Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ОЛЕГ ИВАНОВ (СОЮЗ КИНЕМАТОГРАФИСТОВ РФ): «В РОССИИ КИНЕМАТОГРАФ — ЭТО ФЕНИКС, КОТОРЫЙ ВСЕ ВРЕМЯ ВОССТАЕТ ИЗ ПЕПЛА»


cinema 11.07.2016 / 15:55 0

Уже полгода индустрия живет в формате проведения Года российского кино. Несмотря на все финансовые и экономические проблемы в стране, государственный аппарат очень внимательно следит за тем, как обстоят дела на рынке «важнейшего из искусств». Конечно, деятели отечественного кинематографа говорят о том, что хотелось бы рассчитывать на большее (особенно в вопросе безвозвратного финансирования), но хорошо бы по максимуму использовать те возможности, что предоставляются сейчас.

Способна ли отрасль эффективно распорядиться тем потенциалом, который связан с проведением Года российского кино? На решении каких стратегических задач стоит сосредоточиться сегодня? Наш собеседник — первый заместитель председателя Союза кинематографистов РФ Олег Иванов, который хорошо осведомлен о тех перипетиях, которые связаны с реализацией государственной политики в области кино. Ему также хорошо знакомы надежды и чаяния всех участников индустрии, и этот опыт нельзя игнорировать.

Какое решение, принятое Министерством культуры в сфере кинематографа в 2015 году, Вы назвали бы наиболее важным и определяющим для индустрии?

Я считаю, что таких решений было два. Первое — это то, что министерство вернулось к практике безвозвратного финансирования кинопроизводства. Возвратное финансирование означает, что Министерство культуры и Фонд кино по сути превращаются в финансовые институты, которые выдают кредиты. Поскольку это не так, и средства, которые выделяются на поддержку российского кинематографа, представляют собой субсидии, то они должны выдаваться безвозвратно именно в тех случаях, когда это необходимо.

Субсидии на любые нужды выделяются тогда, когда потенциальные доходы того или иного предприятия или проекта объективно ниже, чем те расходы, которые необходимы, чтобы его произвести. Это происходит и с нашим кинематографом. Большинство фильмов на рынке не окупаются,  потому что бюджет не может быть возвращен за счет кинотеатрального проката и сопутствующих доходов. Причина — у нас не такой большой объем рынка, и количество кинотеатров не столь значительно, как в других странах. По этой причине вернуть вложенные средства в большинстве случаев оказывается невозможно.

Второе решение — это то, что довольно значительная часть бюджетных средств была направлена на переоборудование кинозалов в небольших городах с населением до 100 тысяч жителей. В тех городах, куда бизнес сам не смог прийти, государство поддержало приобретение современного оборудования. Есть надежда, что за счет этих вложений на 10% увеличится общий объем кинозалов, и эти площадки будут показывать отечественное кино в тех населенных пунктах, где раньше его вообще не было. Эти два решения можно назвать наиболее важными.

Хорошо, тогда в чем Вы видите стратегическую линию политики государства в сфере кинематографа в 2016 и 2017 годах? Каким должно быть продолжение?

Я считаю, что стратегическая линия государства реализуется в двух направлениях: первое — это развитие индустрии, поддержка лидеров отрасли и таких проектов, которые станут  значимыми явлениями на всей территории РФ. Второе — это поддержка художников, чьи работы потенциально могут стать победителями фестивалей и кинопремий мирового уровня.

Получается, что поддержка, с одной стороны, носит индустриальный характер, а с другой — направлена на развитие творчества и искусства кино, которое не так часто оценивается массовой зрительской аудиторией, но, без всякого сомнения, получает высокую оценку профессиональной кинематографической среды.

Вы сказали о развитии индустрии. У нас сейчас готов фундамент для развития отрасли, или в него еще нужно положить какие-то кирпичи, чтобы механизм заработал?

