Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ВРЕМЯ КРИЗИСА: ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ ОТРАСЛИ КИНОПОКАЗА У НАС И ЗА РУБЕЖОМ
Бублевский Михаил 08.02.2015 / 21:34 22

время кризиса

Люди, никогда систематически не изучавшие экономическую теорию, похожи на глухих, которые пытаются оценить звучание  оркестра. (П.Самуэльсон)

Критиковать может любой дурак, и многие из них именно этим и занимаются. (Сирил Гарбетт)

 Глава 1. Кризис и способы выживания во времена оного

Холодный дождь без конца.
Так смотрит продрогшая обезьянка,
Будто просит соломенный плащ.
(Басё, перевод с  японского В.Марковой)

Как всегда, неожиданно, незаметно, к нам подкрался кризис. Вроде бы еще вчера все было хорошо, а уже сегодня плохо. Хотя, почему неожиданно? Вроде бы и предупреждали и не раз, но мы все равно оказались к этому не готовы. И разве сама мысль о том, что цена на нефть не может быть всегда высокой, рано или поздно она должна резко снизиться, не является очевидной и бесспорной? Тем более, сентенция о том, что за взлетами всегда следуют падения, должна была показаться тривиальной моим читателям, вслед за мной исследовавших экономические циклы в кинопоказе

Так, что разразившийся днями кризис в российской экономике лишь подтвердил факт наличия объективных законов бытия. Все на свете им подчиняется, поэтому может быть спрогнозировано. Не буду ссылаться на свои статьи и прогнозы, сошлюсь на мнение наших известных отечественных экономистов. Предсказуемость – вообще отличительная черта этого кризиса, если сравнивать его с 1998 и 2008 годами, писала в конце ноября глава Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова. И там же:

Если идеальный шторм и есть, то он есть у нас сейчас», – говорит ректор РАНХиГС Владимир Мау, перечисляя нынешние вызовы: нефть, геополитика и вытекающие из них санкции, низ инвестиционного цикла, сокращение численности трудоспособного населения, практически нулевой output gap (разрыв между фактическим и потенциальным объемом выпуска) и исчерпание модели роста предыдущих десяти лет.​

Из всего перечисленного разве что санкции было сложно предсказать еще год назад. Глава КГИ Алексей Кудрин еще в 2011 году призывал готовиться к падению цен на нефть до $60 за баррель, экономисты называли примерные сроки падения страны в демографическую яму – 2015 год.

В итоге, имеем:

1. Кризис был ожидаем и легко прогнозируем

2. О его скором наступлении (Буря, скоро грянет буря) нас предупреждали и не раз.

3. И мы, как и следовало ожидать, оказались к нему полностью не готовы.

Ну, этот пункт даже и не обсуждаем, если уж наши коммунальные службы из года в год оказываются не готовы к приходу зимы с ее первым снегом, то что уж говорить о нашей готовности к кризису, явлению все же более сложно прогнозируемому. Или хоть кто-нибудь из моих читателей готовился к наступлению голодных лет? Тогда поделитесь в комментариях своим опытом, пожалуйста.

Ну, ладно, кризис наступил, рубль, в очередной раз, упал и не отжался, и теперь, когда первый шок схлынул, пришла пора поговорить о том,

как нам жить в новых экономических условиях и к каким последствиям для отрасли это приведет?

 Как поступает любой человек, если обнаруживает, что его доходы резко сократились, а расходы, наоборот, резко выросли? Самое лучшее решение выхода из этой пренеприятнейшей ситуации, является конечно же решение вопроса по росту доходов. И наверняка, есть такие счастливцы, у которых доходы растут и в кризис, возможно даже и среди нас.

Но, все же для большинства населения нашей страны, остается другой, гораздо менее приятный путь — путь сокращения издержек. Мы начинаем резать затратную часть семейного бюджета, отказываясь порой от самого необходимого, как то покупка яхт, квартир, машин, отказ от содержания второй любовницы (одну любовницу всяко-разно надо бы сохранить), а кто-то переходит на хлеб и воду. Главное, что секвестр (от лат. seqvestro — ставлю вне, отдаляю) семейного бюджета, происходит точно также как и у бюджета государственного, за счет принудительного урезания затрат. И это на фоне непрерывно растущих потребностей современного человека

Точно так же поступают не только физические, но и юридические лица. У нас, у тюменских бурильщиков, как меня называет мой друг Юрий К., на нашем профессиональном сленге, данная процедура называется «резать косты» (с ударением на последний слог), или по простому cost cutting, когда, чтобы не пасть жертвой кризиса, компании стремятся максимально сократить расходы.

В принципе, сокращение издержек — достаточно рутинная процедура. И не нас, людей переживших уже не один кризис, учить этому. Тем не менее, этому достаточно очевидному, тривиальному процессу  посвящены и последние статьи одного из популярных блогеров этого сайта. Их мысль и содержание (если отбросить тонны саморекламы), сводится к одной простой мысли: сокращение, сокращение и еще раз сокращение всех издержек, как то: численность и зарплаты сотрудников, пересмотр условий аренды и т.п., вплоть до закрытия кинотеатров сети.

На первый взгляд (на взгляд человека, которого, как минимум, самого не коснулись увольнения), ничего страшного не происходит. Ведь и в природе, при  резком ухудшении условий существования (низкая или высокая температуры, отсутствие влаги и др.) происходят ответные процессы замедления жизнедеятельности (например, спячка бурых медведей сопровождается понижением температуры с 37 до 31 градуса Цельсия).

При наступлении же благоприятных условий жизни происходит восстановление нормального уровня жизненных процессов.

Так и у нас, жизнедеятельность кинотеатров несколько подсократится в плохих условиях, а как только кризис пройдет, опять полное восстановление. Обычное дело и чего тут долго мусолить?

Действительно, ничего нового, экономика предприятия  (отрасли, страны), как и любой живой организм приспосабливается под изменяющиеся условия своей деятельности, сокращаясь в неблагоприятные для этого периоды и расширяясь в благоприятные.

 Назовем этот путь выживания в кризисные времена — традиционно-консервативным,

 Так стараются выживать все и во все времена, сокращая свою жизнедеятельность, в качестве ответной реакции на ухудшение условий окружающей среды.

А есть ли какие либо другие идеи по трансформации экономической стратегии? Опять же, по аналогии с животным миром, мы понимаем, что должны быть. Окружающая нас жизнь полна многообразия и развивается от простого к сложному, от простейших бактерий и инфузорий туфелек  до приматов и человека, как вершины животного мира. В основе всего лежит борьба за существование, как межвидовое, так и внутри вида. Конкуренция заставляет развиваться, закрепляя выгодные для выживания признаки и свойства. Да и история развития нашего бизнеса, бизнеса кинопоказа, полна примеров появления нового, когда развитие шло от простейшего аппарата Эдисона до современной техники, через черно белое кино к цветному, от немого кино к звуковому, к  системе Dolby Digital, а сейчас и к трехмерному звучания от все той же Долби или Барко.

 Назовем эту модель поведения бизнеса — инновационной моделью.

 Что заставляет бизнес выбирать ту или иную модель поведения в кризисные времена? Ведь для кого то единственно возможным является традиционный путь сокращения издержек, а кто-то утверждает, вслед за лауреатом Нобелевской премии по экономике П.Самуэльсоном, что именно кризис лучшее время для всего нового (ну что за странная идея — в кризис, заниматься не выживанием, а созданием и внедрением чего то нового?)

В свое время, кризис 2008 года заставил и меня попробовать поискать ответ на этот вопрос в литературе по экономике, что логично, а где же еще искать ответы на экономические вопросы? Неожиданно, оказалось, что проблема экономического поведения фирмы интересует не только меня, но и великое множество экономистов от малоизвестных до знаменитых. Могу перечислить не менее семи десятков известных фамилий — от У. Баумоля и А. Смита до А.И. Пригожина и  Э.С. Набиуллиной.

Не буду врать, что всех, кого могу назвать,  я прочитал (да кто бы и смог, ведь имя им легион). Но многое прочитала, в частности, молодой соискатель степени кандидата экономических наук Галсанова Ирина Базаржаповна, написавшая и успешно защитившая свою диссертацию еще в 2011 году на тему: “ТРАНСФОРМАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ ФИРМЫ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ». Из данной работы, я и позаимствую нижеследующую таблицу, как я надеюсь, интересную и тем моим читателям, кто интересуется теоретическими вопросами экономического поведения фирмы.
Эволюция основных подходов к исследованию экономического поведения фирмы с точки зрения их возникновения

таблица-1-Эволюция-основных-подходов-к-исследованию-экономического-поведения-фирмы-с-точки-зрения-их-возникновения

Таблица 1

 Далее Ирина Базаржаповна предлагает обобщающие стратегии экономического поведения фирмы в различных сферах деятельности, нацеленные на преодоление возможных проблем. Позволю себе привести и эти ее рекомендации, ибо даны они в сжатой форме, кратко и по существу.

В процессе своей деятельности каждая фирма сталкивается с проблемами в основных сферах: производство, сбыт и продажи, снабжение и закупки, запасы, трудовые ресурсы, капитал. Например, в сфере сбыта и продаж может снизиться спрос на продукцию или поменяться его структура. В сфере производства в одних случаях производство частично останавливается, в других — увеличиваются затраты и соответственно себестоимость. В области снабжения, закупок в случае изменения цен и условий работы поставщиков  могут увеличиться затраты на закупаемые материалы, запчасти, сырье и другие ресурсы. Некоторые предприятия сталкиваются с проблемой поиска трудовых ресурсов, способных качественно улучшить показатели их работы. Или затраты на трудовые ресурсы становятся существенными, что предприятия вынуждены их сокращать или посредством увольнения сотрудников, или снижением их оплаты труда. Могут остаться лишние запасы, задерживающие приток денежных средств, стоимость привлечения заемного капитала может быть слишком высокой или даже практически недоступной. В диссертационной работе Галсановой отмечается, что приведенный алгоритм действий в случае возникновения тех или иных проблем в различных сферах деятельности представляет собой своего рода упрощенную инструкцию поведения фирмы, позволяющую принимать эффективные меры по решению возникающих проблем с минимальными потерями, что может быть полезно и для нас.

