Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ОЛЕГ БЕРЕЗИН: «ЛЕНИВЫМ ПРИДЕТСЯ УЙТИ»
Дьяков Александр 25.09.2015 / 11:52 2

Стартующая на этой неделе выставка «Кино Экспо» даст ее участникам немало возможностей высказаться — на конференциях, в рамках круглого стола и, конечно же, в общении с партнерами и коллегами. Но для начала слово необходимо предоставить принимающей стороне. Торжественных и успокаивающих речей не будет: критический подход главы компании «Невафильм» Олега Березина хорошо известен в отрасли.

Тем лучше мы будем жить, чем меньше будем обманывать и оправдывать себя.

В прошлом году участников «Кино Экспо» заводили в специальную комнату на стенде, где демонстрировали возможности вашего формата VisualSurround. Что ждет гостей на стенде «Невы» в этом году?

Олег Березин: Мы давно заметили, что на протяжении многих лет какая-нибудь идея, которую мы реализовывали на своем стенде, на следующий год повторялась уже на нескольких стендах. Поэтому мы стараемся никогда не повторяться. В этом году мы решили поставить самую обычную конструкцию — будет открытый стенд: легкий, свободный, беленький. Надеюсь, с цветной подсветкой, мини-баром и хорошей музыкой. Будем создавать хорошие эмоции.

Мы представим два новых проектора. Первый — это проектор Barco DP2K-6E с ртутными лампами. Второй — новый проектор Christie 2208 с внешним медиаблоком. Это первый компактный проектор у компании Christie, который позволяет ставить чужой медиаблок, причем можно ставить медиаблок с встроенным сервером. Этот проектор станет основой проектора следующего поколения Christie 2208 PL, который выйдет в январе — с лазерным фосфорным осветителем. На мой взгляд, на рынке это будет настоящая бомба. Для маленьких кинотеатров и самое главное — не только для кинотеатров, но и для всяких разных мест креативного показа, которыми мы сейчас очень активно занимаемся. Это и рестораны, и всякие пространства, где также показывают кино и, слава Богу, не только голливудское.

А что касается Visual Surround — первые коммерческие показы уже состоялись, и мы, конечно, будем знакомить наших партнеров с новыми возможностями и нашими новыми проектами в этом формате.

Каким тебе видится лейтмотив выставки «Кино Экспо» в этом году?

Если говорить про нашу техническую часть, то очевидно, что это будет сервис. Понятно, что рынок достиг определенного насыщения. Понятно, что все во все наигрались, и сейчас на первый план выходит сервис. Причем сервис не только дистанционного управления, а сервис глобальный, в том числе связанный с реализацией каких-то креативных вещей.

Мне кажется, что период, когда все начинают жестко урезать, экономить, сокращаться и так далее, скоро пройдет. Все понимают, что мы продаем эмоцию — я имею в виду, как киноотрасль. Эмоции очень сильно привязывают аудиторию, и зритель готов сегодня платить скорее не минимальную цену, а он готов платить за впечатления. Если мы начинаем обрезать персонал, сокращать затраты до предела, то мы превращаемся в функциональное место, которое только предоставляет свои услуги.

Кинотеатр должен продавать впечатления, а не услуги. «Услуги по просмотру фильма» — это можно и дома посмотреть! Люди приходят в кинотеатр не только смотреть кино. Если мы сокращаем технический персонал, персонал в кассах, ставим бездушные автоматы, то есть автоматизируем весь кинопоказ так, что в результате оставшийся персонал не успевает следить за качеством картинки, за настроением своих зрителей, то кинотеатр от этого много теряет.

Сегодня мы находимся в той ситуации, когда каждый кинотеатр должен быть перфекционистом. Если мы говорим о кинопоказе, то он должен быть the best. Зритель стал очень разборчив, зритель имеет возможность выбирать, и сегодня в кинотеатре важно все — начиная от запаха в туалете, внешнего вида персонала, эмоций, которые несет персонал зрителю. Общение с кассой, с баром, с кинозалом — все это очень влияет на итоговый результат. Нельзя допускать, чтобы зритель чувствовал себя некомфортно.

Многие друзья, владельцы и директора кинотеатров, обижаются, когда я просто прихожу к ним и покупаю за деньги билет. Но я же не просто билет покупаю, а изучаю, как работает система покупки билета в конкретном кинотеатре, как работает касса, как работает онлайн-продажа — плюсы и минусы. И потом это обсуждаю с владельцами.