Фундамент у нас существует, потому что несколько компаний на регулярной основе производят очень значительные, выдающиеся картины для массовой аудитории. Это говорит о том, что индустрия зарождается. В данном случае я говорю об индустрии кинопроизводства, потому что индустрия кинопроката у нас возродилась с появлением современной киносети во всех крупных городах на территории России. Другое дело, что прокат в основном живет за счет выпуска зарубежного, прежде всего, голливудского кино — оно занимает около 82% рынка по посещаемости и кассовым сборам.

По этой причине можно сказать, что индустрия в прокате у нас существует, а индустрия в производстве у нас только зарождается в течение нескольких лет. Начало этого процесса было положено созданием новой модели государственной поддержки кинопроизводства и проката Фондом кино в 2010 году, и позже, когда в 2012 году в эту модель были внесены довольно серьезные корректировки. Основным тогда был сделан акцент на поддержку индустриальных игроков.

А если в следующем году не будет продолжена практика безвозмездного выделения средств через Фонд кино, то грозит ли это обвалом, о котором любят говорить наши ведущие продюсеры?

Дело в том, что у нас кинематограф — это феникс, который все время восстает из  пепла. Одна за другой следуют волны кризисов: экономический влияет на потребительское поведение зрителей, творческий — на качество продукции. Каких только кризисов у нас не бывает, но в очередной раз за поворотом этой извилистой дороги всегда появляется какая-то новая надежда, поэтому говорить о том, что я бы прогнозировал обвал — это было бы неправильно.

В любом случае, я считаю, что наша кинематография приобретает определенную устойчивость, и развивается шаг за шагом. Если государство полностью откажется от безвозмездной поддержки, то это станет, конечно, существенным отрицательным фактором, но я думаю, что этого не произойдет. Государство может частично отказаться от безвозвратной поддержки, но в любом случае будет финансировать на безвозвратной основе достаточно большое количество картин ежегодно. Это объективно необходимо, и в Минкультуры это хорошо понимают.

В мировом кинематографе довольно часто говорят о конфликте искусства и коммерции. В России многие отмечают столкновение идеологических и экономических задач, и их решения часто не совпадают. Какое же направление из этих двух является приоритетным? Могут ли они гармонично сосуществовать?

Во-первых, ведущих направления не два, а четыре. Кроме пропаганды и идеологии, кино выполняет еще эстетическую функцию — это область искусства, которая оценивается профессиональным сообществом, когда фильмы получают награды на фестивалях международного уровня. Здесь ни о какой идеологии и экономике речи нет.

Безусловно, индустриальная составляющая здесь тоже присутствует, но в тесной взаимосвязи с четвертой функцией  - социальной. Кино — это хороший способ отдохнуть, рекреация, куда люди с удовольствием ходят, чтобы отвлечься и провести досуг. Социальная функция — занять людей приятным времяпровождением, которое также способствовало бы их развитию. Это важнейшая задача кино.

Поэтому, кроме идеологии и экономики, важны еще социальный фактор и художественная составляющая. Все четыре присутствуют одновременно в каждой картине, которая выходит на экран, но только в разных соотношениях. Есть картины, которые, в основном, несут в себе эстетическую составляющую и никоим образом не являются развлечением, никогда не приносили денег, может, даже не содержат никакой пропаганды. В то же самое время есть фильмы, которые заряжены на патриотическую и идеологическую составляющую, но при этом они могут тоже не приносить денег и быть сомнительными с художественной точки зрения. Каждый фильм имеет собственное лицо с точки зрения этих четырех составляющих.

Я не думаю, что они конфликтуют между собой: сколько разных фильмов, столько разных возможностей для зрителя найти что-то для себя. Мне кажется, очень важно, чтобы существовало кинематографическое разнообразие и каждый зритель, в зависимости от своих потребностей, интересов, системы ценностей, находил что-то для себя и мог посмотреть это и в кинотеатре, и в интернете, и по телеканалам. Поэтому здесь никакого противоречия между этими четырьмя факторами я не вижу.

