Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

СЭМ КЛЕБАНОВ О «28 ПАНФИЛОВЦАХ»: «И ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ ОБ ЭТОМ ГОВОРИТЬ?»
cinemaplex 09.10.2016 / 20:15 0

сэм клебанов

6 октября в программе «Персонально ваш» на радиостанции «Эхо Москвы» выступил Сэм Клебанов, российско-шведский киновед и продюсер, бывший глава компании «Кино без границ» и сооснователь проекта «Артхаус». Специально для читателей CINEMAPLEX мы выбрали самые интересные и актуальные реплики.

Главной кинематографической темой обсуждения в эфире стал фильм 28 ПАНФИЛОВЦЕВ и даже, точнее, радикальная позиция министра культуры по отношению к нему, который считает, что даже обсуждение того, являются события картины мифом или реальностью, неприемлемо.

РЕАЛЬНОСТЬ И ВЫМЫСЕЛ В КИНО

Я считаю, что надо разделять кино, и реальность, и вообще историю, которая за ней стоит. В кино панфиловцев, по большому счету, может быть любое количество, которое покажется уместным автору. Потому что кинематографист, как и любой художник, имеет право изменять реальность и создавать свою собственную. Они могут указывать, что кино создано по мотивам реальных событий, и так далее. <...>

Но дальше мы сталкиваемся с другой проблемой: а можно ли говорить о том, что было в реальности? ... Где легенда, а где реальность. Мне кажется, это очень интересная тема. Это очень важная тема вообще, так как тема войны в последнее время стала очень важной, стратегически важной, то говорить на эту тему, особенно когда мы сравниваем реальность и миф, очень интересно. <...>

То есть, мы уже заранее, вступая в этот разговор, должны согласиться с тем, что, по крайней мере, согласно министру культуры Российской Федерации, мы являемся «кончеными мразями» [так Владимир Мединский охарактеризовал тех, кто обсуждает реальность истории о 28 панфиловцах - прим. ред.], потому что мы говорим вообще о том, это миф или реальность.

Сомневаться, мне кажется, можно, нужно и вообще это очень интересно, потому что даже просто вот простая вещь — нам все время говорят — я тоже вырос с детства с этим мифом — 28 героев-панфиловцев. Сейчас выясняется, что вот этого боя не было, была рота сто человек, которая там сражалась. То есть, получается, героев было сто. <...>

Мне кажется, правда, она всегда интереснее. После каждого фильма, который я смотрю, и если там написано: на основе реальных событий, я все время прихожу домой, лезу в Википедию, лезу в источники, потому что мне интересно вот это соотношение между правдой и реальностью.

Недавно был фильм «Псы войны», по-русски он назывался ПАРНИ СО СТВОЛАМИ. Это очень хорошая интересная история, но совсем другого жанра, такая авантюрная комедия американская про двух ребят, которым было чуть больше 20-ти лет, которые стали на тот момент чуть ли не самыми большими в мире поставщиками оружия. Так я полез, прочитал про них много интересного, и тоже увидел, что в реальности много вещей были другими.

...Героев были миллионы, да? И почему нельзя об этом говорить? Почему мы должны сконцентрироваться на том, что по каким-либо причинам было придумано, и не можем говорить о реальной истории этих героев, многие из которых даже на названы по именам. А ведь история с этими 28-ми панфиловцами началась с того, что прокуратура, расследуя дело одного из коллаборационистов, предателей родины, обнаружила, что он входит в список тех 28-ми героев-панфиловцев. То есть, в этот список канонических 28-ми попал человек, который был полицаем.

При этом другие люди, которые, условно говоря, 72 еще героя-панфиловца, они просто не попали ни в какие списки, их как бы и не было. Потому что вот уже сложилась история о 28-ми. Потом, если мы говорим, что нам важна свобода высказывания, вообще свобода научной мысли, свобода обсуждения, то мы не должны создавать таких закрытых зон. Кто вообще это должен решать? Почему кто-то должен сверху принимать решение?

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА И ПРОДВИЖЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИНИИ

...То, что Министерство культуры решает, это немножко такая особая российская система, потому что в европейских странах все-таки стараются систему распределения денег вывести из политического поля. То есть, например, в Швеции, где я более-менее неплохо знаю систему производства кинофинансирования, этим занимаются отдельные киноинституты или кинофонды, которые никак не связаны с партийной политикой и с теми, кто находится сейчас у власти.

 А РЯДОВОГО РАЙАНА разве не при поддержке государственной структуры делали? — спрашивает А.Поздняков.

