго математические исследования данных, использованных Кондратьевым.

Методами математического анализа С. Губанов показал, что не один показатель Кондратьева, кроме общей конъюнктуры, не дал «кондратьевских» больших циклов. Как пишет самый известный современный критик кондратьевских циклов А.Смирнов:

Неудивительно, что если отказаться от фальсификаций статистики натуральных показателей, то выявляется, что и производство металла и производство угля почти непрерывно росло на протяжении всего XIX в. Так, если в 1790 г. Англия производила 64 тыс. т чугуна, то в 1814 около 300 тыс. а в 1847 г. 2 млн. 200 тыс. т., в 1877 г. около 6 млн. Как видим, никаких «больших циклов» нет!

При этом сам Кондратьев анализировал данные по чугуну только с 1840 г., что само по себе абсурдно. Ведь начало «больших циклов» он находит в 1789 г.! В результате, мы видим, что в 2-х важнейших индустриальных видах производства в XIXв.: текстильном производстве и металлургии никаких «больших циклов» в 50-60 лет нет и быть не может Ибо в условиях индустриальной революции, которая протекала в этом веке, индустриальное производство и должно было почти непрерывно расти.  Т. о., теория больших циклов Кондратьева противоречит самому факту индустриальной революции. Или — или. Или была индустриальная революция, или были «циклы Кондратьева»!

В 19 в. было три конъюнктурных волны 1816—1849 гг., 1850—1873 гг., 1874—1896 гг.  Как видим, эти волны продолжались около 25-30 лет. Причем волны проявились только в динамике цен. Т. е., волны были только конъюнктурными. Тогда как натуральные показатели продолжали расти на протяжении всего 19 в. Их динамика определялась не мифическими циклами Кондратьева, а 7-11 летними циклами Жюгляра.

Не менее важно то, что причиной этих 3-х конъюнктурных волн была ИНДУСТРИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, ОТНОСЯЩАЯСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО К 19 В. ОНА ВЫЗВАЛА ОГРОМНЫЙ РОСТ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА ПРИ ПЕРЕХОДЕ ОТ РУЧНОГО ПРОИЗВОДСТВА РЕМЕСЛЕННИКОВ И ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ к машинному производству. Так, цены за фунт хлопчатобумажной пряжи снизились с 34 шиллингов в 1787 г. до 1 шиллингов в 1844 г. Причем понижение цен шло на протяжении 60 лет практически непрерывно. При этом цены на хлопчатобумажную пряжу снижались особенно быстро именно в «понижательной волне» 1789—1814 гг. А ведь хлопчатобумажная индустрия была фундаментом всей индустриальной революции в конце 18 в. пер. пол. 19 в.

Эти данные Вы не найдете у Кондратьева  Он их просто скрывал. Хотя еще его научный наставник Туган-Барановский эти данные по хлопчатобумажной индустрии Англии приводил в своих работах. Но Кондратьев тем не менее, их не исследовал!  Ибо они совершенно опровергают его теорию «больших циклов».

Так что никаких научных оснований у Кондратьева соединять две конъюнктурные волны в «большие циклы» 50-60 лет не было!

Как было показано ранее, Кондратьев просто взял ошибочную гипотезу того же Туган-Барановского о том, что большие волны объединяются по модели 7-11 летних циклов Жюгляра.

Т. О., НЕ НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СТАЛИ ОСНОВОЙ ТЕОРИИ КОНДРАТЬЕВА, А ОШИБОЧНАЯ ГИПОТЕЗА ТУГАН-БАРАНОВСКОГО.

Наоборот, статистические данные опровергают наличие 50-60 летних циклов.

За пределами России, не изучив истоки теории Кондратьева в работах Туган-Барановского, Йозеф Шумпетер развил инновационную теорию циклов Кондратьева. Это наполнило ее новым смыслом и дало немалое число последователей. Но основанием их построений оставалась та же ошибочная гипотеза Туган-Барановского.

О ПОПУЛЯРНОСТИ ДЛИННОВОЛНОВОЙ ТЕОРИИ

Читаем у того же Смирнова в книге "Почему не существует циклов (волн) Н. Кондратьева?"

«Естественно возникает вопрос: если теория Н. Кондратьева ошибочна, и больших циклов в 45-60 лет не существует, то почему она и сегодня, остается весьма популярной не только в России, но и у части западных экономистов и гуманитариев?Ответ на этот вопрос достаточно прост: теория больших циклов Н. Кондратьева эклектична. Как и любая эклектическая теория, она соединяет в себе разнородные элементы из предшествовавших концепций. Но это соединение не органическое, а механическое, лишь по видимости дающее приращение знаний.

Эклектичность теории Н. Кондратьева очевидна даже последователям технологической теории Й. Шумпетера конца ХХ в. Вот оценка Я. ван Дейна, данная в исследовании «Длинные волны в экономической жизни».

Он признавал важность технологических инноваций и перечислял их для соответствующих фаз подъема и спада, он также знал, что подъем в длинной волне связан с ростом основных капитальных благ. Однако он не смог связать их воедино: не увидел, что инновации создают новые индустриальные сектора и потому требуют собственной инфраструктуры. Вместо этого он заимствовал у Маркса определения эховозмещающегося цикла, использовал теорию заемного капитала, рассматривая их в аспекте длинных колебаний, и пришел к искусственным построениям, которые никого не могут убедить». (Van Duijn 1983).

Исключительно точное замечание. Хотя сам Я. ван Дейн не отрицает существования длинных волн. Но он вынужден признать, что Н. Кондратьев не сознавал насколько важно появление новых отраслей, основанных на реализации базисных инноваций. Вместо этого Н. Кондратьев использовал теорию равновесия, близкую не только К. Марксу, а Туган-Барановскому и А. Маршаллу. И все это имело свое основание в теории динамичной конъюнктуры из циклов Жюгляра в интерпретации Туган-Барановского.

В результате, Кондратьев совмещал большие волны, порожденные аграрно-индустриальной экономикой XIX в. и представления об инновациях как двигателе чисто индустриальных циклов. Такая эклектика выглядела привлекательной, но когда ее пытаются применить для анализа инновационной экономики XX и XXI в. естественно возникают неразрешимые противоречия. Ведь большие циклы Кондратьева результат не только инновационных изменений, порожденных индустриальной революцией, а явлений XIX в.: Наполеоновских войн, системы золотого паритета и становления мирового рынка хлебов!»

ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛА ДЛИННОВОЛНОВАЯ ТЕОРИЯ

В рамках достаточно небольшой статьи не представляется возможным более полным образом освятить вопрос существования кондратьевских волн в экономике. Поэтому рассмотрим еще одно, в высшей степени спорное, утверждение Олега Станиславовича и будем закругляться.

Олег Станиславович в своем интервью говорит: “Первооткрывателем длинных, или больших, циклов в экономике протяженностью в 50-60 лет, стал российский и советский ученый Николай Кондратьев». Вроде бы абсолютно безобидное утверждение, но мы-то уже знаем, что это не так, Олег Станиславович ошибается, находясь в счастливом неведенье о наличии предшественников Кондратьева в разработке теории длинных циклов. У меня даже возникло ощущение, что Олег не читал трудов самого Кондратьева, ибо и сам Николай Дмитриевич отрицал, что это он открыл длинноволновую тенденцию. Ведь первые работы по этой тематике вышли в свет еще задолго до его рождения.

Длинные волны в экономике или "большие циклы конъюнктуры начали анализироваться экономистами в середине XIX века. В 1847 году английский ученый Х. Кларк отметил, что между двумя мировыми «экономическими катастрофами» 1793 и 1847 годов прошло 54 года, и предположил, что такой интервал не случаен и должны существовать какие-то «физические» причины этого явления.

Далее другой английский ученый В. Джевонс заметил повторяющиеся длительные периоды роста и падения в анализировавшихся им рядах цен. Однако он не смог найти объяснения этому явлению, причины общей для всех случаев.

В 60-х годах того же века была разработана теория циклических кризисов К. Марксом. Эта теория дала толчок к изучению феномена длинных волн учеными марксистского толка. В 1901 году русский марксист А.И. Гельфанд впервые сформулировал, что капиталистической экономике свойственны длительные периоды спада и застоя. Он отмечал, что циклические кризисы, приходящиеся на период подъема, выражены слабее, а в период спада — наоборот глубже и продолжительнее. Причинами подъема рынка в начале ХХ века этот ученый считал открытие новых рынков, внедрение электричества и рост добычи золота.

Далее за А.И.Гельфандом изучением длинных волн занимались голландские экономисты марксистского толка Я. Ван Гельдерен и С. Де Вольф. Ван Гельдерен в 1913 году, опираясь на разнообразную статистику, включавшую как длинные ряды цен так и более короткие ряды производства, показатели финансов, данные о международной торговле, миграции, занятости, разработал теорию волнообразного эволюционного движения при капитализме. Его работу в дальнейшем продолжил его друг Де Вольф.

Среди некоторых предшественников Н. Д. Кондратьева можно отметить М. А. Бунятяна (1915), а также У. Х. Бевериджа, который обнаружил целый ряд циклов в долгосрочной динамике цен на пшеницу; при этом характерный период одного из этих циклов оказался равным 54 годам (Beveridge 1921; 1922). Стоит подчеркнуть, что Кондратьев в своих работах начиная с 1922 г. старался скрупулезно упоминать всех ему известных экономистов, которые хоть в какой-то мере касались вопроса о длинных ценовых колебаниях (циклах), хотя некоторые из них ему были неизвестны на момент создания его теории (см., например: Kondratieff 1935: 115, прим. 1).

Среди своих предшественников, в той или иной мере уловивших длинные тренды конъюнктуры, Кондратьев в статье «Большие циклы конъюнктуры» (1925 г.) называет Х. Мура, Ж. Лескюра, А. Афтальона, А. Шпитгоффа, В. Лейтона, В. Е. Мотылева и Л. Д. Троцкого, который колебался в признании этих циклов закономерными (см.: Кондратьев 1993: 27–29). Он также перечисляет целый ряд ученых, которые не признавали регулярности длинных циклов, но активно обсуждали эту проблему: Г. Касселя, К. Каутского, Н. Осинского (там же: 29). В работе «Динамика цен промышленных и сельскохозяйственных товаров» 1928 г. (Кондратьев 2002: 450–451) он приводит еще более обширный список экономистов, касавшихся хоть в малой степени темы больших циклов конъюнктуры. Отметим, что упоминание и даже исследования длинных трендов (циклов) конъюнктуры имело место уже в первом десятилетии ХХ в., а более активно — с начала 1920-х гг. Упоминал о них и учитель Кондратьева М. И. Туган-Барановский, в частности в работе «Бумажные деньги и металл» (1998 [1917]). Однако ни один из авторов не исследовал длинные циклы специально и тем более не создал теории длинных циклов.

Таким образом, заслугой Кондратьева было не установление самой длинноциклической динамики, как ошибочно часто полагают, а то, что он сделал ее предметом специального анализа и впервые создал логичную теорию, подкрепленную многочисленными эмпирическими данными и их концептуальными объяснениями.а то, что он сделал ее предметом специального анализа и впервые создал логичную теорию, подкрепленную многочисленными эмпирическими данными и их концептуальными объяснениями (А. В. Коротаев, Л. Е. Гринин.  Кондратьевские волны в мир-системной перспективе).

КАК ИСПОЛЬЗОВАЛАСЬ ТЕОРИЯ КОНДРАТЬЕВА В ПРОГНОЗИРОВАНИИ

И вроде бы на этом можно заканчивать главу: все мифы, сложившиеся вокруг кондратьевских циклов развенчаны, от раннее стройной теории К-циклов остались  одни руины, но, в то же время, читатель вправе сказать мне: «Фигню говорите, Михаил Леонидович! Знаете ли Вы, что только практика является критерием истины? Только на практике мы можем выяснить существуют или нет кондратьевские циклы. Можно сколько угодно критиковать теоретические основы К-волн, рассуждать была или нет подгонка, фальсификация данных, обсуждать различные способы обработки временных рядов, но все это ничего не стоит, если выводы и прогнозы авторов исследований подтвердятся на практике». За что я люблю своих читателей, так это за их знания. Я уже и позабыл, известный нам из диамата критерий истины, но читатель напомнил. Спасибо, мой неизвестный друг!

Посмотрим, можем ли мы использовать кондратьевские циклы в прогнозах конъюнктуры рынка.

В 2005 году любимая ученица «основателя русского циклизма» профессора, доктора экономических наук, академика РАЕН  Ю.В. Яковца, Алена Фомина  написала монографию «Циклы Кондратьева в экономике России». В ней она, в частности, приводит данные по исследованию конъюнктуры рынка группой ученых, под руководством С. Дубовского:

«Специалистами Института системного анализа РАН, в частности С. В. Дубовским, были составлены прогнозы экономического развития России и США. Прогноз по динамике развития ВВП России был им составлен в 1991 году. По мнению авторского коллектива ИСА РАН, 2010- му году будет соответствовать середина фазы подъема, начало которого приходится на 1998 год».