таблица-2-обобщающие-стратегии-поведения

Таблица 2

 Как видим, и советы Ирины в основном сводятся к сокращению всех издержек. А где же все-таки инновации? Сама же ссылается на все того же Шумпетера, с “Деловыми циклами”  которого, мы уже знакомились в статье, посвященной критике чистого разума Олега Березина.

Ну что ж, поговорим и об инновациях.

Так, как цитировать самого себя не самое интересное занятие, процитирую другого автора:

«Важнейшим источником, открывающим новые возможности для роста, обновления, развития являются инновации. Инновационная активность выступает одним из важнейших факторов «богатства народов», который рассматривается в качестве непосредственной причины процветания стран, укрепления конкурентоспособности на мировом рынке. Создание эффективной инновационной системы может способствовать нивелированию кризисных проявлений, обеспечить динамичную стабильность национального воспроизводства и повышение уровня социально-экономического развития страны. Мировой опыт, накопленный в ХХ столетии, показывает, что наиболее успешно и устойчиво развивались те страны, которые достигали высокого уровня конкурентоспособности в высокотехнологичных отраслях промышленности и обеспечивали опережающий рост обрабатывающих отраслей экономики.

Однако, инновации воспринимаются экономикой не всегда, а только в определенные периоды ее развития и дают ощутимую добавочную стоимость через определенный промежуток времени. Периоды, когда экономика восприимчива к инновациям, определяются так называемыми длинными циклами экономической конъюнктуры, примерно полувековой продолжительности, которые были открыты и исследованы великим русским экономистом начала прошлого века Н. Д. Кондратьевым в 20-х гг. ХХ века. Хотя он непосредственно не занимался анализом инновационных проблем, его исследования в области больших циклов конъюнктуры (длинных волн) инициировали дальнейшие изучения причин этих циклов и их продолжительности. В качестве наиболее важной их основы были признаны инновации. Эти идеи были развиты австро-американским экономистом Й. Шумпетером, который, принимая в целом подход Кондратьева, настаивал на инновационной природе длинных циклов, представив экономическое развитие как последовательность восходящих пульсаций, обусловленных распространением соответствующих кластеров взаимосвязанных нововведений. Он подчеркивал, что это процесс саморегулирующийся и имеет характерную форму волны.

Появление тех или иных концепций всегда связано с объективными условиями, потребностями и интересами живой практики. Исследованию проблем цикличности, влияния инновационного развития на экономический рост были посвящены труды К. Фримена, А. Кляйкнехта, М. Портера и других известных экономистов. Важное теоретическое и практическое значение имеют также исследования немецкого ученого Г. Менша, который пытался провести параллель между темпами экономического роста и цикличностью с проявлением базисных нововведений. Он впервые установил, что наступление фазы депрессии заставляет искать возможности для выживания, а инновационный процесс может их предоставить. Однако, тесная корреляция диффузии инноваций и больших циклов Кондратьева была доказана совсем недавно М. Хироокой. Он подтвердил, что диффузия нововведений, благодаря механизму самоорганизации полностью синхронизируется с повышательной стадией цикла Кондратьева и достигает насыщения в области наивысшего пика цикла. Из этого можно сделать важный практический вывод: успех государственной инновационной политики целиком зависит от предвидения и активного содействия инновационному процессу в периоды депрессии и оживления, когда имеет место синергетический эффект их усиления. И наоборот, если поддержка государства осуществляется с запозданием, эффективность инноваций значительно снижается.        Современное состояние мировой экономики свидетельствует о наступлении фазы депрессии, которая является, таким образом, благоприятным временем для освоения и внедрения новой волны базисных технологических инноваций» (К.э.н. Угнич Е.А. Модернизация экономики России в условиях кризиса: инновационный вектор).

Можно вспомнить и то, что еще в древнем Китае кризис рассматривался не только как опасность, но и как возможность для дальнейшего развития (что нашло свое отражение в соответствующем иероглифе, обозначающем кризис).

Думается, что для большинства моих читателей, открытием явится тот факт, что наша страна взяла на себя международные обязательства по выходу  из кризиса именно инновационным путем, в частности, в ходе саммита «большой восьмерки» в июле 2009 г. в Италии. В принятой на нем «Декларации об ответственности стран — мировых лидеров за устойчивое развитие в будущем» подчеркивается: «Инновации и знания являются ключевыми факторами, способствующими выходу из кризиса и выводу мировой экономики на более устойчивый путь развития. Мы (страны, подписавшие этот документ — Прим. Бублевского) намерены ускорить нововведения, являющиеся ответом на долгосрочные вызовы развитию, и стимулировать прогресс современных производств, видов услуг и компаний, которые смогут играть решающую роль в обеспечении новых источников экономического роста. Мы обязуемся осуществлять инновационную политику в наших странах, в том числе используя антикризисные программы стимулирования. Эта политика нацелена на развитие исследований, предпринимательства, человеческого капитала и способностей, «зеленых» технологий и инвестиций в инфраструктуру, включая информационные и коммуникационные сети»

Здесь, важным является даже не то, что нам лишь бы что-то где–то подписать (типа все большие страны подписывают и мы подпишем, что мы хуже всех что ли). Нет, данный документ говорит о понимании руководством стран G7, важности именно инновационного пути развития, желания и возможности стимулировать этот процесс.

Таким образом, имеем два принципиально разных подхода к экономической стратегии поведения организации (отрасли) во время кризиса, депрессии, стагнации, рецессии (все, количество умных слов исчерпано, все-таки какой у меня бедный словарный запас!): традиционно-консервативный и инновационный.

       В следующей главе, мы рассмотрим вопрос от чего все таки зависит выбор той или иной экономической стратегии, а также спрогнозируем по какому пути пойдут российский и американский кинопоказ и, что самое главное, последствия этого выбора для всех нас и отрасли в целом

Глава 2. Чирихины, как зеркало  российского кинопоказa во времена кризиса 2014—2018 годов

В 1908 году, к 80-летию Л.Н. Толстого, В.И.Ленин пишет статью «Лев Tолстой, как зеркало русской революции». С одной стороны, Толстой - гениальный художник, беспощадно разоблачающий самодержавие, критикующий церковь, которая освящает самодержавие, поддерживает и оправдывает угнетение и эксплуатацию, с другой — «помещик, юродствующий во Христе», проповедующий «непротивление злу» насилием, обновленную религию.

Прошли годы, на смену советскому строю вернулся капитализм, в самых его диких формах и проявлениях, расцвело пышным цветом религиозное мракобесие, настали, в терминологии Ильи Лагутенко, «времена почище» и как-то забылось, что Лев Толстой не только великий писатель, но еще и зеркало. Да, и то правда, ну как-то обидно, даже Теодор Нетто был человеком и пароходом, а Лев Толстой только зеркало. Мелковато будет для фигуры мирового масштаба!

Здесь нетерпеливый читатель может воскликнуть: «А причем тут Чирихины и почему они зеркало, а не что-либо другое, например, шкаф?».

Несколько дней тому назад, средства массовой информации в лице БК, донесли до нас новость о том, что чета Чирихиных на редкость удачно трудоустроилась в Синема Парке. Я бы пропустил эту информацию, если бы не один из моих друзей по фейсбуку, спросивший мое мнение по этому поводу.

Вопрос-Бублевскому

 Пишу эти строки и думаю о том, что пришла и мне пора, вслед за многими-многими, выйти из сумрака, тени, чулана, т.е. в терминологии наших англоязычных друзей совершить процедуру coming out of the closet или по нашему, по простому- каминг-аута. Нет, я не гомосексуалист (и как только вы могли так обо мне подумать), у меня совсем иная проблема, я принадлежу к другому, но тоже всеми притесняемому меньшинству, я — тугодум. Уф, признался и сразу же легче стало! Да, я тугодум и горжусь этим. Хотя чем тут гордиться? Ведь нам, тугодумам, тяжело жить на белом свете. Возьмем, хотя бы наши блоги на этом сайте. Стоит мне поделиться результатами своих многолетних раздумий, как быстрый разумом Юрий, даже не прочитав мою заметку (по-моему, он их вообще не читает), мгновенно успевает не только написать язвительный комментарий, но и ответить своей разгромной статьей. Я же, будучи тугодумом, только по прошествии нескольких недель, когда тема дискуссии уже забылась и отвечать явно поздно,  нахожу удачный и оригинальный  ответ и, в результате, остаюсь с невысказанными мыслями

Будучи тугодумом, я долго думал, да и сейчас все еще думаю, над поставленным Сергеем вопросом. Первая мысль, которая появилась у меня по прошествии суток была, а причем здесь я? Где я и где великие менеджеры Чирихины? Это ж тоже самое, что у скромного светлячка спрашивать его мнение о Солнце.

Вторая мысль (прошло еще 2 дня): а ведь приятно, что хоть кто-то спрашивает мое мнение хоть по какому-либо вопросу, пусть и не относящемуся ко мне напрямую. Все равно, очень приятно. Большое Вам, Сергей, человеческое мерси за это. Проходит еще день и я даже, от избытка чувств, ставлю лайк под его постом.

Но, что-то не дает мне покоя, какая-то мысль, какой-то червячок гложет мой мозг, мешая спокойно спать. Проходит неделя и я понимаю, что это мысль о соотношении случайного и закономерного, случайности и неизбежности. Случайно ли все, окружающее нас, а может над нами довлеет рок, судьба, фатум, определяющие все наши поступки и наше будущее? Или во всем видна какая-либо закономерность иного рода? Или — по-простому и откровенно — случайно или закономерно, что пригласили Чирихиных, а не, например, меня?

Нет, переформулирую вопрос по-другому, ведь нельзя на полном серьезе рассматривать мою кандидатуру, как достойную альтернативу самим Чирихиным. Как говорилось, несколько ранее, мы фигуры разного масштаба, бойцы разной весовой категории (они супертяжи, а я так, мимо проходил). Поэтому вопрос, в его новой редакции, уже звучит так: «Случайно или нет, что сеть СП пригласила в состав своего руководства чету Чирихиных?»