Ты однажды признался, что у тебя в Петербурге нет любимого кинотеатра.

На самом деле, до сих пор нет — в силу разных причин. Нет такого кинотеатра, который мне был бы комфортен по многим параметрам. Честно говоря, я мечтал бы о таком кинотеатре, как московский «Пионер». Думаю, это хороший вариант был бы для Питера, но у нас, к сожалению, пока такого кинотеатра нет.

О чем ты хотел бы поговорить со своими коллегами на открывающейся выставке «Кино Экспо»?

Мне кажется, самая главная идея, которую хочется разделить со всеми — то, что мы за последние годы слишком наговорились по поводу того, какие «верхи» неправильные, как «внизу» плохо, как экономика не туда пошла, что зритель какой-то у нас неправильный. Мне кажется, настал момент, когда нужно «брать лопату и копать». Это то, что нужно сегодня рынку.

Что происходит в стране или со зрителем — более или менее мы все понимаем. Но сокрушаться, как все плохо, и ждать, когда это вдруг улучшится, глобально бессмысленно. Если мы сами не начнем это улучшать — включать голову и много работать. Мне кажется, заканчивается то время, когда кинотеатры могли позволить себе вальяжное бизнес-провождение. Бизнес был легкий, красивый, интересный. Зритель сам шел в кино, кинотеатров было мало, и они чувствовали себя еще более вольготно.

В последние 3-4 года перелом все-таки наступил, и стало очевидно, что старые методы, когда мы просто поставили фильм в сетку, уже не срабатывают, и при этом не срабатывают обычные методы рекламы — значит, что-то должно быть по-другому. Вот об этом мы будем говорить на конференции (она и называется, кстати, «Время действовать!»).

У нас в стране все любят говорить, что есть 50 миллионов жителей, которые не охвачены кинопоказом. В итоге появляются всякие проекты, один разноцветней другого. Но мы не задумываемся о другой цифре — 90 миллионов живут в городах, где есть кинотеатры. Если даже отнять 20 миллионов самых маленьких (до 7 лет) и слишком пожилых (старше 65), то у нас остаются 70 миллионов населения, которые могут ходить в кино. При этом мы активную аудиторию, которая регулярно ходит в кинотеатры, можем оценить максимум в 10 миллионов. 70 миллионов населения киноходибельного возраста, и только 10 миллионов зрителей. Что делают остальные 60? Почему они не идут в кино, если у них есть кинотеатр, если они в состоянии ходить? Что не так? Сегодня, мне кажется, надо об этом задуматься. Сами они не придут. Надо каким-то образом их вытаскивать.

Все последние попытки играть с ценой билетов показывают, что это прямолинейно не работает . Чаще всего это дает только временный эффект. Для развития рынка мы должны придумать, как эти 60 миллионов вытащить в кино. Если мы вытащим хотя бы половину, если мы вытащим хотя бы четверть от этой цифры, то экономика будет абсолютно другой. Об этом надо говорить, а не рассуждать, когда государство какие-то налоги введет, добавит или убавит.

Я хорошо помню момент, когда 2 года назад поступило очередное указание сверху —  поддержать кино. Возник вопрос — чем государство может помочь действующим кинотеатрам. И выяснилось, что глобально у государства попросить нечего. Мы не берем ситуацию… не генерировать всякие безумные идеи, которые мешают жить. Но в принципе, сказать, что что-то есть такое, что сейчас бы власть решила, и жизнь станет лучше (пауза). Ведь государство даже не снимает кино, его снимают продюсеры.

Очень часто на деньги государства.

В том числе на деньги государства, но все равно — качество продукта государство не определяет. И фактически на него не влияет. Даже если государство в лице Министерства, условно говоря, десяток проектов реализует в силу своих идеологических установок, то остальные проекты — это чистая творческая воля режиссера, продюсера.

Очевидно, что нет того доброго дядечки, которого мы должны сидеть и ждать, пока он что-то сделает, потому что мы должны начать делать все сами. И в этом смысле то, что сейчас происходит — хорошо, потому что, на мой взгляд, в первую очередь уходят ленивые, что бы там ни говорили. Глобально уходят ленивые. И чем больше их уйдет с рынка, тем будет лучше.