Как бы не так! Попали пальцем в небо. Ничего общего с действительностью. Это не отрицает и автор монографии. «Следует признать, что этот прогноз оказался недостаточно состоятельным», но, видимо, в этот момент Алена вспоминает, что пишет о коллегах-кондратьевцах, т.е. людях, которые всегда ошибаются в своих прогнозах, поэтому сразу же находит им оправдание. Действительно, ведь она тоже может попасть впросак  со своим прогнозом, поэтому следует неожиданный вывод:  «что, однако, ни в коей мере не снижает ценность полученных специалистами ИСА РАН результатов по оценке экономики СССР и развитых капиталистических стран и значительного их вклада в разработку теоретических основ моделирования процессов экономической динамики».  Имеем, что для настоящих кондратьевцев важна не точность прогнозов, а «разработка теоретических основ». Как говаривал в таких случаях старый ревизионист и оппортунист Бернштейн: «Движение — все, цель — ничто». Главное сам процесс изучения несуществующих кондратьевских циклов, а результат и не важен.

Как и следовало ожидать, ненамного лучше делать экономические прогнозы получилось и у самой госпожи Фоминой. Ведь, «при прогнозировании длинноволнового развития экономики России автор приходит к выводу, что переход к повышательной волне очередного кондратьевского цикла в России начнется с 2009 года». Монография опубликована в 2005 году, и в ней имеет место такая грандиозная ошибка при оценке перспектив экономики уже ближайшего будущего, с горизонтом прогнозирования всего в несколько лет. Как мы знаем, все произошло с точностью до наоборот-кризис 2008 года и период стагнации, рецессии и прочих неприятных слов. Гора, в очередной раз, родила мышь — столько страниц умных рассуждений, поисков научной истины, изысканий — и в результате имеем прогноз, абсолютно не соответствующий действительности.

Может быть, причина этих ошибок кроется в не той научной школе? Мы же уже знаем, что в стане приверженцев теории К-волн не стихают споры, как о причинах этого явления, так и о методах обработки данных и от того, какой алгоритм решения этих вопросов выберет автор исследования, зависит и его результат. Может, школа академика Яковца слаба, их мнение глубоко ошибочно, поэтому представители другого направления научной мысли (в рамках длинноволновой теории) будут более удачливы в своих прогнозах?

Ну что же, рассмотрим, например, результаты работы школы академика МАНВШ Окорокова (Окороков В.Р. Некоторые долгосрочные прогнозы экономического развития России; Карамушка А.Ю. Анализ текущей фазы развития экономики России с позиции теории Н.Д.Кондратьева; Окороков В.Р., Никишин Е.С. Циклы Н.Д.Кондратьева и динамика экономического развития России> // Развитие рыночных коммуникаций и эффективная динамика системы высшего образования в России / под научной редакцией академика Г.Л. Багиева: ученые записки секции экономики МАНВШ. — СПб.: изд-во СПбГУЭФ, 2000. — 292 с.)

На алгоритме выявления длинноволновых тенденций этим коллективом авторов мне хотелось бы остановиться особо. Уж больно хорошо они знают и применяют математические методы обработки данных.

Цитирую: «Для анализа и прогнозирования экономического роста России был применен метод, который можно разделить на следующие этапы:

1)    обработка исходных данных (статистические данные исследуются на достоверность и однородность; ряды данных преобразовываются к стационарному виду, для чего из них выделяют трендовую составляющую);

2)    ряд исследуется на наличие в нем колебаний, для чего обычно применяют методы спектрального анализа, определяются преобладающие по мощности колебания (длинноволновые колебания преобладают по мощности во всех исследованных рядах статистических данных по разным странам, в том числе и по России);

3)    обработанный ряд сглаживается (фильтруется) с целью удаления из него кратко- и среднесрочных колебаний;

4)    ряд интерполируется по методу наименьших квадратов полиномом по методу Чебышева, выбор порядка кривой вычисляется в зависимости от длины ряда и результатов спектрального анализа;

5)    интерполяционная кривая исследуется на экстремумы для периодизации длинных циклов;

6)    интерполяционная кривая экстраполируется на промежуток времени, равный периоду длинного цикла;

7)    экстраполированный ряд подвергается обратным преобразованиям для получения исходной размерности показателей».

Вроде бы все, что только можно было использовать, использовали, ничего не забыли. Разве что, я еще куда-нибудь впихнул бы аппроксимацию сплайнами, все таки полиномы Чебышева это 19 век .

Ожидаемо, что использовав такой продвинутый математический аппарат, авторы исследования ожидают и высокой точности своего прогноза. «Прогноз показывает, что с вероятностью 95% ВВП России пройдет нижнюю точку длинного цикла в 2004—2005 году». То есть, с высочайшей степенью вероятности, авторы ждали роста экономики с 2005 года и никаких, даже самых маленьких ожиданий кризиса 2008 года.

Мне даже обидно, все-таки, что значит ни на чем не основанная, «высосанная из пальца»  теория. Не в коня корм. Столько усилий и все в пустую, ни один тренд развития реального рынка не угадан, ничего общего с действительностью. Но «Окороков и Ко» об этом не знают, наоборот, они уверены в обратном, ну не зря же они используют полиномы Чебышева аж до 17 порядка, видимо, им кажется, что это очень круто. Поэтому, будучи уверенными, что их прогноз сбудется, они советуют всем разработчикам долгосрочных планов в нашей стране: «применение предложенного метода при долгосрочном прогнозировании экономического роста России и других стран позволит повысить точность и достоверность прогнозов, что важно при принятии стратегических решений по управлению экономическими системами». Иначе, как издевательством над здравым смыслом и всеми нами, уже знающими о кризисе 2008 года и его последствиях для экономики, нельзя воспринять утверждение, что «предложенный метод позволит повысить точность и достоверность прогнозов», кабы не так! И вряд ли кто- нибудь из нас согласится с выводом «недостаточное внимание к теории длинных циклов в отечественной научной литературе, по нашему мнению, необоснованно, а ее методология решения практических задач прогнозирования макроэкономических параметров развития национальной экономики может быть востребована». Скорее, наоборот, ничем не обоснованным является внимание к теории длинных циклов. Или они просто не существуют или с ними явно что то не то, но в любом случае, использовать их хоть для кого- либо прогноза не представляется возможным.

Как видим, прогнозы не сбываются, конъюнктура рынка определяется не правильно и это не зависимо от научной школы авторов исследований. Общее у всех только слепая вера в существование длинных циклов, может быть это всех и подводит?