Краткие теоретические основы соотношения необходимого и случайного или как, выражаясь словами Гегеля, «познать необходимость, скрытую под видом случайности», были мной даны ранее в статье О ПЕРСПЕКТИВАХ И ОСНОВНЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ МИРОВОГО РЫНКА КИНОПОКАЗА. ЧАСТЬ 1 . И самая главная мысль — энгельсовская «Необходимость, пробивающаяся сквозь все случайности — опять-таки в конечном счете экономическая».

Экономика — это базис, фундамент, а политика или даже война, как крайнее выражение политики другими средствами, всегда имеют экономические корни, будучи элементами надстройки над базисом.

Вспомнив все, а именно основу диамата и истмата, вернемся к Чирихиным. Так случайно или нет их приглашение на должность топов, в той или иной мере определяющих политику сети СП? Требование ли это времени, самой экономики кинопоказа крупных сетей или все-таки просто игра случая? Какие интересы отрасли стоят за их переходом в СП?

Кто есть Чирихины?

Честно говоря, не знаю, не знаком. Презумпция невиновности требует думать о людях хорошо, пока не доказано обратное. Поэтому примем на веру, что это крепкие профессионалы, лучшие специалисты на сегодняшний день, иначе зачем бы их приглашать на работу в крупнейшую сеть кинотеатров и думается, что не на самую плохую зарплату. Но их послужной список позволяет думать, что это не предприниматели-инноваторы в терминологии Шумпетера, а прекрасные управленцы, перед которыми стоит задача описанная в первой главе — задача сокращения издержек и наведения управленческого порядка  в структуре, порядком разболтавшейся за время смены собственников и текучки кадров. То есть, как раз то, о чем так хорошо написала Ирина в своих рекомендациях (сокращение издержек, участие в планировании деятельности, участие в контроле за деятельностью и т.д). Имеем, что и СП, вслед за ФК и, видимо, прочими сетями выбирает традиционно-консервативный путь реакции на кризис.

Ну, одна сеть случайно выбрала такой путь экономической стратегии, ну, вторая... А если все — то это уже не случайность, а закономерность. Помните, как в историческом анекдоте: «Когда-то Суворову один граф позавидовал: Александр Васильевич — как Вам везет в сражениях! На это Суворов ответил: "Раз везение, два везение — помилуй Бог, батюшка — надобно когда-нибудь и умение!»

Приглашение сотрудников с конкретной фамилией Чирихины — это случайность, точно также могли пригласить ивановых, петровых, сидоровых или даже, не побоюсь этого слова, рабиновичей, да хоть кого угодно, а вот выбор пути развития, который олицетворяют собой Чирихины — это уже не случайность, а закономерность, экономическая необходимость, пробивающаяся через все случайности. Их приход в СП симптоматичный сигнал, посылаемый отраслью о выборе своего дальнейшего пути развития.

То есть, экономика нашего кинопоказа, экономика наших кинотеатров и киносетей стимулирует именно традиционный, а никак ни инновационный путь выхода из кризиса, путь не развития, а путь выживания. Значит, именно этот путь и выгоден нашим сетям. Поэтому-то на работу приглашаются сотрудники, умеющие лучше всех сокращать издержки, а не модернизаторы, реформаторы и инноваторы.

Каков наш рынок?

Почему так происходит? Да, все просто.  Наш российский рынок (и рынок кинотеатрального проката не исключение) является достаточно уникальным явлением. Примерно также были организованы рынки на заре капиталистической эры, от ее зарождения до второй половины 19 века. Именно такой рынок и описывали классики политэкономии, начиная с Адама Смита с Давидом Рикардо и вплоть до Маркса с его «Капиталом» и даже неоклассики (Маршалл и Ко, с его кембриджской школой экономики) в значительной степени говорили о нем. Это не регулируемый государством рынок, стихийный, дикий рынок, на котором правит бал один закон — закон максимизации прибыли (см. таблицу 1). Цель получения максимума прибыли диктует средства решения этой задачи-это получение монопольного положение на рынке. Сперва компания укрупняется и растет естественным путем, это дает ей возможность сократить издержки, т.е. затратную часть своего бизнеса. Но, максимум прибыли достигается не только  за счет низких издержек, но и за счет высоких доходов, ведь прибыль определяется как разница между доходами и расходами. Очевидно, что максимум доходов достигается при монополизации рынка, в идеале когда ты на рынке вообще один и можем свободно, бесконтрольно диктовать свои условия потребителям, ты имеешь максимум прибыли.

История монополизации экономики достигает глубокой древности. Монополистические тенденции в разных формах и в неодинаковой степени проявляются на всех этапах развития рыночных процессов и сопровождают их. Но их новейшая история начинается в последней трети XIX столетия (1873 г. – время экономического кризиса).

         Взаимосвязь явлений кризиса и монополий, указывает на одну из причин монополизации — попытку многих фирм найти спасение кризисных потрясений в монополистической практике.
      Первая большая волна монополизации происходила в конце XIX века и в первые годы XX века. В результате были образованы крупнейшие компании, подчинившие себе целые отрасли промышленности.
В конце XIX столетия рынок чуть ли не впервые за свою историю развития столкнулся со сложными проблемами. Возникла реальная угроза для функционирования конкуренции — этого необходимого элемента рынка. На пути конкуренции возникли существенные препятствия в виде монополистических образований в экономике.
      История монополий неразрывно связана с развитием тех процессов, которые на каждом этапе ускоряли рост монополизации экономики, придавая ей новые формы.
Существует два способа образования монополий:
– посредством капитализации прибыли;
– путем слияний и поглощений.

Любой рынок не регулируемый государством, неизбежно приходит от состояния свободной конкуренции, когда на нем действуют много игроков к монопольному владению рынком одним или очень ограниченным числом участников рынка (олигополия, а затем и картельной сговор), монополизирующих, тем самым, свое положение на нем (Из выступления Шермана в конгрессе США, 1890, речь о трестах и антитрестовском законодательстве).

Это азы, аксиома, если государство отказывается от своих функций регулятора рынка, если государство не определяет правила игры на нем, то рынок, с течением времени, неизбежно монополизируется, это его естественное состояние.

Именно, такой рынок и существует в нашей стране и не только в кинопоказе. Западным экономистам очень интересно наблюдать за процессами, протекающими на таких рынках. Такую архаику на рынке с 140 млн. потребителей больше нигде не встретишь. Мне попадались сравнения с машиной времени («как на машине времени угодил в первую половину 19 века») или с «Затерянным миром» сэра Артура Конан- Дойля.

Влияние государства на рынок.

Если нет внешних факторов, определяющих движение любого тела, то оно движется по пути наименьшего сопротивления, пока, исчерпав весь импульс, не застынет в состоянии покоя, если нет внешнего усилия со стороны государства (помните обязательства нашего государства по стимулированию инновационных процессов?), то нет и экономического стимула заниматься инновациями, максимум прибыли будет достигнут за счет монополизации, а вовсе не за счет внедрения каких либо новых прорывных идей.

В одной из своих лекций по экономике вышеупомянутый Альфред Маршалл, описывая процесс неизбежного возникновения монополий на свободном от госрегулирования рынке, приводит следующий пример. Представим себе гору, на вершине, которой лежит, в состоянии неустойчивого равновесия, шар. Абсолютно естественно будет предположить, что рано или поздно шар скатится с вершины, сметая все на своем пути. Обратное, т.е. то, что шар, наоборот покатится вверх, будет не естественным, для этого надо либо чудо, либо внешнее воздействие силы той или иной природы. Так и с рынком. Процесс появления на нем олигополий, картельных сговоров, синдикатов абсолютно естественное явление, к которому неизбежно придет любой рынок, если не произойдет чуда либо не возникнет внешнее воздействие, в виде регулирующих функций государства.

В другом месте Маршалл уже приводит пример из биологии и, видимо, будучи сторонником идей своего великого соотечественника Чарльза Дарвина — с точки зрения эволюционной теории. Конкуренция — это соперничество нескольких субъектов в достижении схожей цели. В биологии говорят о конкуренции между особями одного вида (внутривидовая конкуренция) или между особями разных видов (межвидовая конкуренция), в виду ограниченности ресурсов внешней среды — пищи, света, воды, убежищ и т. д.

В экономике говорят о деловой конкуренции хозяйствующих субъектов, каждый из которых своими действиями ограничивает возможность конкурента односторонне воздействовать на условия обращения товаров на рынке, то есть о степени зависимости рыночных условий от поведения отдельных участников рынка.

Поэтому в ходе естественного отбора, когда выживает сильнейший, рынок неизбежно придет к монополизации, когда крупные особи, имеющие лучший доступ к ресурсам жизнедеятельности, чем их более мелкие собратья, просто сожрут их. А регулирующая функция государства, в виде антимонопольных законов, происходит аналогично действиям человека в ходе искусственного отбора, когда, под влиянием человека, его разума и умения, появляются новые виды растительного или животного мира, невозможные в условиях дикой природы. И далее, Маршалл позволяет себе прямое заимствование из Маркса, даже не ссылаясь на первоисточник (экий проказник, неужто он думал, что я не читал «Капитал» и не узнаю знакомые строки?). В третьем томе «Капитала», К. Маркс анализирует проблемы внутриотраслевой и межотраслевой конкуренции. Внутриотраслевая конкуренция – это соперничество между производителями аналогичных товаров, удовлетворяющих одну и ту же потребность. Межотраслевая конкуренция представляет собой конкуренцию производителей продукции, удовлетворяющих различные потребности. Соперничество в данном случае ведется за наибольшую прибыль. В случае, если в одной из отраслей увеличивается размер прибыли, происходит перелив капитала в эту отрасль из менее прибыльных отраслей. И в очередной раз доказывается постулат о том, что при отсутствии государства, как активного игрока, любой рынок, включая рынок свободной конкуренции, неизбежно приходит к монополизации рынка ограниченным числом его участников.