Кризис может подтолкнуть к тому, чтобы на индустриальных конференциях стали появляться не только менеджеры, но собственники кинотеатров?

Общаясь со  многими собственниками,  я вижу, что многие из них озадачились, видя, что в бизнесе что-то пошло не так. Стали вникать в эти истории. Иногда это хорошо, иногда не очень, когда с наскоком какие-то вещи генерируются… но собственник имеет право на это. Он — собственник и принимает решение, а если он будет неправ, то это будет его урок.

Я даже не думаю, что надо биться за то, чтобы в зале сидели эти люди. Как правило, это люди, у которых много бизнес-интересов. Я знаю очень мало собственников, которые занимаются исключительно кинотеатрами. Предприниматель — такое существо, которое расползается щупальцами и идеями во все стороны. Но то, что все материалы с конференций будут доступны и дискуссия будет открытой, уже важно — и многие из них обратят на это внимание.

Естественно, это не очень удобная позиция для некоторых менеджеров, которых заставляют крутиться еще больше. Но проблема менеджера — в определенных рамках, он не может принимать какие-то решения, которые требуют именно кардинального изменения. В свое время все переходили на цифру — это решение было не решением менеджера на первом этапе, а решением собственника, потому что все попытки посчитать некий бизнес-план этих инвестиций — это было «ни о чем». Только собственник может сказать: «Да, я чувствую, что это сработает, и я в это готов играть». Потом, когда рынок стал насыщаться, это уже стало рутинным решением.

Другая проблема заключается в том, что у нас примерно четверть рынка — это государственные кинотеатры,  где нет понятия собственника. Половина больших экранов принадлежит сетям, там другой формат собственности. Чем больше сеть, тем сложнее креативить, потому что за неудачные решения человек отвечает своим служебным местом. Хотя большие сети в большинстве своем достаточно инновационны. В то же время у небольших сетей, мне кажется, больше шансов вырваться вперед — за счет хитрости, маркетинга, внимания к человеку.

Я вижу очень мало кинотеатров, в которых директор кинотеатра, или дежурный администратор тебя встречает в фойе, здоровается с тобой, общается. Но мы продаем эмоции и не можем автоматизировать этот процесс. Все, что касается общения с клиентом, нельзя поручить автомату. Это очень важно — найти баланс между любой автоматизацией и общением со зрителем.

Недавно состоялась встреча представителей  федеральных киносетей с Министерством культуры. Что ты думаешь об этом? Какие будут последствия для отрасли?

Это ничего кинотеатрам не дает. То, что я знаю о дискуссии, которая там происходила… вернее, дискуссии как таковой и не было. Мне кажется, что встреча в Минкульте была неискренняя — это исключительно мое личное мнение №2. Она была продиктована, на мой взгляд, попытками сгладить всю историю, связанную с НДС. Потому что идея с НДС была неуклюже представлена, неуклюже внесена на рассмотрение премьер-министра, это повлекло за собой много всяких разговоров и так далее.

В этой ситуации Министерство должно найти какое-то решение, когда можно прийти условно к премьер-министру и сказать: «С НДС не получилось, но мы с сетями встретились, договорились, и теперь будет так».

У министерства нет понимания вопросов бизнеса. Для них кинотеатры — коммерсанты, которые зарабатывают деньги на зарубежном кино. В 1928 году состоялось всероссийское киносовещание, и там в докладе была произнесена знаменательная фраза, что разрешение показывать зарубежные фильмы есть форма скрытой государственной дотации кинотеатрам. В принципе, за последние 90 лет ничего не изменилось. На сегодняшний день Министерство культуры рассматривает эту ситуацию под таким же углом, при этом не имея никакого отношения к регулированию кинотеатров, никакого отношения к задачам, которые кинотеатры решают. Та же самая идея: мы разрешаем показывать зарубежное кино, чтобы кинотеатры зарабатывали немножко денег, но за это они должны нам идти навстречу.

Значит, по результатам этой встречи кинотеатры не получили гарантий, что государство не будет вмешиваться в их бизнес?

Нет.

Если прокатное удостоверение не было поддержано Минэкономразвития, то это не значит, что Минкульт откажется от реализации этой идеи.  