И, исходя из вышеуказанного критерия истины, получаем, что никаких кондратьевских циклов не существуют, а, если и существуют, то их действие абсолютно не существенно, незначительно и никак не влияет на реальное состояние экономики. К-волны К-волнами, а экономика никак с ними не связана

    Даже интересно, как удалось Олегу Станиславовичу, основываясь на длинноволновой теории Кондратьева дать прогноз будущего кинопоказа? Видимо, или прогноз все-таки не правильный, или Олег Станиславович не использовал в своем прогнозе теорию К-волн, третьего не дано!

Видимо, тот факт, что длинноволновая теория не годится для прогнозов очевидна и самым ярым ее сторонникам. Но, вместо того, чтобы отказаться от нее, перестать рассказывать нам сказки о K-волнах, они начинают фантазировать на тему о том, что еще бы придумать, чтобы теория наконец-то стала совпадать с действительностью, чтобы ей можно было пользоваться. И это по человечески понятно: тяжело признать тот факт, что ты потратил значительный отрезок своей жизни на какую-то чушь. Всегда теплится надежда, что вот еще чуть-чуть, и мы придумаем как пришпандорить эту фиговину к реальной жизни. В таких случаях Олег Станиславович любит вспоминать чемодан без ручки: и нести тяжело и бросить жалко.

ТРУДЫ А. АКАЕВА и В, САДОВНИЧЕГО: КАША ИЗ ТОПОРА

Характерный пример с нашими известными математиками Акаевым и Садовничим, уже не один год своей жизни, положивших на алтарь длинноволновой теории.  Задача по доработке кондратьевских циклов до ума решается ими в 2 этапа:

1.Объяснение причин, почему кондратьевская теория не работает для объяснения кризисов. «В данной фазе царят хаос и полная неопределенность, которые не поддавались математике». Поэтому все хреновенько и получается, поэтому то у нас и накоплен отрицательный опыт в прогнозировании конъюнктуры рынка

2. а раз царит хаос, так и на него у математиков есть своя теория, сейчас мы ее приспособим и дело пойдет

«Под руководством академика Виктора Садовничего в Институте математических исследований сложных систем им.И.Пригожина МГУ начата работа, которая позволит намного повысить точность и надежность прогнозов развития экономики, в том числе и  предвидения  кризисов. 

Собрана сильную команду ученых из ряда ведущих институтов, куда вошли не только математики, но и экономисты, социологи и т.д. В основе работы — циклы Кондратьева. Тогда он не смог найти формулы для хаоса, а сейчас такая возможность появилась, так как совсем недавно, на рубеже веков, разработана математическая теория хаоса. И мы намерены применить ее к экономике. Если удастся, то сможем более точно предсказывать появление кризисов. Это позволит правительствам заблаговременно готовиться к ним и принимать меры».

Чем-то мне, описанный выше подход, напоминает известный рецепт каши из топора. Берется абсолютно не пригодный предмет для изготовления каши, в данном случае, топор. В кипящую воду добавляется соль и сахар по вкусу, потом крупа и мясо. Вуаля — каша готова. Вопрос, причем здесь топор, даже не задается, у стороннего наблюдателя создается впечатление, что это вообще главный ингредиент.

По похожему сценарию варят свою кашу и наши академики. За основу берется не работающая теория и к ней навешивается филейная часть в виде последних математических идей и теорий. Может и сработает. Если же нет, то добавят в варево новый ингредиент и так до тех пор, пока не получится более-менее съедобно. Вот только причем здесь кондратьевские циклы?

Можно бесконечно рассуждать о несуществующих длинноволновых тенденциях, но надеюсь, что я достаточно подробно остановился на самых принципиальных, по моему мнению, моментах. Если, у кого –либо из моих читателей еще остались иллюзии по поводу существования кондратьевских циклов, милости прошу в комменты с мотивировкой, интересна ваша система доводов.

POST SCRIPTUM

В ходе написания данной статьи, наткнулся на очень интересное исследование экономических циклов, проведенное Акаевым и Садовничим (А. А. Акаев, В. А. Садовничий МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ  ГЛОБАЛЬНОЙ, РЕГИОНАЛЬНОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ ДИНАМИКИ С УЧЕТОМ ВОЗДЕЙСТВИЯ ЦИКЛИЧЕСКИХ КОЛЕБАНИЙ). Образцовое, честное исследование выдающихся отечественных ученых-математиков. Построена математическая модель и проведена ее верификация на примере экономического развития США в период пятого кондратьевского цикла с 1983 по 2010 гг.

Нас должны заинтересовать выводы: «В экономике США в указанный период имели место циклы Жюгляра продолжительностью 9,5 лет и циклы Кузнеца продолжительностью 22,4 года, причем амплитуда циклов Кузнеца в 3 раза превышала амплитуду циклов Жюгляра. Видно также, что спад предыдущего цикла Жюгляра пришелся на 1998 г., когда случился кризис, который затем был усилен в 2001 г. на спаде цикла Кузнеца (2002г.). Спад последнего цикла Жюгляра пришелся на 2007 год (1998+9,5), когда начался предвестник глобального кризиса».

А сейчас сравним полученные даты цикла Кузнеца (2002 плюс-минус 22,4 года) с данными по рынку кинопоказа США и Канады . Полное, стопроцентное совпадение! Локальный пик посещаемости кинотеатров (см. соответствующую таблицу ) в 1,57 млрд. человек зафиксирована как раз в 2002 году. 2002-22,4 примерно соответствует 1980 году. И опять полное совпадение. Обратите внимание на график посещаемости США, там этот период обведен элегантным овальчиком. Следовательно, мы вправе ожидать следующий локальный максимум в 2024 — 2025 годах (2002 + 22,4)

Если же мы рассмотрим даты спадов циклов Жюгляра 1998 плюс(минус) 9,5, то получим, что этим датам соответствуют локальные минимумы посещаемости.

В итоге, имеем, что посещаемость кинотеатров Северной Америки будет падать до 2017 года, потом рост до 2024 (5) года и новое падение посещаемости.

Какие еще выводы мы можем сделать?

  1.  В отличии от кондратьевских циклов, циклы Жюгляра и Кузнеца, существуют, их действие определяет конъюнктуру рынка, их можно и даже нужно использовать для прогнозирования.
  2. Во времена моего детства было популярным сравнение лириков и физиков. Подходы этих двух категорий граждан кардинально отличаются и по рассматриваемому вопросу циклизма в экономике.