Естественно, что к аналогичным выводам, приходят представители и другого направления научной экономической мысли, а именно, Кейнс, его ученики и последователи (и в первую очередь, так называемая школа «левых кейнсианцев» в лице Н. Калдор,  П. Сраффа и Джоан Робинсон с ее «Теорией несовершенной конкуренции»). Кейнсианцы основываются на том, что капитализм, и в особенности система свободного рынка (!), страдает врожденными пороками, среди которых наиболее важным является кейнсианское утверждение, что капитализм лишен механизма, обеспечивающего экономическую стабильность. Государство, с точки зрения кейнсианцев, может и должно играть определенную активную роль в стабилизации экономики. В ходе наблюдения за явлениями экономических кризисов кейнсианцы пришли к выводу, что даже свободная (она же чистая, она же совершенная)  конкуренция обычно терпит фиаско, выйти из которого можно лишь благодаря внешнему вмешательству, вмешательству государства. Кейнсианцы считают современные рынки неконкурентными и неспособными автоматически регулировать спрос и предложение, в особенности соотношение между ценами и заработной платой. Монополии и олигополии, занимая господствующее положение на рынках многих товаров, могут искусственно поддерживать высокие цены, несмотря на понижающийся спрос. Профсоюзы выступают за гарантированный уровень заработной платы при заключении трудовых соглашений и коллективных договоров с предпринимателями. Всё это приводит к тому, что рыночное регулирование является негибким, и снижение спроса на продукцию хотя и приведёт к падению цен, но вряд ли одновременно вызовет уменьшение ставок заработной платы

Обратимся, опять к таблице 1. О чем твердят нам  экономисты-эволюционисты Нельсон и Уинтер? А все о том же, «фирмы направляют свои усилия на то, чтобы добиться определенного сегмента на рынке и удержать ее, они не склонны к нововведениям, и только изменения внешних условий вынуждают фирмы осуществлять крупные эволюционные изменения». Нет давления со стороны государства, нет и стимула совершать сложные телодвижения, зачем заниматься инновациями с непонятным заранее экономическим результатом, ведь и прогореть можно, когда надо всего лишь монополизировать рынок и все будет в шоколаде. А вот, если монополизировать рынок невозможно из-за активной позиции государства, то приходится заниматься нововведениями, инновациями, а уж, если государство найдет возможность простимулировать разработку новых идей и их внедрение, то уж тем более.

Кризис  выгоден крупным участникам нашего рынка.

Ведь, чем хуже ситуация на нем, тем лучше для них. Они-то выживут, а вот мелочь нет. Крупным сетям выгодна любая глупая идея, как то поголовная цифровизация кинотеатров, бурное строительство кинотеатров по всей территории страны и даже квотирование. Для крупных сетей справедлив лозунг дна: « Чем хуже — тем лучше!». Чем скорее разорятся независимые, тем больше будет доля сетей на рынке, ну, а потом придет очередь и не самых крупных сетей, их сожрут гиганты рынка и так будет продолжаться пока не останется 1, максимум 3 игрока на рынке, ведь, если ты контролируешь не менее 33% рынка, то король на нем!

Так, мы нашли ответ на первую загадку Юрия Кириллова из его последней статьи. Как, безжалостно закрывая убыточные кинотеатры, увеличить свою долю на нем? Все очень просто: да, количество твоих кинотеатров уменьшится, но и конкуренты разорятся. Да здравствует кризис, благодаря которому можно увеличить долю на рынке, не прилагая к этому каких-либо инновационных усилий. Все, как в рекламе 90-х годов: «ты лежишь, а денежки капают». Полная идиллия.

Не удастся уничтожить конкуренцию своими силами или с помощью благоглупостей родного государства, зайдем со стороны дистрибьюторов. Где-нибудь через год, максимум два, доля крупнейших киносетей так вырастет,  что зависимость от них у дистрибьюторов, включая мейджоров, будет 100%. Почему бы тогда не поставить условием проката фильма в сети отсутствие его в независимых кинотеатрах, в той самой мелочёвке, которая все еще будет жить и мешаться под ногами?

Вторая загадка Юрия Кириллова — в его реплике нашей переписки на этом сайте:

Миш, про крупных и мелких я писал в своем блоге «Микки Маус и 777 гномов». Да, действительно, единственный путь только в укрупнении. Или погибнешь. Но это не потому, что мы предлагаем услуги ниже качеством. А как раз наоборот. Мы можем предложить услуги ВЫШЕ качеством за те же деньги. Так как наши издержки (и ты их правильно описываешь) гораздо ниже, чем у мелких игроков. И я за такой рынок. Рынок направленный на клиента, на зрителя. Что плохого, если мы можем предложить своим зрителям больше, чем остальные? Вот не чувствую я угрызений совести по этому поводу.

Вопрос: с чего Юрий взял, что у сетей качество  услуги выше, чем у независимого кинотеатра через дорогу? Это то же самое, что заявить, что серийное качество продукта выше, чем у изделия сделанного руками ремесленника. Выше производительность? Бесспорно. Ниже издержки? Конечно же, да. Именно поэтому, за счет этих экономических преимуществ, крупное производство и уничтожает мелкое. Но, качество продукции всегда выше у мелкого производителя, это его конкурентное преимущество перед крупным, серийным производством. До последнего времени, это и не оспаривалось нигде и никогда.

Также очевидно, что качество обслуживания в частном кинотеатре, в котором днюет и ночует его владелец, всегда выше, чем у сетевого кинотеатра.

Поделюсь своим скромным опытом. Когда то, давным-давно, жил я в маленьком провинциальном городке, затерявшемся в предгорьях Уральских гор, там где Европа встречается с Азией, а девушки красивы, как нигде. И был там у меня небольшой кинотеатрик, залов на 9-10, не больше. Будучи максималистом по натуре, я постоянно переживал за его результаты, все мне казалось, что можно было бы работать и получше. И вот, когда мне казалось, что еще немного и я взорвусь, сорвусь, накричу на подчиненных, буду топать ногами и, брызгая слюной, объяснять им как надо или не надо работать, именно в этот момент, я шел в рядом стоящий кинотеатр, принадлежащий одной из крупнейших наших сетей, и слезы радости, слезы облегчения текли по моему челу. Вот уж где был бардак, так бардак, всем бардакам — бардак! Прикинув, насколько могли бы вырасти экономические результаты этого кинотеатра при хорошем управлении и с полным пониманием , что этого никогда не будет, веселым и радостным, я возвращался домой, в свой кинотеатр. Какие прекрасные, добрые лица окружали меня там, сразу же забывались недавние критические мысли о них, приходило понимание, какие уникальные специалисты работают у меня, как мне повезло, что они у меня есть. Ну, и так, до следующего раза.

Чем больше организация, тем сложнее ей управлять, а уж если ее филиалы разбросаны по всей стране, то тем более.

Как всегда, ваши недостатки являются продолжением ваших достоинств. Вы — крупные и это хорошо, с точки зрения экономики функционирования сети, но, то, что вы такие крупные, в тоже время и плохо с точки зрения управляемости, с точки зрения качества обслуживания. И чем вы будете больше, тем больше будет разрыв между экономическими показателями и качеством обслуживания ваших клиентов. И это абсолютно естественное явление. Как сказал кто то из императоров Александров (то ли II, то ли III, не помню): «Бог дал России гигантские территории, это ее счастье, но и ее горе». Понятно, что управлять карликовым государством легче, чем управляя державой, раскинувшийся на одной шестой части суши, но насколько все же почетнее, приятнее управлять великой державой (даже с большой буквы Великой Державой), а не карликовым образованием.

Я больше скажу: дальше будет только хуже. Чем вы будете больше, тем хуже будет качество обслуживания, а уж если вам удастся монополизировать рынок, то в соответствии с гегелевским принципом перехода количества в качества, оно вообще упадет ниже плинтуса, у вас же, в отсутствии конкуренции, пропадет хоть какой либо стимул, хоть что- нибудь делать. В частности, этим то монополии и плохи.

Так что не надо фантазировать о качестве услуг крупной киносети!

Наверняка, сокращение размеров фонда оплаты труда идет не за счет зарплаты и численности членов совета директоров, а за счет линейного персонала (кассиров, контролеров, барменов и т.д.), т.е. людей, являющихся лицом кинотеатра, людей, непосредственно общающихся с клиентом. И неужели можно всерьез думать, что качество труда оставшихся сотрудников возрастет при росте нагрузки на них и при той же, а то и меньшей зарплате?

Таким образом, имеем, что в отсутствии государства, как регулятора рынка, мы будем выживать по традиционно-консервативному пути, т.е. сокращая издержки, в итоге, получим падение объема рынка, увеличение доли крупных сетей, за счет разорения мелких и в последствии, монополизацию рынка, падение качества обслуживания зрителей. Отсутствие внутривидовой конкуренции, т.е. отсутствие конкуренции внутри вида (то бишь среди кинотеатров), вкупе с нарастанием межвидовой конкуренции (хотя бы все с тем же интернетом), в сочетании с кризисом и, как следствие, падением покупательной способности населения, должно неизбежно привести к гибели рынка кинотеатрального проката.  Вид, поставленный в такие условия существования, обречен на вымирание!

Вот такие печальные перспективы для российского рынка кинопоказа.

А что же будет происходить на рынках кинопоказа развитых стран и, в первую очередь, на североамериканском рынке?

Как ни жалко это признавать, но у них все будет гораздо более благополучно, чем у нас. Если у нас государство фактически самоустранилось, рынок отдельно, а правительственные органы отдельно и у них практически нет точек соприкосновения, у нас своя жизнь, у них своя, то на Западе государство выступает в роли регулятора рынка, в роли активного игрока, устанавливая правила игры и строго следя за их исполнением. В первую очередь, благодаря не формальному, а реально действующему антимонопольному законодательству удалось добиться, что на рынке присутствует реальная, а не формальная конкуренция. Раз есть конкуренция и хочется выжить в конкурентной борьбе, приходится не только сокращать издержки в тяжелые кризисные времена, но и заниматься разработкой и внедрением инновационных процессов, а иначе чем ты отличаешься от толпы всех прочих? Естественно, приходится заниматься и повышением уровня сервиса, качества обслуживания гостей кинотеатра. Как всегда, внутривидовая борьба за существование заставляет вид совершенствоваться, закрепляя нужные навыки и умения.