Уверен, что не откажется. Но что касается в целом Министерства культуры, то очень важно сказать, что я очень благодарен тем людям в Министерстве культуры, которые поддержали инициативы, возникшие с таможенной пошлиной, с амортизацией оборудования. Они поддерживали эти истории в силу понимания того, что это нужно для отрасли. Нельзя об этом забывать.

Но в целом Министерство культуры живет по другую сторону баррикад. Оно не защищает кинотеатры перед другими экономическими агентами, перед РАО, перед налоговой и так далее. Оно не готово дискутировать в ключе, как нам сообща, всей индустрией, что-то сделать. Министерство культуры не должно регулировать, оно должно модерировать эту ситуацию. Оно должно быть связующим звеном, если уж сложилась такая система управления, между продюсерами, режиссерами, кинотеатрами, зрителями, телевизором, телеканалами. Слишком много игроков рынка, которых мы вообще упускаем из вида.

Почему-то считается, что долю российского кино можно поднять только за счет увеличения количества сеансов. Все, кто работает в кино, понимают, что это не работает. Зритель не приходит от того, что есть сеанс. Мы сейчас сделали нерепрезентативный опрос (нам надо было проверить наши представления, гипотезы) в одной сети питерских кафе. Для меня было шоком, что зрители до 40-45 лет вообще не интересуются российскими премьерами. Именно премьерами. Для них российская премьера — это не событие, ради которого можно пойти в кино. Все на уровне 3-5%, и это весь интерес.

Я всегда говорил в Минкульте: «Давайте возьмем крайнюю ситуацию. Пусть муниципальные кинотеатры (не автономные, а бюджетные учреждения) показывают только российское кино. Ведь они существуют на деньги налогоплательщиков». Мне в ответ сразу говорят: «Ты что, никто же в кино не будет ходить». То есть люди-то понимают, что ходить не на что.

Безусловно, есть вопросы, связанные с репертуарным программированием и минимальными гарантиями — даже для российских фильмов. Если уж Фонд кино или Минкульт занимается продвижением российского фильма, то почему в контракт дистрибьютора нельзя поставить условие по минимальным гарантиям, чтобы по таким фильмам хотя бы не душить кинотеатры? Фонд кино не может этим заниматься, потому что Фонд кино по закону занимается достаточно узкими в отраслевом плане задачами. Минкульт занимается вроде бы всем, но в результате в области кинопоказа — ничем. У нас нет центра, который может быть проводником между властью, отраслью, зрителями и так далее.

Фонд кино — готовая структура, которая юридически может выполнять эти функции, при этом она может использовать какие-то внебюджетные средства или возвратные механизмы в более широком плане. В свое время делали ролики с российскими фильмами, почему это нельзя делать регулярно? Почему нельзя сделать акцию «Ходи в кино», условно говоря? Почему нельзя придумать, как довести до ума тему со школами? Школьников сегодня надо завлекать, приучать к просмотру фильмов в кинотеатре, а не в спортзале на DVD смотреть «100 лучших фильмов».

Вопрос не в том, чтобы приучить их к чему-то старому. Кинотеатр — это не столько уже место для просмотра фильмов, сколько место для общения, это абсолютно социальная история. Сегодня мы смотрим фильмы дома на iPad всеми доступными методами, если иметь в виду сам факт просмотра. В кинотеатр же люди приходят социализироваться — общаться с друзьями, обсуждать, учиться обсуждать. Вот в это и надо вовлекать школьников.

Где во власти кинотеатрам искать союзников для решения своих задач?

Они должны быть. Сказать, что они есть… (пауза) но, пожалуй, их нет, если мы не намекаем на Министерство связи, которое регулирует деятельность СМИ. С одной стороны, власть по определению не может быть союзником, потому что ее функция заключается в том, чтобы двигать общество в определенном направлении, держа это общество в определенных рамках и позволяя некие отклонения от «линии партии» — в хорошем смысле этого слова. Но власть может быть модератором, и она должна уметь слышать.

Мне кажется, проблема состоит в том, что сегодня слишком много денег государственные люди вложили в кинопроизводство, не получив очевидных результатов. Естественно, идет поиск виноватых: виноваты кинотеатры, зрители и даже продюсеры. Виноваты все, потому что деньги были отпущены.