Позицию лириков, гуманитариев, представляют, например, Коротаев и Гринин (Андрей Витальевич Коротаев — доктор исторических наук, доктор философии, Леонид Ефимович Гринин-доктор философских наук.). Как мы помним, их подход отличает крайняя степень неопределенности в вопросе датировки циклов: плавающие даты начала и конца цикла, его неопределенная длительность. Все очень расплывчато, а как же иначе, ведь в нашей жизни так много зависит от политики, а «политические события непредсказуемы» (цитата из Л.Е.Гринина).

Напротив, позиция физиков, а в данном случае математиков Аскара Акаева и Виктора Садовничего, на редкость конкретна, вся датировка дается с точностью до месяцев , например, продолжительность четвертого и пятого циклов Кондратьева составила примерно 36 лет (1945–1982 гг. и 1983–2018 гг.), а длительность цикла Кузнеца составила 22,4 года. Куда уж точнее?

Интуитивно нам ближе позиция лириков, действительно мало ли что придумает американский президент или председатель ФРС, ведь от их решений так много зависит. «Их решения определяют здоровье американской экономики» (цитата из выступления аналитика РБК от 30.06.2014) Да и решения нашего президента зачастую определяют жизнь страны и состояние ее экономики. Чего только стоят украинские события и присоединение Крыма. Как лихорадит наш рынок в зависимости от того, вводят или нет санкции против нашей экономики. И как, скажите мне, можно заниматься прогнозами в этих условиях. Правы , конечно же правы, лирики.

А вот и нет, все не так , ребята! Благодаря трудам наших «физиков» выясняется, что законы экономики носят объективный характер, не зависящий от нашего желания. Все закономерности, выявленные Акаевым и Садовничим для «большой», глобальной американской экономики с ВВП (ППС)  за 2013 год  равным $16,8 трлн, действуют и для ее малого сегмента-рынка кинотеатрального проката, с оборотом всего-на всего в 10 млрд.$. Законы экономики универсальны и носят объективный характер.

Конечно, и от человека много зависит, но зависят только количественные показатели, но качественная картина зависит не от него, человек не способен переломить тенденцию, тренд развития рынка.

Как всегда, оказались правы классики марксизма-ленинизма, экономика первична, это базис общества, а политика, идеология вторична — это надстройка. Бытие определяет сознание, так и только так, и никак иначе!

Лирики глубоко ошибаются, абсолютизируя политический фактор, чтобы сейчас не происходило, кроме, не дай Бог, ядерной войны, ничто не способно переломить глобальную тенденцию: спад до 2017—2018 года, а потом рост до 2024—2025 годов. От человека зависят темпы падения (роста), величина локальных экстремумов, пиков, но не тренд развития общества.

Теперь, когда мы это выяснили, нам становится понятно, что и падение посещаемости кинотеатров в нашей стране носит объективный характер, независящий от нашего желания, наших усилий и возможностей и, даже страшно сказать, независящий от репертуара. Наши кинолирики , как и все лирики, склонны абсолютизировать фактор репертуарной политики, напрямую связывая падение посещаемости кинотеатров с плохой работой наших голливудских коллег. Плохо работают товарищи, снимают не самые кассовые фильмы, из-за них-то у нас и проблемы со зрителями. К сожалению, все не так. Голливуд работает на пределе своих возможностей, снимая фильмы с бюджетами в сотни миллионов долларов США, с участием всех возможных звезд и звездочек, вкладывая гигантские суммы в продвижение своих картин, а отдача все меньше и меньше, тренд не переломить. Не удалось переломить ситуацию и с помощью цифровой революции, пик посещаемости 2002 года остался не покоренным, тенденция на падение зрительского интереса осталась прежней. Имеем, что вложения растут, а отдача падает. Следствием всего этого, явится разорение продюсеров и их кинокомпаний, сетей кинотеатров.

Влияние репертуара на общую тенденцию крайне незначительно, оно не существенно. Конечно, анализируя показатели кинопроката на малых временных отрезках, мы видим значительную зависимость от репертуарного фактора. Но, на больших отрезках времени эти флуктуации, вызванные таким случайным фактором, как репертуарная политика, сглаживаются и на свет выходят принципиальные тренды развития рынка кинопоказа. Качественная картина рынка (падение или рост) зависит не от нас, от нас зависят количественные характеристики: показатели сборов и посещаемости. Поэтому, давайте перестанем критиковать Голливуд за коммерческий потенциал их фильмов. Они делают все, что могут и даже более того. Надо понимать, что никакие фильмы, никакие маркетинговые ухищрения, никакие технические инновации не способны на данном этапе кардинально изменить, переломить ситуацию, рынок , как падал, так и продолжит свое падение. Что нам надо, так это  оптимизировать свои бизнес-процессы, вплоть до безжалостного закрытия пока еще не убыточных кинотеатров, дальше будет только хуже!

 МОИ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПРОГНОЗЫ

Раз уж я затронул тему прогнозов на базе использования экономических циклов, не могу не упомянуть и о результатах своего исследования рынка отечественного кинопоказа

В основе моего исследования лежат понятия ритмов (циклов) Кузнеца, вековых (столетних) циклов и развития общества по спирали. Математическая модель построена на основе исследования основных тенденций рынка, а также закономерностей, известных нам из курса популяционной динамики (логистическая кривая Ферхюльста, модель Лотки-Вольтерра, понятие популяционных волн или волн жизни). Предложенный мной прогноз будущего рынка назван мною лемминговым, так как прогнозирую и научно обосновываю периодическую, практически полную его гибель

 Если кратко, в тезисной форме, то в 21 столетии нас ждут следующие события:

1. Спад посещаемости, что приведет вкупе с продолжающимся экономическим кризисом к:

1.1. Падению кассовых сборов

1.2.К сокращению числа кинотеатров. В частности, к 2018 году у нас останется всего 350 экранов с кассовыми сборами менее 30 млн. долларов США

1.3. Бегство мейджоров с рынка, разорение независимых дистрибьюторов западного кино

1.4. Но не все так плохо, есть и хорошие новости:

— начиная с 2017 года, неожиданно для всех и, в первую очередь для министерства культуры и фонда кино, заработает система ЕАИС. Причина , в принципе, понятна-останутся в живых только лучшие, давно подключившиеся и автоматически отчитывающиеся кинотеатры. Так что, сборы кинотеатров страны в 2018 году, мы будем знать точно! И это радует;

—   в 2018 году доля отечественного кино превысит 80% по причине отсутствия какого- либо другого.