Кстати, если говорить об экономической составляющей, то здесь у бизнеса и государства могут быть диаметрально противоположные интересы. Это такие, например, вопросы, как введение «квотирования» или регулирование даты выхода фильмов. Путь здесь один — садиться за стол и договариваться, и еще — передавать функции регулирования авторитетным общественным организациям. По датам релизов происходит то, что в теории менеджмента называется дилеммой заключенного. Кинокомпании, действуя самостоятельно, отказываются сотрудничать друг с другом даже если это в их интересах. Поэтому у нас все российские премьеры приходятся на новогодние праздники. Это ужасно для рынка, и это требует саморегулирования, как, впрочем, и ряд других вопросов.

В этом году мы живем в реалиях Года российского кино. С чем связаны Ваши надежды, что станет показателем успеха в реализации вот этой государственной программы?

Ну, никакой государственной программы все-таки нет, а есть план мероприятий, причем довольно обширный и содержательный. На уровне правительства запланировано около 60 общероссийских мероприятий. На уровне субъектов федерации, если все вместе сложить — около 3000. Это показы фильмов на открытых площадках, кинолектории, музейные экспозиции, встречи с мастерами кинематографа и многое другое. Из новых — «Ночь кино», поезда в московском метро, которые пропагандирует российские фильмы.

Я не могу сказать, что какое-то из этих мероприятий является главным. Мне кажется, что самое главное в Год российского кино — это привлечение внимания как к достижениям российской кинематографии, так и к возможности решить те или иные проблемы — то есть создать новые дополнительные механизмы для развития нашего кино. Я полагаю, что уже сейчас, по итогам первого полугодия, можно сказать, что в этом есть определенное продвижение. По крайней мере, во всех регионах очень внимательно отнеслись к проведению Года российского кино, и сейчас уже есть неплохой резонанс.

Как Вы оцениваете итоги первого полугодия в национальном прокате для российских фильмов? Достаточно ли успеха одного ЭКИПАЖА?

Насколько мне известно, с учетом новогодних праздников доля российского кино в прокате сейчас составляет более 23% — это вполне успешный показатель. Одного ЭКИПАЖА, конечно, мало, потому что один фильм может повлиять на один, максимум полтора процента доли российского кино. Лично я считаю, что треть фильмов, которые идут в прокате, могла бы быть российской — если бы их производили в достаточном количестве!

Если спросить у зрителей, то они ответят, что готовы смотреть каждый третий фильм, произведенный в России, но при условии, что это — качественное кино, ориентированное на массового зрителя. В этом смысле можно сказать, что у нас существует недостаток в производстве таких фильмов, которые интересуют массового зрителя. Этот пробел могут восполнить, конечно, такие эффектные, зрелищные ленты, как ЭКИПАЖ. Мы ожидаем также выход ДУЭЛЯНТА, ВИКИНГА, ЛЕДОКОЛА, и еще целого ряда картин, которые, на мой взгляд, повлияют на увеличение доли российского кино.

Если затронуть тему Союза кинематографистов РФ, в котором Вы занимаете один из ведущих постов, то по своей форме он является общественной организацией. Какое тогда участие в формировании государственной политики в сфере кинематографа принимает СК?

Союз — это организация, но, тем не менее, она состоит из живых людей, и я считаю, что самое деятельное участие в формировании государственной политики принимает его председатель Никита Сергеевич Михалков. Отмечу, что это самое деятельное участие — он выступает с предложениями по развитию кинематографии на большинстве заседаний, которые проводятся в правительстве или в администрации президента, также в министерстве культуры, то есть на самом высоком уровне.

Он очень тщательно готовится выносить те или иные предложения, и можно сказать, что большинство предложений в результате оказываются реализованными. Поэтому я считаю, что СК принимает очень активное участие. Кроме того, есть целый ряд предложений, который в Союзе появляется в ходе общественных заседаний — пленумов и секретариатов, они также напрямую передаются в Министерство культуры и оказываются учтены.