У наших либералов принято отказывать государству в праве на вмешательство в рыночную экономику. Типа, государство не должно вмешиваться, а “рынок все сам рассудит”. Рассудит, конечно, рассудит. Без разумного вмешательства государства, рынок в кратчайшие сроки монополизируется, катализатором чего и послужат кризисные явления. Другого просто не дано.

Чтобы не повторяться, проиллюстрирую это положение еще одним, на сей раз собственным  комментарием на сайте.

Я (Юрию Кириллову):

Твои взгляды на экономику были бы простительны в 19 веке, сейчас же они выглядят явным анахронизмом. Столь не любимое тобой вмешательство государства в деятельность рынка происходит везде и всегда, наоборот, примеров не вмешательства государства в рыночную экономику не существует. В твоей любимой Америке государство осуществляет свои функции регулятора через антимонопольное законодательство. У них оно называется антитрестовское и берет свое начало аж с 1890 г с закона Шермана, потом в 1914 году был принят закон Клейтона и пошло-поехало. Уже в 1911 году пострадал сам Рокфеллер, когда была разделена его нефтяная империя, после чего и была сказана знаменитая фраза о гибели капитализма, вследствие вмешательства государства в рынок. Послевоенное отделение студий от принадлежащих им кинотеатров, с целью усилить конкуренцию при росписи фильмов, пример вмешательства государства уже в наш бизнес.

Регулирование конкуренции посредством проведения соответствующей политики, например, сохранение государственной монополии, контроль за вложениями в отрасль или фиксация цен, приводит к двум существенным отрицательным результатам: происходит снижение конкуренции и замедление инноваций, поскольку компании прежде всего взаимодействуют со структурами, устанавливающими регулирование, и защищают от того, что они уже имеют; а это, в свою очередь, делает отрасль менее динамичной и менее привлекательной для покупателей или поставщиков.
Сильная антитрестовская политика, особенно в горизонтальных слияниях, объединениях, обусловленных сговором, представляет собой основу для инновации. Реальная внутренняя конкуренция требует, чтобы правительство не допускало слияния компаний, приобретений и объединений с вовлечением лидирующих в данной отрасли компаний.
Правительство оказывает влияние на формирование целей инвесторов, менеджеров, персонала, проводимую ими в различных областях политику. Правительство должно направлять усилия на стимулирование существенных вложений в повышение квалификации работников, инновации, в материальные активы. Мощным и единственным средством увеличения нормы инвестиций в отрасль является налоговый стимул для долгосрочного дохода от прироста капитала, использование которого ограничено новыми вложениями в акции корпорации.

Таким образом, если наша экономика выбирает традиционный путь сокращения издержек, то у них можно ожидать всплеск инновационных решений, чему в не малой степени будет способствовать государство (вспомните декларацию принятую на саммите G8).  Руководство нашей страны подписало декларацию формально, чтобы не выделяться среди лидеров мировых держав, опыт того же Сколково говорит, что все это не наше, все это от лукавого, да и либералы просят не вмешиваться в экономику. У них же — на Западе — будут разработаны реальные меры стимулирования инновационного процесса. В этом и отличие наших ситуаций и объяснение того факта, что мы выбираем разные пути развития в кризис: у нас это путь выживания, а у них подлинного  развития. И для них и для нас наиболее выгодной формой бизнеса является монополия, только у нас, нашим крупным сетям никто не мешает в их создании, у них (на Западе)  мешают законы, стимулирующие конкуренцию и, как следствие, инновационные процессы в обществе.

 Глава 3. Что есть совершенная конкуренция и  с чем ее едят

Предлагаю обратиться к теории вопроса.

Совершеннаясвободная или чистая конкуренция — экономическая модель, идеализированное состояние рынка, когда отдельные покупатели и продавцы не могут влиять на цену, но формируют её своим вкладом спроса и предложения. Другими словами это такой тип рыночной структуры, где рыночное поведение продавцов и покупателей заключается в приспособлении к равновесному состоянию рыночных условий.

Хотя эта система сложилась в XVIII в. и прекратила свое существование в конце XIX — первых десятилетиях ХХ в. (в разных странах по-разному), значительная часть ее элементов вошла в современную рыночную систему.

 Рынок чистой (совершенной) конкуренции наиболее точно описывает взаимодействие спроса и предложения. Для него характерно:
1) в борьбе за внимание и деньги покупателей сталкиваются между собой множество производителей однотипных, стандартизированных товаров;
2) препятствия для вступления в отрасль и неценовая конкуренция отсутствуют;
3) конкуренция развивается без всяких ограничений, и рыночное равновесие достигается в результате массовых сделок продавцов и покупателей, которые не могут навязать друг другу свою волю и вынуждены искать компромисс в виде рыночной цены

Отличительными чертами этой экономической системы являлись:

  1. частная собственность на экономические ресурсы;
  2. свобода предпринимательства и выбора;
  3. личный интерес как главный мотив поведения;
  4. конкуренция, которая предусматривает:
    1. наличие на рынке большого числа независимых друг от друга покупателей и продавцов любого конкретного продукта или ресурса;
    2. свобода покупателей и продавцов выходить на те или иные рынки или покидать их;

5.    абсолютная мобильность факторов производства; неограниченная свобода передвижения капитала;

6.    абсолютная информированность рынка о норме прибыли, спросе, предложении и т.д.; осуществление принципа рационального поведения рыночных субъектов (оптимизация индивидуального благосостояния в результате прироста доходов — продать подороже, купить подешевле) невозможного без информации;

7.      абсолютная однородность одноименных товаров (отсутствие торговых марок и т.д.);

8.      ни один участник свободной конкуренции не в состоянии оказать непосредственное влияние на решение другого неэкономическими методами;

9.      цены устанавливаются стихийно в ходе свободной конкуренции;

10. отсутствие монополизма (один производитель), монопсонии (один покупатель) и невмешательство государства в функционирование рынка

Хотел бы отметить еще раз, что эта модель идеального рынка, экономическая Утопия, которая строится на полном невмешательстве государства в дела рынка. Знаменитая сентенция «Рынок сам все рассудит» берет свое начало именно отсюда.

Теоретические основы функционирования такого рынка, были заложены трудами Хуана де Атьенса (Хуана де Матьенсо де Перальта ), который впервые и ввел и разработал еще в 16 веке теорию «свободного рынка», «справедливой цены» и «стоимости».

Но, только через 250 лет, подлинно научное обоснование рынка свободной конкуренции, дали нам основатели английской политэкономии Адам Смит и Давид Рикардо.

«Невидимой рукой» А. Смит называл те экономические силы, которые мы называем спросом и предложением. Законы рынка заставят предпринимателя выпускать не любые продукты, а только те, что нужны покупателям, а продавать их по возможно низкой цене. Только в этом случае он сможет победить своих конкурентов и получить максимальную прибыль. Предприниматель вовсе не думает о благоденствии общества, тем не менее, его эгоизм приносит пользу всем, обеспечивает товарами и услугами лучшего качества и по более низким ценам. Вот почему Смит требует предоставить человеку возможность свободно преследовать в экономической деятельности свою выгоду, и это будет наилучшим образом способствовать общественному благу по средствам роста богатства каждого.
«Невидимая рука» может успешно действовать только в условиях достаточно острой конкуренции. Она способствует снижению цен. Одновременно конкуренция регулирует количество производимых товаров и перелив капиталов и труда из одной отрасли в другую. Механизм конкуренции заставляет предпринимателя постоянно искать пути понижения издержек производства и увеличивать прибыль за счёт роста объёма продаж.
«Невидимая рука» А. Смита (магический 6-ти угольник) включает в себя:
1.  Колебание массы и норм прибыли– те сферы бизнеса, которые в данный момент производятся в данной прибыли и достигаются большей нормой прибыли и туда переливаются экономические ресурсы.
2.  Рыночные цены на товары, но свободно формирующиеся под влиянием колебаний спроса и предложения на них.
3.  Конкуренция заставляет все субъекты рыночной экономики производить только то, что нужно рынку.
4.  Спрос– мощнейший двигатель. Рыночная экономика такова, что если есть спрос на ее продукцию, она мобилизует все свои ресурсы, удовлетворит этот спрос.
5.  Предложение товаров, услуг. Предложение товаров должно быть достаточным, чтобы полностью покрывать спрос.
6.  Ставка процентов за кредиты, который предоставляет ЦБ коммерческим банкам, а коммерческие банки — фирмам и домашним хозяйствам. Ставка процентов за кредиты — мощный регулятор в развитии рыночной экономики.

Модель совершенной (чистой) конкуренции, теоретические основы которой постулировал А. Смит полностью исключает какой — либо сознательный контроль над рыночными процессами. Координирующим элементом в его теоретических положениях выступает ценовая система в абсолютно децентрализованной экономике.

Идеи ценового регулирования рынка, при помощи конкуренции высказывал английский экономист Давид Рикардо в своей работе «Принципы политической экономии и налогообложения»(1817 г.): «Когда говорят о предмете потребления, его меновой стоимости и о законах, регулирующих его цены, то всегда имеется в виду такой товар... на производство которого оказывает огромное влияние конкуренция». Д. Рикардо описывал функционирование теоретической модели совершенной конкуренции в долгосрочной перспективе, когда цены складываются только под воздействием спроса и предложения в результате конкурентной борьбы.
Для условий, рассмотренных Д. Рикардо, принципиальным является то, что цены складываются только под воздействием спроса и предложения в результате конкурентной борьбы. После того, как все участники рынка получают сведения о ценах и объемах производства, они отстраняются от активной деятельности. Временной фактор (из-за его нелимитированности) и риск не являются компонентами модели. Фирмы принимают решения на основе качественно-ценовых матриц, минимизирующих издержки производства и реализации продукции. Решающее значение в установлении баланса цен играет конкуренция. Теоретическое абстрагирование помогло Д. Рикардо обосновать долгосрочные варианты решения проблемы роста в условиях совершенной конкуренции, теории ценности и распределения на основе предельной производительности. Обобщающим элементом исследования стал «закон рынков», постулирующий тенденцию равновесного состояния при полной занятости. Давид Рикардо рассматривал конкуренцию как необходимое условие рыночного ценообразования.