Эти радостные, знаменательные события (заработавшая система ЕАИС и феноменально высокая доля национального кинематографа) руководством страны будут признаны исключительно заслугой глав минкультуры и фонда кино, руководители которых и получат государственные награды (прогнозирую орден «За заслуги перед Отечеством» 3 степени).

1.5. К 2019 году в стране останется только 140 экранов. Это будут вип-кинотеатры в виде связки шикарный ресторан-шикарный кинотеатр, для времяпровождения богатой публики, которая и в кризис будет богатеть, и стремиться развлекаться. Основу репертуара будут составлять фильмы на языке оригинала, получаемые с использованием интернета или по спутнику.

Отечественный кинематограф уйдет в нишу ТВ продукта. В связи с гибелью театрального проката, руководство отрасли будет переведено на другую работу с повышением.

2. Начиная с 2021 года, возрождение рынка на основе роста экономики страны.

2.1.Основой будут являться «кинотеатры мечты», т.е. немногочисленные (20-25 залов на 1 млн. человек) мегаплексы, находящиеся только в крупных (начиная с 500 тыс. человек) городах страны и являющиеся частью центра развлечений. Система кинопоказа в городах с меньшим количеством жителей, так никогда больше не будет восстановлена

2.2 2022 год — возврат мейджоров на рынок

2.3 2023 год  — статья журналиста издания «Профессионально о кино» Риммы Вамп о работе мейджеров на российском рынке. Основная мысль статьи заключается в том, что кинопрокат в стране начался только с 2022 года, а до этого времени, ничего и не было. Именно появление «Иванов, не помнивших родства» и является свидетельством того, что мы перешли на новую спираль развития кинопроката

3. Таким образом, нами выявлен цикл длительностью в 25 лет со сроками действия с 1996 по 2021 года. Цикл носит название-цикл Кузнеца- Бублевского. В последствии, мои ученики, ученицы и просто последователи, чтобы сделать мне приятно, будут называть его циклом кузнеца Бублевского, ведь по первому образованию я кузнец (В дипломе о высшем образовании, у меня так и написано- кузнец Бублевский. Да, я-кузнец, и горжусь этим!!!).

Oснова циклов Кузнеца — это технологические изменения, происходящие в связи с новыми научными открытиями. Поэтому, если цикл 2021—2046 г.г. будет связан с проходящей на наших глазах цифровой революцией, сделавшей возможной строительство «кинотеатров мечты», то 2 следующих цикла (2047—2072 и 2073—2098) будут связаны с голографическим кинематографом.

4. Построенная мной теория вековых циклов, позволяет судить о том, что скорее всего смерть кинотеатрального проката, смерть показа аудиовизуального контента в кинотеатрах, как бизнеса, наступит в период с 2090 по  2110 года. Думаю, что дети, родившиеся после 2110 года, даже и не узнают такое понятие, как кинотеатр.

Очень хочется прожить еще 100 лет, чтобы проверить эту свою теорию на практике.

Гибель кинотеатров неизбежна, мы видим непрерывное падение посещаемости во времени . Это объективная реальность, нам ее не переломить, смерть кинотеатрального проката это только вопрос времени. Да, за спадом идет подъем, один цикл сменяется другим, но амплитуда этих циклов все ниже и ниже.

В одной из своих статей, Аскар Акаев сравнивает конъюнктуру рынка с ездой по колдобинам, то кочка, то ямка. Как он отмечает, важно за этой чередой выпуклостей и вогнутостей, видеть направление движения — вверх, вниз или по условной горизонтали.

Очевидно, что рынок кинотеатрального показа катится вниз и это падение ничем не остановить, его можно притормозить или ускорить, но не остановить

Схематично, график посещаемости выглядит в виде затухающих колебаний и к 22 веку , по моим расчетам, должны совсем потухнуть.

Затухающие колебания

 POST POST SCRIPTUM

 Хочу узнать мнение своих читателей, надо ли мне публиковать следующую главу, непосредственно посвященную анализу  и критическому осмыслению монографии Олега Станиславовича. Вполне возможно, что никто из вас, дорогие мои друзья-читатели, и не дочитал до этого места, заснув уже на первых строчках моего нудного рассказа о циклах Кондратьева. И зачем мне тогда публиковать главу 2 своего и так много страничного труда? Если же вам было интересно и продолжение может заинтересовать, прошу написать об этом в комментариях. Глава готова и только ждет вашего запроса на ее публикацию.

Искренне Ваш, Михаил Бублевский

17 комментариев »

  1. Олег Березин 5 июля 2014 в 16:31 - Ответить

    Спасибо, Миша!

    По ходу замечу про две твоих любимых темы из-за которых я якобы на тебя обиделся. Не обиделся и вот почему:

    мой отдел дистрибуции не отчитывается по прокату фильмов... Тут есть очевидное непонимание процесса– мы не занимаемся дистрибуцией ФИЛЬМОВ — мы занимаемся систематическим, но как правило 1-2 сеансами, как правило в одном кинотеатре в городе (за исключением столичных городов) показами опер, балетов и концертов и наша структура доходов абсолютно не вписывается в недельные чарты КБ и БК. Но по году мы даем и КБ и БК наши данные — которые наравне с другими программами подобного рода идут по разделу «альтернативный контент» — так что тут никакого укрывательства и искажения статистики нет. Кстати когда мы прокатывали документальные фильмы «Пещера забытых снов» и «Последний герой" данные БК и КБ мы по прокату давали как все дистрибьюторы — так как это были именно ФИЛЬМЫ.

    Про знаменитый уже «сход киноаналитиков» — мы были первыми, кто заговорил о том, что надо определиться кто и что и как считает на рынке. Мы первые уже более десяти лет опрашивая дистрибьюторов вычисляем долю сбора по РФ, мы заговорили об искажении данных приписываемых дистрибьюторами различным КВО, да и я первый сказал, что цель ЕАИС не контроль кинотеатров, а скорее контроль дистрибьюторов... На сходе говорили, что разные компании по разному считают «докаты» — когда фильм вышел в одном году, а докатывается в следующем — куда эти данные относить? О фильмах повторного проката, о долларах и рублях, и соответственно о методике пересчета курсовых разниц, о компаниях-дистрибьюторах которые либо явно искажают свои отчеты либо вообще никому их не предоставляют (тут имеются в виду именно ФИЛЬМЫ, а не прямые трансляции и записи), как считать сборы по Public Video и т.д. — именно эти моменты приводят к тому, что каждая компания считает по своей методике и данные разбегаются. Рентрак (и это обще известно) считает только фильмы мейджоров и тех дистрибьюторов, с которыми у него есть договоры — просто по определению не весь рынок… Я знаю многие кинотеатры и многих дистрибьюторов которые пилят и рисуют сборы — но я не Судья Дредд что бы их судить… Поэтому я за такую систему ЕАИС, которая позволит видеть максимум реальных цифр, хотя понимаю, что добрая половина кинотеатров после этого закроется

    Поэтому твои комменты по этим двум позициям мне кажутся популизмом, и поэтому я так ехидно порой реагирую. И именно об этом я говорил, когда употребил термин «спамить на Синемаплексе».