Члены Союза принимают участие в экспертных советах Министерства культуры и Фонда кино, мы участвуем в отборе проектов, голосуем за те или иные изменения и так далее. Министерство культуры и другие исполнительные органы власти часто прислушиваются к нашим предложениям.

Какие направления в работе СК являются приоритетными в этом году?

Работа с регионами — мы специально, при организационной поддержке Министерства культуры, провели сбор информации о том, как развивается регионального кино. В августе состоится форум регионального кино в Якутске, где мы подведем итог и огласим рейтинг субъектов федерации по развитию отечественной кинематографии на своей территории.

Вторым важнейшим направлением является поддержка молодых кинематографистов — проводим питчинги, оказываем им всевозможное содействие. Третьим направлением я бы назвал участие СК в создании условий для производства и проката в РФ — как для членов Союза, так и для всех остальных кинематографистов. Эти три вопроса для нас являются важнейшими, хотя тем и задач, стоящих перед нами, много больше.

Какая поддержка со стороны государства сегодня требуется СК, и что Вы думаете о ситуации с СК Санкт-Петербурга?

Полагаю, что я не стал бы говорить о деньгах, хотя для любой организации финансовая поддержка не была бы лишней. Я считаю, что главное — это деятельное участие в работе СК людей, которые сегодня определяют лицо российского кинематографа. Мне кажется, что это очень важно — поддержка своим участием и включением в деятельность СК со стороны тех, кто сейчас работает на реальных кинопроектах. Некоторое время назад уже констатировалось, что значительная часть членов СК уже перестала работать в профессии, это люди преклонного возраста, очень заслуженные кинематографисты. В этом смысле поддержать СК могут те, кто находится в профессии, но еще не работает в Союзе.

По поводу питерского подразделения СК: эта ситуация возникла не вчера, и был целый ряд ошибок — как предыдущего руководства санкт-петербургской организации, так и какие-то недочеты были допущены в головной организации СК. Сейчас этот процесс зашел в крайне сложную фазу банкротства, предъявления тех или иных претензий, и это целый клубок, который сегодня не могут распутать ни кинематографисты, ни юристы.

Мне кажется, потребуется еще значительное количество усилий, чтобы вся эта ситуация была приведена в какое-то нормальное состояние. В любом случае, головная организация не оставит этот вопрос без решения, мы будем искать те или иные выходы из сложившейся ситуации.

На одном из круглых столов «Кинотавра» в прошлом году Вы говорили об общественных организациях. Скажите, с какими отраслевыми организациями Вы, как один из руководителей СК, хотели бы сотрудничать более тесно?

Я думаю, что с теми организациями, которых еще не существует. Есть такая часть кинематографического процесса, которая называется прокат, и вот в этом индустриальном сегменте сегодня отсутствует общественная организация. Раньше очень активно работала в этом сегменте АНКО, но сегодня эта организация перестала существовать, а потребность в регулировании именно этого сегмента сейчас существует.

Я считаю, что функцию по регулированию отрасли, которую взял на себя Минкульт, в частности, с выдачей прокатных удостоверений с определенной датой, должен восполнить какой-то агент.  Может быть, это будет какая-то общественная организация, которая взяла бы на себя регулирование, потому что со стороны государственных органов это можно делать только в исключительных случаях, а требуется какая-то системная работа в этом направлении.

Если бы появилась живая организация, объединяющая дистрибьюторов, то мы бы с удовольствием сотрудничали с ней. В принципе, мы открыты для любых общественных организаций, которые работают в области кинематографии в случае, если у них есть какие-то здравые идеи, или их цели и задачи соответствуют целям и задачам, которые поставил перед собой наш Союз.

Насколько эффективно сегодня действует вся система господдержки кинематографа, в том числе по линии Министерства культуры и Фонда Кино? В чем Вы видите ее сильные и слабые стороны, и где ее можно улучшить?

Я считаю, что эффективность системы государственной поддержки можно повысить, если ориентировать эту поддержку исключительно на результат, а не на процесс. Если деньги выдаются на массовое кино, то получатель должен отчитаться, сколько именно зрителей пришло посмотреть его фильм. Если проект производится как арт-хаусная работа, экспериментальное или авторское кино, то получатель должен вернуться в Минкультуры и показать призы, которые он получил на престижных мировых кинофестивалях или российских фестивалей высокого уровня.