Д. Рикардо построил теоретическую модель совершенной конкуренции. Основное внимание им было сконцентрировано на том, как данная система функционирует в долгосрочной перспективе. И вот здесь то, впервые, исследуя поведение рынка во времени, Давид Рикардо обратил заметил, что не все функционирует так и хорошо гладко, как хотелось бы им с Адамом Смитом:

 1. он выявил закономерную в условиях совершенной конкуренции тенденцию к снижению экономической прибыли каждого из продавцов. Следующая логическая цепочка рассуждений:

1.1.участников рынка много (неограниченно много), значит доход делится на всех, а расходная часть при росте участников не уменьшается

1.2.доходная часть уменьшается, расходная нет-значит прибыль падает

1.3.следовательно неизбежно разорение ряда участников рынка, от бесконечного, ничем не ограниченного их числа мы неизбежно придем к конечному

 2. впервые, признал возможность кризиса перепроизводства, правда только в одной из отраслей экономики. Представить кризис, касающийся всех отраслей и уж тем более, все страны, он не мог

Д. Рикардо признавал «закон рынков Сэя» т.е. догму о бескризисном и равновесном состоянии экономики при полной занятости. В частности, он писал: «Продукты всегда покупаются за продукты или услуги; деньги служат только мерилом, при помощи которого совершается этот обмен. Какой-нибудь товар может быть произведен в излишнем количестве, и рынок будет до такой степени переполнен, что не будет даже возмещен капитал, затраченный на этот товар. Но это не может случиться одновременно со всеми товарами».

Д. Рикардо, не предвидел того, что в условиях экономического либерализма (и это подтвердил практический опыт мировой цивилизации) неотвратимы ограничивающие их тенденции и как следствие кризисы несоответствия произведенной товарной продукции и услуг платежеспособному спросу па эти товары и услуги, т.е. так называемые кризисы перепроизводства (или, по другой трактовке, кризисы недопотребления). Подобный кризис впервые произошел в 1825 г. на родине ученого спустя два года после его смерти.

Таким образом, Давид Рикардо, как никто другой был близок к выявлению 2-х самых главных недостатков ничем не ограниченного рынка свободной конкуренции:

— неизбежность кризисов перепроизводства

— неизбежность перехода от высококонкурентного рынка к олигополиям

        Капиталистический рынок только зарождался, Смиту и Рикардо было трудно предвидеть все последствия функционирования рынка чистой конкуренции, но  мы, живя в 21 веке, не должны повторять давно устаревшие и опровергнутые самой жизнью догмы.

 Вот как писал о рынке свободной конкуренции уже другой экономист (можете угадать по стилю кто это?), через несколько десятилетий после Смита и Рикардо: “Что касается свободной конкуренции, то в современных условиях крупно-товарного и высокотехнологичного производства, требующего громадных затрат, она не выгодна и вредна обществу. Для возникновения конкуренции необходима значительная избыточность как основных фондов, так и производства продукции, что приводит к росту затрат и потере ресурсов, затрачиваемых на невостребованную избыточную продукцию, и порождает кризисы перепроизводства».

В целом весь конец XIX и начало XX веков явились периодом, изменившим многие устоявшиеся взгляды на конкуренцию и на ее роль в экономике. Недовольство существовавшей моделью совершенной конкуренции, главным образом, было вызвано чрезмерным вниманием только одному виду конкуренции — ценовой и невозможности раскрыть с ее помощью сущности конкурентной деятельности. Говоря о совершенной конкуренции, И.Шумпетер отмечал: « ... это не тот вид конкуренции, который может быть отнесен на счет существующих товаров, но этот вид конкуренции может быть особенно актуальным, если речь пойдет о новом товаре, новой технологии, новых ресурсах или новом типе организации».

Критики модели совершенной конкуренции указывали на элементы монополии, принизывающие экономику и не находящие отражение в существующей концепции. Главное же, что вызывало возражение -экономическая концепция совершенной конкуренции была не в состоянии отразить глубинные корни конкуренции. Она пренебрегала динамикой конкурентной деятельности, игнорировала важность временного фактора и обходилась поверхностной мотивацией активности конкурентов. Являясь лишь формальной моделью, совершенная конкуренция, как теория, имела много серьезных недостатков.
Хронический дефицит платежеспособного баланса многих европейских стран, резкое замедление темпов роста экспорта, увеличение могущества монополий и другие последствия первого этапа общего кризиса в начале XX века подтвердили несостоятельность подходов невмешательства в процесс установления рыночного баланса. Однако вплоть до кризиса 1929—1933 годов и выхода в свет известного труда Дж. Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.) этот процесс носил фрагментарный характер.
Серьезные попытки объяснить работу экономической системы в условиях несовершенной конкуренции только начинались. Критики модели совершенной конкуренции подвергают сомнению существование этой модели в реальности и представляют ее моделью чистой (идеальной) конкуренции. Можно сказать, что совершенная конкуренция является теоретической абстракцией, а реально существующие рынки в различной степени несовершенны. Первые серьезные дискуссии по этой проблеме связаны с появлением работы П. Сраффы «Законы получения доходов в условиях конкуренции».

 Реальные рынки несовершенны.

Это выражается в первую очередь в недостаточности информации и в неполноте информации. Например, недостаточность информации выражается в том, что нередко на рынке покупатель не знает о всех ценах предложения и его объеме, а продавец не знает о всех покупателях и их спросе.

Далее, выход на рынок и проведение каждой сделки требуют в реальном мире и от продавца, и от покупателя затрат, которые выражаются в потерях времени и затратах на организацию встречи продавца с покупателем, а также в затратах на перемещение товара. В результате, и продавец и покупатель вынуждены не только оптимизировать свои производственные издержки и полезность, но также транзакционные издержки, т.е. издержки возникающие при покупке или продаже товаров. Необходимость минимизировать эти издержки приводит к тому, что покупатель закупает излишние объемы товара. А продавец бывает вынужден распродавать по заниженным ценам ту часть товара, на которую не нашлось покупателя в течение того времени, пока продавец находился на рынке.

Критикуя рынок, мы должны сказать, что на любом (даже на совершенном рынке) участнике делятся друг с другом информацией только о своих текущих потребностях и имеющемся товаре. Рынок абсолютно не способен учесть планы своих участников.

Неспособность рынков к саморегуляции выражается также в том, что рынки подвержены паникам, т.е. если некоторое событие выводит рынки из равновесия, то вполне может сложиться ситуация, когда действия участников рынка будут направлены не на восстановление равновесия, а на дальнейший отход от него. Кроме того, большинству участников рынка (непрофессиональным участникам) свойственно учитывать лишь очень небольшой объем информации, и в результате поведение этих участников бывает неадекватным, особенно в критических ситуациях.

Неоклассическая теория рынка предполагает, что каждый участник рынка действует индивидуально, преследую свою собственную цель, которая противоречит целям прочих участников рынка. Но поскольку такое поведение ведет к потерям для каждого из участников рынка, то рациональный субъект должен искать пути, к тому чтобы от конфронтации с другими участниками рынка перейти к сотрудничеству. Другими словами, конкурентный рынок легко превращается в несовершенный, монополизированный рынок, путем картельного сговора между продавцами или между покупателями.

Изучив эволюцию теоретических взглядов на экономическую сущность теории конкуренции, мы пришли к выводу, что рыночные структуры характеризуются количеством и возможностями покупателей и продавцов на рынке. Структура рынка варьирует от совершенной конкуренции с множеством покупателей и продавцов через монополистическую конкуренцию, олигополию до монополии, при которой только один продавец. Степень конкуренции различна на разных рынках и зависит от количества продавцов и покупателей; наличия и доступности достоверной информации; возможности легкого доступа на рынок для других предприятий; степени однородности товара

Сама теория совершенной конкуренции осталось в прошлом, крупной вехой в истории экономической мысли и не более того. Ныне никому, ну разве что, кроме моих читателей-оппонентов (см, например, комментарии к статье О ПЕРСПЕКТИВАХ И ОСНОВНЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ МИРОВОГО РЫНКА КИНОПОКАЗА. ЧАСТЬ 1) , не придет в голову спорить с необходимостью вмешательства государства в функционирование рынка.

Приведу лишь некоторые цитаты ведущих западных экономистов:

Kamarck, A.M. (Economics as a Social Science: An Approach to Nonautistic Theory. P. 98.) : «рыночная форма хозяйства, будучи предоставлена самой себе, т.е. силам стихийной самоорганизации, не только не обеспечивает эффективный экономический результат, но способна порождать массовые социальные конфликты, готовые опрокинуть и раздавить саморегулирующийся механизм».

Мартин Дж. Уитмен (Martin J. Whitman, Third Avenue Value Fund letter to shareholders ): «Корпоративная Америка не работала бы вообще, если бы многие виды активности не были бы принудительными».

Кроме того, существуют области жизни общества, где рынок терпит фиаско, т.е. рыночный способ распределения благ не может обеспечить их оптимального распределения. Такими областями выступают например, общественная безопасность и экология. К примеру, если за борьбу с преступностью платит один человек, то выигрывает от этого всего общество. Предположим, что каждый из членов общества должен внести определенную плату за безопасность. Но по указанной выше причине некоторые члены общества смогут воспользоваться безопасностью, не внося свою плату, а это будет означать, что плата за безопасность для оставшихся должна возрасти, но некоторые из оставшихся не пожелают нести дополнительные расходы и откажутся от оплаты безопасности. В результате, в конце концов, никто не будет оплачивать безопасность, хотя она всем нужна...

Поэтому-то, используя похожие термины, мы говорим все-таки о разных, диаметрально важных вещах:

-  Для меня высококонкурентный рынок не мыслим без государственного участия, как игрока, определяющего правила игры на нем: антимонопольное законодательство, налоговое законодательство, стимулирующее предпринимательскую деятельность и инновации

— Для моих же оппонентов, вершиной научной мысли, рынком к которому надо стремиться, является модель рынка чистой конкуренции конца 18- начала 19 веков, построенная на полном отсутствии вмешательства государства в дела рынка.