Все эти истории, к сожалению, не обсуждаются сообществом именно в индустриальном смысле. Нельзя в одном месте давать деньги, а в другом их не давать — это не будет работать. С одной стороны, государственная поддержка — инструмент контроля, способ влияния на репертуар, политику, но это функции государства, и тут никуда не деться. Вопрос в том, что государственная поддержка есть во всем мире, кино — очень дорогая штука. Действительно, любой фильм — идеологический, потому что идет формирование смыслов. Это и есть культура. Культура — это и есть система смыслов, ценностей, которые есть у общества. Естественно, государство, как представитель народа, заинтересовано в том, чтобы общество цементировать. В этом смысле кино — очень важный инструмент, и государство должно его финансировать. Но вопрос в том, чтобы делать это эффективно — финансировать не только в одном месте: одну дырочку заткнули, а все растекается через другие. Естественно, отсутствие баланса мешает индустрии.

С одной стороны, министерство культуры не командует кинотеатрами — у нас свобода предпринимательства, нет лицензирования этой деятельности. С другой стороны, оно не может смириться с тем, что оно не командует, и их никто не уважает из-за этого. Если спросить кинотеатры, то мало найдется людей, которые проявляли бы уважение к Минкульту. В кинотеатральной среде существенно больше уважения к Минэкономразвития.

Проблема с Минкультом — ты чувствуешь их логику, но ты не можешь с ней не то, что смириться, ты не можешь ее принять за правильную логику. Ты не можешь выстраивать что-то долгосрочное, постоянно думая о том, что же там людям еще придет в голову, какую еще новацию они привнесут. Еще есть депутаты, которые любят какую-нибудь идею подбросить. Это дергание раздражает.

Возможно ли более плодотворное взаимодействие?

На мой взгляд, конфигурация должна быть такого рода, что государство определяет правила поведения на рынке — они связаны и с диктатом мейджоров в каких-то ситуациях, и с недостоверностью отчетов. Мне, как дистрибьютору, это актуально. Я же знаю, что до сих пор эта проблема не решена. И государство должно задавать правила игры, но правила в широком смысле. Не создавать свод, кодекс правил «А что мы делаем в этой ситуации?». Нужны некие принципы, которые позволят большинству чувствовать себя более или менее равноправно, хотя невозможно сделать так, чтобы все чувствовали себя равноправно.

Например, в стране есть Уголовный Кодекс, и  мы понимаем, что существует некая граница, и за нее переходить нельзя, но внутри этой границы мы достаточно свободны. Нельзя же сказать, что государство регламентирует всю нашу жизнь. Здесь, скорее, вторая проблема- отсутствие активного киносообщества. В свое время я прочитал теорию социолога Алексея Рощина, связанную с таким понятием, как эмпатия. Эмпатия — это способность сопереживать другому. Алексей аргументирует, что в нашем обществе она находится на очень низком уровне. Это связано и с посещением фильмов, потому что просмотр фильма — это проявление эмпатии, сопереживание героям, которые в кадре, сопереживание со зрителем, который рядом с тобой находится, это чтение книг, благотворительность, это, в том числе, и общественная деятельность.

Парадокс состоит в том, что у нас нет культа общественной деятельности, в хорошем смысле этого слова. Видимо, в коммунистические времена мы всего этого так накушались, что начали резко отвергать. А ведь это очень важная работа — для «Киноальянса» и других организаций.

Кинотеатры должны чаще встречаться, общаться. Больше доверять друг другу и формировать свои общественные движения, которые будут влиять на дистрибьюторов, на продюсеров, на власть. На диком рынке всем удобно, когда никого ничто не объединяет. Самое страшное для руководителя любого предприятия — когда возникает профсоюз. Я в свое время сказал, что как только у нас в компании появится профсоюз, то мы ее закроем.

Дистрибьюторам такая ситуация удобна. В свое время мы как-то обсуждали, что должны быть какие-то рамки и свобода не может быть абсолютно без ограничений. Это касалось, например, прихардаченных (© Вадим Смирнов) роликов.

И стоит ли тогда обращаться в Министерство культуры с просьбой запретить подклеивание роликов, если не получается договориться между собой?