Если не будет такой ориентации на результат, то значительная часть денег будет уходить без каких-либо результатов в карман производителей. Если Фонд кино или Минкультуры не будут изначально ориентировать получателей на достижение того или иного результата, то никакой эффективности достичь будет невозможно.

На Ваш взгляд, может ли отечественный кинематограф обойтись без ежегодных государственных субсидий на кинопроизводство? Есть критики, которые говорят, что еще до возникновения Фонда кино доля российского кинематографа была больше 25%, и все было замечательно, а сейчас средства расходуются неэффективно.

Эффективное использование, и сам факт наличия или отсутствия субсидий — это разные вещи. Вообще, без субсидий обойтись невозможно, потому что, кроме Голливуда, ни в одной кинематографии с открытым прокатным рынком не существует абсолютного  экономического развития. В любом варианте, но существуют дотации, потому что в каждой стране рынок делится на две категории — локальное кино и мировое кино, которое представляют голливудские мейджоры.

В какой-то стране это соотношение составляет 7% к 93%, в нашей стране -  17% к 83%, во Франции в лучшие годы доля национальных фильмов доходила до 44%. Но в каждой из стран существуют дотации национальной кинематографии, потому что конкурировать с голливудскими картинами невозможно. Прокатной площадкой для этих картин является весь мир.

Задача, чтобы российские фильмы прокатывались во всех странах мира, является нереализуемой — отдельные картины могут получать зарубежный прокат, и довольно широкий, но представить, что все наши фильмы будут востребованы в Бразилии, Индонезии, ЮАР, Сингапуре, было бы наивно. Просто так устроен мир, что в любой стране есть локальное кино, и существует еще мировое кино. Здесь бесполезно уповать на то, чтобы «давайте перестанем давать государственные деньги, и тогда наша российская кинематография расцветет».

Просто тогда будут производиться малоформатные, малопонятные зрителю картины за $300 тыс, в которых не будет ни зрелищности, ни смыслов. Никто не побежит смотреть их в кинотеатры, как с удовольствием смотрят фильмы ЛЕГЕНДА №17, БИТВА ЗА СЕВАСТОПОЛЬ, СТАЛИНГРАД и еще многие другие, которые, сегодня в условиях поддержки, к счастью, еще производятся.

В последнее время бизнесмены стали максимально осторожно подходить к инвестициям в области кинематографа и кинопроката, полагая, что не стоит рисковать деньгами, если завтра со стороны государства изменятся условия игры. Как Вы считаете, возможно ли установление доверия между государственными структурами и частным капиталом для развития отрасли, и в какой форме это могло бы быть?

Вообще-то так называемые бизнесмены уже давно отказались от инвестиций возвратного характера, потому что риски очень высоки, и большинство из них сейчас выступают в качестве меценатов, вкладывая свои деньги в кинематограф, потому что это, с их точки зрения, имеет смысл, но эти деньги, конечно, оказываются невозвратными. Если говорить о каком-то сотрудничестве между бизнесом и государством по развитию кинематографии, то, мне кажется, у такого сотрудничества существуют перспективы, только в этом случае нужно, чтобы бизнес напрямую договаривался с государством, образуя государственно-частное партнерство для реализации каких-то проектов.

В этом случае посредничество продюсеров оказывается излишним, потому что здесь должна достигаться прямая договоренность, например финансирование того или иного фильма 50 / 50, или рубль к рублю, как говорят. Я вижу перспективность таких отношений, но пока все сделки по финансированию кинопроизводства организуются через продюсеров, и мне кажется, что в этом существуют определенное ограничение и значительные риски.

В ТЕМУ

ГОСУДАРСТВО И КИНООТРАСЛЬ 2015-16

 

КОММЕНТАРИИ »


шесть × = 36