Рынок сам все отрегулирует и рассудит? Как бы не так, плавали, знаем!

Разное понимание приведет и к разным последствиям:

— у нас нарастание степени монополизации рынка, отсутствие инноваций и падение качества услуги, что приведет к гибели рынка в конкурентной борьбе с другими формами и видами досуга

— рынок же США выдаст новые инновационные идеи, новые концепции кинотеатра, как ответ на нарастающий экономический кризис и межвидовую конкуренцию.

Заключение

Столько наговорил, что у терпеливого читателя, дошедшего до конца повествования (а есть ли такие?) голова могла пойти кругом.

Предлагаю, кратко и по делу (ну наконец-то!), собрать важные для нас мысли в одну табличку.

Будучи оптимистом, сразу же хочу успокоить своих читателей: все будет хорошо!

 Да, скоро наш рынок погибнет, но потом он восстанет из пепла, как птица Феникс.

Совсем скоро, году так 2019—2020, приедет к нам в Белокаменную добрый молодец из США (штат Арканзас) и привезет нам новую концепцию современного кинотеатра. Построит его, за несколько месяцев отобьет вложения и получит сверхприбыли. После чего, все ринутся на этот новый Клондайк, и все опять повторится вновь и вновь. История развивается по спирали (В.И.Ленин «Филисофские тетради»).

Изучившие мои теорию случайного и неизбежного, сразу же скажут, что добрый — это случайность, он (что, даже скорее всего) будет злым. Молодец — случайность, он может оказаться девкой. Из Арканзаса тоже случайность, даже скорее всего он прибудет, как диавол, из самой сердцевины каменных джунглей Нью Йорка. Но, вот то что прибудет из США и научит нас, как строить современные кинотеатры, это точно!

рынок-вчера-сегодня-завтра

Полный текст статьи можно прочитать по ссылке в ЖЖ Михаила Бублевского: http://michailbub.livejournal.com/

22 комментария »

  1. Олег Б 9 февраля 2015 в 14:49 - Ответить

    Молодец, Миша! все правильно сказал! Только зачем опять свою обидку на Юрия подпихнул — это «зацепка» у тебя — надо работать над собой, развивать скорость мышления и т.д.!) [шутка]

    Я последнее время, после того, как забросил свою написанную книжку на дальнюю полку — очень увлекся темой инноваций, и особенно темой принятия рынком [кинотеатрального показа] инноваций на разных этапах больших циклов (знаю, что ты в них не веришь, но даже в этой статье ты положительно упомянул в цитатах стариков Кондратьева и Шумпетера)...

    Суть происходящего в том, что спрос на инновации возникает в понижательной фазе цикла (т.е. и у нас и в США — это сейчас), а принятие рынком и внедрение ключевых инноваций следующего цикла начинается в самом конце понижательной фазы и в период повышательной фазы следующего цикла...Для того, что бы эти инновации вообще появились, есть два пути — 1) собственные исследования и коммерциализация изобретений (т.е. создание собственных инноваций), либо 2) импорт технологий (то, что мы осуществили в начале обоих циклов — в 1910/1920 г.г. и в середине 90-х). Основная фигня в создании и внедрении собственных инноваций в том, что коммерческие фирмы сами не в состоянии финансировать базовые исследования — это удел государства (и это именно то, что и делает США — финансируя через фонды развития, налоговые льготы и т.д. фундаментальные исследования научных центров и крупных промышленных конгломератов). А мы начиная с середины 80-х фактически прекратили разработку собственных технологий в области кинотеатрального показа (всё, чем занималась киноотрасль — Стерео-70, Суперфон, голографическое кино и т.д. — оказалось не внедренным, так как киноотрасль СССР просто не дожила до начала следующего цикла).

    Поведение коммерческих фирм на понижательной фазе абсолютно прогнозируемо — снижение издержек и тем самым расширение своей доли на рынке за счет выдавливания мелких с рынка. Но вот с инновациями хуже — для того, что бы в 2020/2025 годах, когда цикл снова пойдет вверх и рынок готов будет к внедрению новых инноваций, эти инновации должны сегодня где-то в недрах нашей науки разрабатываться (речь не только о технических инновациях, но и об организационных — например когда-то это были «дистрибуция» и «мультиплексы», например, и прочих инновациях — логистических, продуктовых и т.д.)... Так вот никто сегодня этим не занимается, нет ни кадров — инженеров и.д., нет разработок в смежных отечественных областях (лазеры, информационные системы и т.д.) , нет политики государства... в общем если в ближайшие пару лет ничего не изменится — то тогда просто готовимся к новому «импорту технологий» перед новым циклом... В общем-то я об этом уже в нескольких своих докладах говорил, надо будет их опубликовать...

    • Михаил Бублевский 9 февраля 2015 в 15:01 - Ответить

      Спасибо, Олег!

      Насколько у тебя получается лучше излагать свои мысли, чем у меня. Завидую. Если, я все правильно понял (я же тугодум!), то мы говорим об одном и том же, вплоть до скорого импорта западных технологий, идей, концепций кинотеатров и т.п., но, насколько у тебя получается короче, яснее и как то красивее, научнее что ли

      Мне так никогда не научится

      Публикуй свои доклады, публикуй! У тебе же и блок здесь есть. А то, как старик Ганди умер, так и поговорить-то и не с кем!

  2. АИ 9 февраля 2015 в 16:44 - Ответить

    Очень интересная статья. Спасибо.

    Про ситуацию в сетях всё правильно написано , сам в них работаю 14ть лет.

    Моё мнение — ситуация по кинотеатрам ухудшится, все признаки налицо, и никакой ПолХет не поможет в 18 году...

    Вопрос Михаилу ,может интересно. Не зреет ли сейчас возможность перехода публичного кинопоказа под гос. регулирование? В той / иной форме? С определением дат выхода, региональных цен на билеты, с лицензированием ?.. частичным примером можно рассмотреть «Москино».

    спасибо.

    • Сергей Иванов 9 февраля 2015 в 22:12 - Ответить

      Я вот не совсем согласен, про «ухудшится». Ухудшится у тех, кто продолжит работать старыми методами в новой ситуации, а вот те, кто сможет приспособиться к новым обстоятельствам вполне могут улучшить своё положение, это их шанс, пока конкуренты «режут косты» и повышают цены.

    • Михаил Бублевский 9 февраля 2015 в 23:09 - Ответить

      Я всегда за участие государства в рынке, только за разумное участие.

      Неоднократно пытался помочь нашему рынку советами, о которых меня никто и не просил.Начиная от утопических типа национализации (совет создать высоконкурентный рынок, антимонопольное законодательство, мероприятия по стимулированию инновационных разработок считаю еще большей утопией), до совета не выдавать прокатные удостоверения, если кинотеатры не отчитываются в ЕАИС (дистрибьюторы , по аналогии с Рентрак,быстро бы заставили кинотеатры отчитываться и система давно бы заработала) или обязать дистрибьюторов выпускать определенный процент копий, например, 10%, не в цифровом формате, а в старом добром пленочном, что могло бы помочь выжить независимым (впервую очередь, в малых городах) кинотеатрам в кризисные времена. Сейчас заниматься цифрой самоубийство, но иначе контент не получишь. Ну и т.д. Подробнее можно прочитать в моем Манифесте (по моему публиковался еще на Кинобизоне)

      Только в наших условиях, государство ведет НЕ разумную политику, выступая в роли слона в посудной лавке, и здесь, чем меньше оно делает, тем лучше. С этой точки зрения молодой активный министр культуры, гораздо вреднее своих старых предшественников. Те только делили госфинансирование по системе распределения, этот фонтанирует идеями, только последствия их внедрения страшат

  3. Юрий Кириллов 9 февраля 2015 в 17:09 - Ответить

    Дочитал до Самуэльсона, не выдержал, и бросил читать. Ну, блин, язык без костей!

    Миш, у тебя на буровых работа сдельная или почасовая? Честное слово, нельзя так не ценить свое время и время других. Ты чудный парень, но как только на работе тебя выдерживают остальные!

    • Сергей Иванов 9 февраля 2015 в 22:09 - Ответить

      А зря не дочитали, Юрий, у Михаила очень точно про сети написано.

  4. Сергей Иванов 9 февраля 2015 в 22:23 - Ответить

    Михаил, большое спасибо за статью. Полностью согласен в оценке иллюзий сетей о качестве их работы и последствиях экономии. Как всегда, перечитываю неоднократно и, мне кажется, не хватает одного важного момента.

    Монополизируя рынок и привычно задирая цены сети не просто вытесняет конкурентов, они убивают рынок кинопоказа как таковой. Есть значительно более страшный конкурент, чем независимые кинотеатры. У него вообще нет издержек, он перебьёт по цене любое предложение, сервис итак значительно превосходит любой кинотеатр и над его улучшением ведется постоянная работа. Я про интернет, легальный и нелегальный. Практически любой фильм можно посмотреть бесплатно, в уютной обстановке дома, не нужно платить и куда-то ехать. И каждый зритель ежедневно решает эту задачу, всё чаще не в пользу кинотеатров вообще. Так что обещанный приход заокеанского мессии может состояться на абсолютно пустое место, а не мебельные и автосалоны, как это было в 90е.

    Многие коллеги такое ощущение что забыли, кто платит за ужин и музыку и совсем игнорируют зрителей. Очень много внимания уделяется капиталу, мейджорам, крупным продюсерам, а вот работа со зрителями строится по принципу «смотри что дают» и это печально.

    • Михаил Бублевский 9 февраля 2015 в 22:39 - Ответить

      Сергей, согласен со всем сказанным, только я об этом и пишу :)

      Здесь нет повода для спора, интернет и так убивает кинотеатральный прокат (межвидовая конкуренция), но в отсутствии внутривидовой конкуренции (конкуренции внутри вида, т.е. среди кинотеатров) убьет в кратчайшие сроки.