    • Дмитрий NFS 6 июля 2014 в 18:05 - Ответить

      Олег, как можно получить Вашу монографию?

  2. Вадим 5 июля 2014 в 17:56 - Ответить

    Березин красавчег!) Все прочитал!!! Че курите парни? Обычная трава так не цепляет...

    • Олег Б. 5 июля 2014 в 20:16 - Ответить

      Вадим! Трава не обычная, а специальная. Брали еще на выставке Cinema Expo, когда она в Амстердаме проходила. Сейчас обсуждаем с Деловой Русью как аккуратно в поп-корн замешивать (проблема, что при высоких температурах свойства травы теряются)... Планируем к Кино Экспо запустить линейку поп-корнов с разными вкусами под общим брендом «Удлинитель кинопосещаемости»... Мы проводили опыты — зритель реально снова и снова начинает возвращаться в кинотеатр... даже в нерабочее время тянутся! И это — решение проблемы бизнеса кинотеатров! :-)

  3. Олег Б. 5 июля 2014 в 19:08 - Ответить

    Предыдущий мой комментарий не был комментарием на здесь на сайте — это был мой ответ Мише в электронной почте, который я разрешил процитировать.

    Мой комментарий тут:

    Еще раз спасибо Миша, за достойный труд, и особенно, как я тебе уже говорил, про Слуцкого, о котором я не знал (ну и ты не знал, как выяснилось, пока не взялся за критику моего «чистого разума»).

    Но самое главное, и пожалуй единственное, что я хочу высказать здесь по поводу «Критики...» и моей работы — я не ставил себе задачей доказывать наличие или отсутствие длинных волн в экономике — это за меня сделали многие видные ученые, доказав как их наличие, так и их отсутствие — о чем, повторюсь, я указываю в книге. Меня в моей работе интересовал анализ именно конъюнктуры рынка кинопоказа, и теория длинных волн была использована в качестве отправной точки этого анализа, наряду с теорией технологических укладов. Конъюнктура рынка это не только, и не столько посещаемость кинотеатров. Посещаемость в данном случае — это только еще один аспект для анализа. Конъюнктура — это сложившееся состояние рынка в определенный момент, конъюнктура может быть как положительной, конструктивной, так и отрицательной, деструктивной... И тот, кто понимает в каком состоянии находится конъюнктура в данный момент, тот может принимать правильные решения по бизнесу. Вот об этом речь

    Всех сегодня больше интересует не то, какие циклы существуют, а какие, по мнению некоторых, не существуют. Всех интересует, что происходит сегодня, почему сегодня не так как вчера, и что будет дальше — и именно в этом цель моей работы и суть моего анализа конъюнктуры рынка кинотеатрального показа.

    А тебе могу только предложить написать свою книжку и назвать ее просто «НЕдлинные циклы и конъюнктура рынка кинотеатрального показа» — и не удивлюсь, если в основных моментах ты получишь те же результаты...

    Остаюсь с уважением,

    Твой чистый разум О.Б.

    • Михаил Бублевский 5 июля 2014 в 22:16 - Ответить

      Олег, тебе спасибо:

      1. За написание монографии. В попытках, не факт, что успешных, написать свои соображения на тему существования кондратьевских циклов, узнал много нового и интересного. В моем, уже достаточно преклонном возрасте, требуется мощный стимул для изучения серьезной литературы и твоя работа дала его мне.

      Оказалось, что я переоценивал свои знания по этой теме. Все то, что я читал в конце 80х годов, оказалось только верхушкой айсберга. Открылся неведомый пласт, связанный, как с трудами того же Слуцкого, так и самого Кондратьева, трансформацией его взглядов Суздальского периода.

      2. Отдельная благодарность за подаренный мне экземпляр своего монументального труда с очень приятным, трогательным посвящением « другу, единомышленнику и оппоненту!» . Сегодня получил , читаю запоем

  4. Вадим 6 июля 2014 в 17:13 - Ответить

    Не... в попкон не надо! А то зрителя из зала потом не выгнать после фильма!)))

  5. Олег Б. 7 июля 2014 в 1:26 - Ответить

    Дмитрий NFS и всем заинтересованным почитать на ночь: напишите мне на электропочту — oleg.berezin@nevafilm.ru

  6. юрий кириллов 7 июля 2014 в 10:59 - Ответить

    Про траву понравилось. Торкнуло :)

    Касательно опусов Миши... Так и не понял содержание фильма. Критиков Кондратьева пруд пруд. Стоило ли их всех упоминать, чтобы уесть Березина? Такие мозги у Бублевского, и столько пара ушло в свисток! Миша, забудь про Кондратьева вместе с Березиным. Пиши про Кузнеца с Бублевским.

    Олег, девченки твои с посылкой звонили, но я уже на другом конце света. Обязательно прочту, как вернусь.

    • Михаил Бублевский 7 июля 2014 в 11:26 - Ответить

      Юра, такой цели, как «уесть' Олега, передо мной никогда и не стояло. Наверное, поэтому уесть и не удалось.

      Я пытался разобраться, существуют ли кондратьевские волны или нет, последовательно рассматривая взгляды, как сторонников, так и оппонентов, собирая, при этом, информацию из многочисленных источников.

      Надеюсь. что даже в отрыве от монографии Олега Березина, моя статья может представлять самостоятельный интерес

      По крайней мере, мне не попадалось ни одного источника, где взгляды критиков Кондратьева, были собраны в одном месте. Про Кузнеца писать легче, он западный экономист, все его труды опубликованы , а взгляды разобраны по косточкам

      У нас же, в силу особенностей исторического развития (революция, гражданская война и связанная с ней эмиграция, сталинские репрессии) выпал из рассмотрения гигантский пласт науки и культуры.