Этой встрече в Минкульте предшествовали другие встречи. В итоге верхами было сказано: «Дайте свои предложения, как нам обустроить Рабкрин». На одной из таких встреч с несколькими кинотеатрами я присутствовал. Все сели: «Что просить?» При этом заранее нам сказали: «Не просите хороших фильмов, не просите денег, не просите это и то, а остальное — придумайте». Сказать, что у нас никаких идей не было — неправильно, поэтому возникла такая идея. Это древняя проблема, которая бесит кинотеатры, потому что они чувствуют себя ущемленными в этом вопросе.

Что для тебя будет самым главным и важным на предстоящей выставке?

У меня есть 4 темы, которые надо прожить. Это «Школа кинопредпринимателей», которая пройдет в воскресенье. В этом году она называется Лаборатория креативного показа. Собираются люди, которые занимаются в большинстве своем необычными кинопоказами. Это может быть связано с автокинотеатрами, с кинопоказами на открытых площадках, в парках, кинофестивали. Так случилось, что Школа закончится моей лекцией на простую и очевидную тему: «Когда умрут кинотеатры».

Я надеюсь, что мы сделаем запись и разместим в YouTube. Но не спрашивай меня, когда именно умрут кинотеатры — я не готов это рассказать сейчас, но расскажу в воскресенье.

В понедельник в рамках Кино Экспо у нас состоится Саммит руководителей. Это закрытое мероприятие, где собираются только руководители сетей — ни прессы, ни коммивояжеров, ни рекламных агентов. Эта встреча — про бизнес, встреча руководителей на уровне владельцев и топ-менеджеров сетей. Не первый год проходит такая встреча.

29-го у нас пройдет конференция «Время действовать!». В этот же день состоится традиционная панельная дискусссия, на которую мы пригласили Антона Малышева, руководителя Фонда кино; Сергея Сельянова, Александра Роднянского, а также несколько представителей крупных сетей и региональных кинотеатров. Мы долго спорили с организаторами форума «Кино Экспо» по поводу названия, но все-таки настояли на своем, и он будет называться «Русская доля».

Планируется многозначная, многопластовая дискуссия. Это попытка собрать представителей равных сегментов и поговорить в полуформальной обстановке — не в виде докладов, а в виде дискуссии, как же нам поступать с этой «долей русской». Ведь парадокс заключается в том, что у нас практически нет диалога… мы сейчас говорили про Министерство культуры, а этого диалога нет ни на уровне Фонда кино с кинотеатрами, ни продюсеров с кинотеатрами.

Кстати, что ты думаешь по поводу ЕАИС и Фонда Кино?

Система ЕАИС, на мой взгляд, очень важна, потому что она дисциплинирует. Грубо говоря, это наши налоги, и для честных игроков она очень важна и полезна. Но эффективных методов обеспечения контроля за достоверностью данных до сих пор нет. У нас не сертифицируется программное обеспечение, у нас сложилась квазимонопольная ситуация у разработчиков программ с этими модулями, когда они могут любую цену навязать. Мне кажется, здесь есть некая несправедливость в виде навязанной услуги, и что-то надо в этой ситуации делать — например, программное обеспечение должно поддерживать эту функцию как обязательную, и не брать за это каких-то помесячных денег.

Возьмите, например, налоговую службу с кассовыми аппаратами, которые передают данные на чеке онлайн — это тоже канал к ЕАИС по своей сути. Почему  у налоговой службы хватает ума запустить систему в тестовом режиме? Если режим пройден — можно вводить, к примеру, с 2017 года. У нас же идея была сначала реализована, а потом началась ее доработка.

Может быть, Фонду кино будет обидно, но я до сих пор не могу 100% верить в достоверность данных. Потому что я знаю, что они не такие. Мы в свое время предлагали для Фонда разные идеи, как проверять достоверность данных. Если сделать сквозной номер билета по ID кинотеатра, который заведен в системе, и внутреннему номеру кинотеатра, то мы получим уникальный номер по всей стране. Делается мобильное приложение, а затем  зрители стимулируются вводить данные и проверять результат покупки своих билетов. Через месяц бы ЕАИС имел бы уже высокую достоверность.