      Несколько цитат

      «у нас нарастание степени монополизации рынка, отсутствие инноваций и падение качества услуги, что приведет к гибели рынка в конкурентной борьбе с другими формами и видами досуга»

      «Отсутствие внутривидовой конкуренции, т.е. отсутствие конкуренции внутри вида (то бишь среди кинотеатров), вкупе с нарастанием межвидовой конкуренции (хотя бы все с тем же интернетом), в сочетании с кризисом и, как следствие, падением покупательной способности населения, должно неизбежно привести к гибели рынка кинотеатрального проката. Вид, поставленный в такие условия существования, обречен на вымирание»

      Или Вы имеете в виду что то другое?

      ЗЫ. И спасибо за вопрос, который послужил толчком к написанию данной статьи!

  5. Алексей 9 февраля 2015 в 23:38 - Ответить

    Интересно, но, как обычно, очень много и нудно. Хотя я, проникнувшись духом инноваций, готов внести своё предложение в процесс познания, оптимизации и анализа кинопроката «По Бублевскому» — выделяем текст, включаем на айфоне функцию «автопроизношение» и наслаждаемся получением новых знаний и навыков в режиме аудиокниги (с лёгким акцентом и забавные произношением) в удобное время и в любом месте не отвлекаясь от ведения автомобиля или педалей велотренажёра! Если бы Михаил записывал свои опусы в формате аудиокниг в авторском исполнении было бы вообще шикарно — и ему быстрее чем текст набивать и редактировать и нам удобнее слушать и понимать не ломая глаза об экраны телефонов и планшетов, потому как прочитать 2-3 страницы это ещё куда ни шло, но Михаил так по-детски не пишет.

  6. Юрий Кириллов 10 февраля 2015 в 3:21 - Ответить

    Так Миша меня вставил в текст?! Не ожидал такой почести.

    Осилил все-таки статью самостоятельно, почти без словаря. Долго матерился в процессе, но дочитал до конца. И даже написал подробный ответ. Ждите, должны опубликовать, если редакция одобрит :)

  7. Иван 10 февраля 2015 в 11:45 - Ответить

    То что Михаил Леонидович мастер в показателе «полные залы» подтверждаю) Лучший из тех кого встречал. А когда у тебя все силы брошены на эту аншлаговую заполняемость, косты вторичны.

    Как сокращать штат линейного персонала если в пики нужно, чтобы работали все кассы?

    Как сокращать офис, если там изначально не было «секретарш по 150», отдел маркетинга до 22.00 ежедневно решает поставленные задачи, а it отдел вообще не уходит с работы. Просто такой авральный режим работы на сеть не растиражировать, а исполнителя в регионах не заставишь биться за каждого Гостя, ему проще сократить расходы и показать что вроде вписался в план по показателям.

    • Михаил Бублевский 11 февраля 2015 в 16:04 - Ответить

      Спасибо, Иван, за приятное напоминание о былых временах.

      Возможно, что таких аншлагов сейчас больше нигде и нет. Разовый ажиотаж, как, например, на 50 оттенков- это реальное, но и крайне редкое явление.

      Но, у нас то аншлаги были еженедельно и вне зависимости от репертуара, залы бронировались и откупались заблаговременно, длинные очереди в кассы из ожидающих снятия не выкупленной брони. И это в кризисный 2009 год, когда социологи публиковали одно за другим исследование на тему падения интереса россиян к походам в кинотеатры, а у нас посещаемость росла взрывными темпами

  8. Дмитрий NFS 11 февраля 2015 в 14:55 - Ответить

    Отличный ликбез по теории поведения фирмы в рамках микроэкономики для первокурсника.

    Масса ссылок на авторитетные источники, грамотное цитирование и демонстрация актуального состояния изучаемого вопроса. Михаил, Вы явно пишете 90% текстов больше для себя с завидным наслаждением. Перечитать микроэкономику в вашей компиляции и подачи было безусловно интересно, но кроме общей критики монополий, необходимости грамотного гос. регулирования любого рынка и перспективности инноваций нет конкретики.

    В чём заключаются конкретные предложения автора исходя из описанной ситуации и конъюнктуры рынка? Вводная часть описана шикарно, но не хватает последнего абзаца с программной частью.

    Или цель статьи общие рассуждения и обозначение вектора отраслевой мысли?

    • Михаил Бублевский 11 февраля 2015 в 15:50 - Ответить

      Дмитрий,я всегда стараюсь дать конкретные рекомендации, не ограничиваясь общими рассуждениями. Так, надеюсь, будет и в этот раз. Программная часть оказалась несколько больше одного абзаца и вылилась в отдельную статью

      • Дмитрий NFS 11 февраля 2015 в 16:29 - Ответить

        Другими словами её ждать позднее и это была вводная часть? :)

        • Михаил Бублевский 11 февраля 2015 в 17:16 - Ответить

          Ну, не до такой степени все плохо.

          Мне казалось, что опубликованная часть работы переросла просто вводную часть и тянет на самостоятельную статью

          Сергей Иванов, задав свой вопрос, пробудил во мне множество мыслей о поведении кинотеатров, отрасли и государства в целом в кризис, которые, в связи со стилем моего изложения, просто физически не могли уместиться в одну статью.

          Работа с самого начала задумывалась, как состоящая из 2х частей:

          1.возможные стратегии поведения отрасли (фирмы) в кризис, их отличия и критерий выбора той или иной из них. Теория. Последствия выбора и прогноз на ближайшие годы

          2.Конкретные рекомендации и соображения во избежание самых неприятных последствий

          Планирую, как впрочем и всегда, дать советы государству по созданию соответствующего инвестиционного климата, по разработке инновационных идей и процессов, так как кинотеатрам это самостоятельно не потянуть, да и не зачем, их вопрос внедрение инноваций, а не их разработка

          Но, тот же Олег Б., намного лучше это уже изложил в своем комментарии

          Кроме того, хочу , опять же в очередной раз, поделиться и своим скромным опытом выживания в кризисные времена, если остались в этом бизнесе, то не надо сдаваться, а стоит придумать что то интересное для зрителя и в тяжелые кризисные времена

          Вот такие задумки

          • Дмитрий NFS 11 февраля 2015 в 18:30 -

            Советы государству — это конечно круто, но читателей этого ресурса больше интересуют рекомендации и опыт работы в ситуации экономического кризиса, тем более он каждый раз имеет свою специфику.

            Из статье явно чувствуется посыл, что именно кинотеатры и отрасль в целом игнорируют внедрение инноваций в бизнес а занимаются лишь сокращением затрат. Это вызвало откровенное непонимание.

            А государство уже пыталось заставить госкомпании внедрять инновации но кончилось это известно чем :)

            Наличие и жёсткость нашего антимонопольного законодательства как обычно компенсируется необязательностью его исполнения и избирательной активностью ФАС. Бензиновый сговор, который виден невооружённым глазом и основная часть немонетарной инфляции(существенная правда до осени 2014 года:) ) связанной с госкомпаниями и монополиями тому яркий пример.

  9. Юрий Кириллов 11 февраля 2015 в 17:19 - Ответить

    Очень ждем рекомендаций Михаила Леонидовича в части раскулачивания создаваемых в России монополий кинотеатров. Его советы просто позарез сейчас необходимы. Ведь страна задыхается от диктата больших киносетей. Если тов.Бублевский не остановит гидру капитализма, то нам всем точно трендец!

    Доля рынка у тройки крупнейших российских киносетей сейчас едва достигает 30%. Для сравнения, по нашему антимонопольному законодательству доля торговой организации не может превышать 25%. Кстати антимонопольное законодательство у нас одно из самых жестких в мире, и явно не нуждается в помощи доморощенных киноэкспертов. Там своих регуляторов предостаточно.

    Еще для сравнения... в других ведущих странах тройка лидеров занимает 60-75%. Regal, AMC, Cinemark в Америке, или Cineworld, Odeon, Vue в Англии… А в Тайланде вообще одна киносеть Major Cineplex захватила 70% рынка. Это ж что за беспредел, а?!! Вот куда надо бурильщиков посылать! Срочно скидываемся на билет Тюмень-Банкок! :)

  10. Михаил Бублевский 11 февраля 2015 в 17:39 - Ответить

    Юра, тебе не кажется, что шутка про бурильщика несколько подзатянулась? Она и так была понятна только тебе, но неужели ты думаешь, что от ее неоднократного повторения она стала хоть чуточку смешнее? Тебе бы писать юморески для Кривого зеркала , вот где твое подлинное призвание

    Ты все таки член совета директоров крупной, уважаемой сети кинотеатров-научись везти себя достойно, честное слово, временами так стыдно за тебя, ведешь себя как хабалка на рынке

  11. Юрий Кириллов 11 февраля 2015 в 18:46 - Ответить

    Миша, ну я же не предполагал, что Ваша нынешняя работа Вас не устраивает. Извините. Беру свои слова обратно.

  12. Юрий Кириллов 13 февраля 2015 в 2:03 - Ответить

    Уважаемые читатели Синемаплекса! Очень извиняюсь, но больше я в полемику с Михаилом Б. вступать не буду. Я наивно полагал, что спорю с умным человеком, который пишет умные мысли. Правда пишет слишком витиевато, путая стили и перескакивая с темы на тему, теряя логику, отчего у читателя едет крыша. Разгадка этих текстов оказывается лежит на поверхности. Михаил Б. элементарно ВОРУЕТ куски текстов из разных изданий и без кавычек выдает за свои сочинения. Не берусь сказать сколько именно своровано (наверняка почти все!), но каждый из вас с помощью гугла может это проверить. Введите например «возникновение и сущность монополий», и вы обнаружите полностью оригинальную статью на сайте econtool точка com, которую своровал наш мыслитель.

    Я как то совсем разочаровался. Один писатель втихаря присваивает чужие тексты. Другой выдает себя за успешного бизнесмена, якобы уехавшего по делам к кенгуру, а сам в это время строчит комменты из Москвы (о чем свидетельствует IP адрес).

    Ребята, ну хватит уже врать! Взрослые люди, вроде бы.

КОММЕНТАРИИ »


5 − пять =