      Яркий пример, Николай Кондратьев. Когда, в своей еще студенческой работе по политэкономии, я выдвинул гипотезу о существовании 100летних циклов (1980 год), мне в литературе попадалась отрывочная информация по циклам Кузнеца, Жюгляра и Китчина, но не слова о Кондратьеве. Только в ходе перестройки пошла первая информация, но маятник качнулся в другую сторону, одни панегирики его гениальности и с уверением, что с помощью К волн, можно объяснить прошлое и настоящее и предвидеть будущее. Даже сейчас не все труды Николая Кондратьева переведены на русский язык, на английском его работ не сравнимо больше. Только сейчас выходят в свет его работы Суздальского периода и первый анализ этих работ с точки зрения экономистов

      Так, что я не согласен, что все это было известно, это можно прочитать и в другом месте. Тот же Олег Станиславович, перелопатив груду литературы по К циклам, не знал о трудах Евгения Слуцкого, человека повлиявшего на взгляды Кондратьева на свою теорию

  7. Михаил Иванов 7 июля 2014 в 12:43 - Ответить

    Михаил Леонидович, спасибо за статью и прогноз. Думал открыть однозальный кинотеатр в одном большом городе, теперь, пожалуй, трижды подумаю, стОит ли. На «кинотеатр мечты» не потяну, увы :) В общем, спасибо за заботу о нашем будущем! Будит творческую мысль и предостерегает от ошибок! Публикуйте 2 главу, что уж теперь. Хуже не будет :)

    • Михаил Бублевский 7 июля 2014 в 15:05 - Ответить

      Михаил Леонидович!

      Буду рад, если мои советы, мысли и прогнозы, окажутся полезными.

      Лишь бы, не наоборот.

      Я , в таких случаях, всегда вспоминаю рассказ Джерома Клапки Джерома « О вреде чужих советов» lib.ru/JEROM/r_noadvice.txt

      Так, что не спешите, следовать моим советам, может все не так, а иначе! Надо строить однозальники? Хотя, конечно же, это вряд ли...

      Помните, классическое определение шлимазла, данное великим Ибн-Эзрой? "Если ты начнешь заниматься изготовлением гробов, то люди перестанут умирать ныне, и присно, и во веки веков. Аминь! А если ты займешься изготовлением свечей, то солнце станет посреди ясного неба и будет стоять ныне, и присно, и во веки веков. Аминь! ".

      Может, я шлимазл от киноаналитики и к моим советам надо прислушиваться с точностью до наоборот?

      Хотя, я убежден в своей правоте, иначе бы не публиковал свои, возможно вредные, советы

  8. юрий кириллов 7 июля 2014 в 13:04 - Ответить

    Миша, можно сколько угодно ссылаться на Канта или Лейбница, рассуждать о перцепции и апперцепции, но к теме вопроса это не имеет отношения. Тут базар за кино.

    Я бы мог с тобой поспорить по сути, например в чем расходится взгляды на «чистый разум» у представителей марбургской и баденской школы, но 99% населения просто не поймет, о чем собственно речь. И что касается чистого применения разума, то по Канту, это не совсем возможно, так как ведёт к противоречиям, запутываясь в паралогизмах и антиномиях.

    А по делу я уже тут писал, что строго по твоим любимым кантовским категориям у Олега (опираясь на его краткое изложение циклов в статье), хромает третье определение рассудка. То есть в категории количества единство и множество есть, а цельность отсутствует. Или в отношениях субстанция и принадлежность, причина и следствие есть, а взаимодействие отсутствует. Во всяком случае для меня была видна натяжка данных. И не Кондратьев тут причина. Но Олег пытается делать великое дело. Пожалуй единственный из нас, кто не мелко постит на фейсбуках, а серьёзно пишет. Честь и хвала ему.

    • Михаил Бублевский 7 июля 2014 в 15:16 - Ответить

      Юра, так круто, что нет слов! Большую часть не понял, от чего еще сильнее зауважал тебя. Круто задвигаешь

      А по поводу Олега, так это бесспорно. Уникальное явление не только в отечественной киноаналитике, но и в мировой. Обычный киноаналитик- это человек, публикующий данные за уик-энд, месяц и так далее до года, максимум. А дальше идет операция сравнения (больше или меньше) , знакомая нам по курсу начальной школы. Иногда возникает ощущение, что человечество дальше понятия процент и не пошло в своем развитии

      Олег Станиславович этой своей работой доказывает, что это не так, что все не так плохо.

      В гимне Украины есть такие строчки:"Ще не вмерла України і слава, і воля,

      Ще нам, браття молодії, усміхнеться доля."

      Читая труд Олега, думаю, что еще не умерла и киноаналитика, более того, она рождается на наших глазах. Как у Канта есть докритический и критический периоды, так и в киноаналитике для меня, с недавних пор, существует доберезинский период и березинский

  9. Юрий Кириллов 9 июля 2014 в 12:02 - Ответить

    Миша, понять меня не сложно. Перевожу на бытовой язык. Любой большой ученый имеет в равной степени кучу последователей и противников. Не был исключением и Кондратьев, и тобой любимый Кант. Причем зачастую они в более зрелом возрасте начинают отрицать свои же ранние выводы. И потом потомки делятся на школы, доказывая друг другу, какая из точек зрения наиболее верная. Поэтому особой заслуги изложить одну из позиций я не вижу.

    Вполне может стать, что более ранний Березин начнет отрицать или переосмысливать написанное им же самим. Олегу сколько? Наверное и полтинника еще не стукнуло. А Кант занялся критикой чистого разума под шестьдесят. Подождем лет десять, и прочтем совсем другие мысли . Главное, чтобы Олег на этом не останавливался :)

  10. Олег Б. 11 июля 2014 в 2:35 - Ответить

    лайк ит!

  11. юрий кириллов 11 июля 2014 в 10:48 - Ответить

    Мир академической науки мне немного знаком. Настоящие гении рождаются чуть ли не раз в 100 лет. Но они после себя оставляют наследие на целый век.

    Друг детства у меня, с которым мы на один горшок ходили, ученик академика Юрия Степанова, одного из гениев языкознания. Фигура пожалуй равная Канту, только в семиотике. Так мой друг на наработках шефа сам стал профессором, и сейчас уже сам готовит кандидатов и профессоров. Читает лекции по всему миру. И конца края идеям пока не видно. Такой глубины были мысли академика!

    Вот бы нам в кино побольше таких академиков.

    Хотя, если честно, академическая наука в стране лет через 10 совсем загнется. Утрачена связь поколений. Целое поколение учёных свалило за границу. И как только последние динозавры науки вымрут, то научная среда погибнет. Это не моя мысль. Об этом Капица ещё говорил. Мол, деды должны учить отцов, а отцы внуков. А в России все отцы уехали на Запад. Генетический код разорван.

КОММЕНТАРИИ »


3 + семь =