29-го и 30-го у меня состоятся еще и лекции. В этом году мы запускаем в рамках «Университета «Кино Экспо» Школу киноинженеров. Она имеет далеко идущие последствия, так как является началом моей образовательной инициативы, которая наконец-то начала реализовываться — Высшей школы киноинженеров. Это частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования. Я расчитываю, что первый набор студентов состоится уже осенью следующего года. В рамках Школы киноинженеров на Университете «Кино Экспо» я читаю лекцию по шифрованию и безопасности цифрового кинопоказа, которая состоит из двух частей. Эта лекция — одна из самых моих любимых лекций, посвященных цифровому кино. Это именно инженерная лекция — как что устроено, сертификаты, какие меры безопасности, какие методы шифрования используются и так далее.

1-го числа мы участвуем в мероприятии, посвященном креативному контенту, где будем рассказывать о наших новых проектах в этой области. Думаю, что пару интересных мыслей заявим.

В целом же, для меня в хорошем смысле «Кино Экспо» — это посевная, а урожай мы будем собирать потом.

Не обойтись без прогнозов — что нас ждет до следующего «Кино Экспо»?

Я думаю, все от нас зависит, если мы не берем какие-то экстраординарные события, которые в мире происходят, которые не от нас зависят — по этому поводу я как раз тут недавно прочитал книгу Нассима Талеба про теорию «черного лебедя». Мы сами сегодня делаем свой следующий год, и если мы ничего не делаем, если мы не думаем, как привлечь зрителя, что ему предложить, идти со всеми или идти поперек течения — тогда ничего не будет.

Наша цель заключается в том, чтобы жить, а не выживать. Последние годы у нас все говорят про выживание, как будто все время ждем. Сейчас еще не очень, а вот завтра… Вот сидим и ждем, что завтра будет хуже. Мы знаем, что ситуация в экономике ухудшается, в обществе напряженная ситуация. Значит, мы должны свой бизнес подстраивать с учетом этих внешних, независящих от нас обстоятельств… от того, что мы будем сидеть и ждать… и если «Я не готов ничем заниматься, потому что завтра будет полный швах», тогда уж проще сейчас закрыться. Чего мучиться? Я говорю про то, чтобы не влачить существование, а формировать этот завтрашний день, тем более у нас есть прекрасные неиспользованные возможности. Абсолютно уверен, что тех юных зрителей, которые только начинают сегодня ходить в кино — вот их надо вовлекать. Всеми доступными средствами. Потому что это те, кто через 10 лет будут собирать кассу. Если бизнес построен вдолгую, то выстраивание отношений с нынешними 10-летними — это очень важно. И такая возможность есть. Их много, они хотят смотреть кино. Для них есть кино. Вопрос только в том, как увлечь, завлечь. Создать им новые сервисы, возможности, для них, для их родителей.

Это то, о чем говорили в Сочи — тинейджеры, старшее поколение, которые тоже требуют своих особых подходов. Просто сегодня стандартные решения кончились. Дело не в том, что они не работают. Можно, как и прежде, взять зал, поставить кинобудку, натянуть экран. Может, и будет работать такой бизнес, но у него есть потолок, а нам надо выше. Самый важный вопрос — куда мы движемся, какие цели ставим, чего хотим добиться завтра, а  если не будем действовать, тогда и нечего будет обсуждать на будущем «Кино Экспо».

В ТЕМУ

ОЛЕГ БЕРЕЗИН: О ВАЖНЕЙШЕМ ИЗ ИСКУССТВ. ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ

 

    

2 комментария »

  1. Сергей Лавров 25 сентября 2015 в 17:52 - Ответить

    Олег прав — порог неприятия российского кино у нашего зрителя пройден и на восстановление доверия к нему потребуется, в лучшем случае, 5-6 лет. Государство с ФК и Минкультом полезло в 2009 году в киноиндустрию — и вот этот результат мы видим сегодня. ЕАИС делался 7 (!) лет для очередного распила, и неэффективность по кассовым точным сборам я вижу каждую неделю (Олег тоже не уверен на 100%). Пока государство не уйдёт из кино (а это вряд ли произойдёт — такие деньги терять!), кинопрокат будет медленно «накрываться». В конце января 2016 года однозальники будут массово закрываться. Хотелось бы ошибиться, но, к сожалению, всё к этому идёт...

  2. К 26 сентября 2015 в 12:16 - Ответить

    уже есть методы обхода еаис. эти программы в черную продаются на рынке и кинотеатры их покупают. так что затея еаис работает уже со сбоями

КОММЕНТАРИИ »


шесть + 7 =