Нет, никакие американские фильмы не делаются при поддержке государственных структур. Понятно, что когда снимаются батальные съемки, они могут как-то договариваться о каких-то вещах с армией, для того чтобы обеспечить, просто чтобы снизить бюджет, да? Все производство в Америке, оно являете частным. Нету государственных структур, которые дают деньги на американское кинопроизводство. Этим американское кинопроизводство отличается, например, от европейского или российского. И даже в некоторых азиатских странах тоже есть система господдержки. В Америке никакого государственного финансирования кино нету. Ни Министерство обороны, ни ЦРУ, ни Министерство культуры американское (если оно там есть) денег на РЯДОВОГО РАЙАНА не выделяло. Просто в России вот эта история с финансированием кино, она стала таким продолжением идеологической политики государства. Говорить, имеет государство право на это или нет, мне кажется, в современном российском государстве довольно бессмысленно. Вот кто мы такие, чтобы — тем более, кто я такой, я вообще иностранец — чтобы говорить государству, на что оно имеет право, а на что нет. Это государство здесь говорит людям, на что люди имеют право или нет — тут все перевернуто.

НАСИЛЬНО МИЛ НЕ БУДЕШЬ (О ВОСПРИЯТИИ ФИЛЬМА ЗРИТЕЛЯМИ И УСИЛИЯХ МИНКУЛЬТА)

Опять же, мы еще не видели этот фильм [28 ПАНФИЛОВЦЕВ - прим.ред.]. Он может быть хорошим, может быть плохим. Вот критерии оценки этого фильма, они не должны быть связаны с тем, вот было их на самом деле 28 или нет. Потому что в кино может быть экранизация мифа, пожалуйста. В кино может быть экранизация любого художественного произведения о Великой Отечественной войне. И вот история 28-ми панфиловцев является таким вот художественным произведением, как мы сейчас знаем.

Вообще есть общий такой фон негативных ожиданий, связанных с российским кино. Тут никуда не денешься. И понятно, возникает сейчас некий такой разрыв, что с одной стороны, так называемая общественность, которая вступила в конфликт с министром культуры, с другой стороны, министр культуры, который защищает этот фильм. Так как министр культуры — личность довольно непопулярная в тех кругах, где вообще интересуются министром культуры… А в других кругах даже не очень знают о его существовании. Уже сразу вот эта аура негативная каким-то образом распространяется и на фильм, как будто министр культуры сам был режиссером. Я пока воздержусь от оценок — я не видел фильм. Я видел ролик, он был снят с довольно большим размахом. Ну, и ролик об УТОМЛЕННЫХ СОЛНЦЕМ тоже производил впечатление размашистого боевого кино.

<...> Мне кажется, не надо путать две вещи. Одно дело — говорить о патриотизме, отдавать этому некоторую дань, которую сейчас положено отдавать, вешать ленточки на машины, что, в общем-то, несложно — эти ленточки бесплатно раздают на перекрестках перед большими праздниками.

Другое дело, когда у вас выдается пара свободных часов в выходной день, вы должны пойти в кино, потратить деньги на свое развлечение. И вот рядовой зритель думает: хорошо, я патриот, у меня есть ленточка, я постоянно говорю, как мне это важно, но является ли это для меня развлечением, которому я хочу посвятить свой субботний вечер? И какая-то часть зрителей, значительная часть зрителей ответит: нет. Выходит какой-то новый боевик, ТРАНСФОРМЕРЫ, там, или что-то еще, другое, то, что, ему кажется, развлечет его больше. Потому что то, что мы сейчас говорим, все вот эти споры, они довольно в узкой среде известны. Когда вы говорите: у всех наших друзей негативные ожидания, эти друзья примерно из той же среды, им это важно. Для ваших друзей, для моих друзей, там, для тех, кто читает меня в Фейсбуке, для них вот весь этот конфликт, уже он бросил тень на сам фильм. ... Конечно, по телевизору они увидят рекламу, но все-таки кинопрокат в России — довольно конкурентная история. И, конечно, Министерство культуры пытается этой конкуренцией искусственно управлять, и там будет расчищено место…

Хотя, когда есть негативные ожидания, это не очень помогает, потому что, я помню, когда выходили те же УТОМЛЕННЫЕ СОЛНЦЕМ, было 1100—1200, чуть ли не полторы тысячи копий, я не помню точно, ну, по тем временам это был очень большой релиз, и почти только этот фильм был в кинотеатрах. Мультиплексы из десяти залов в пяти могли показывать фильм Никиты Михалкова. Это не очень помогает.

Опять же, зритель воспринимает кино прежде всего как некоторую форму развлечения, а не как форму проявления собственного патриотизма. Хотя я уверен, что тех зрителей, которым будет интересно, найдется немало, тем более, опять же, судя по ролику, они постарались сделать такой вот размашистый военный боевик приключенческий.

ЧЕГО ЖЕ НЕ ХВАТАЕТ РОССИЙСКОМУ КИНО?

Что помогло тому же фильму СТАЛИНГРАД? Это сочетание такого достаточно высокого технического уровня с очень высоким уровнем сентиментальности. Это очень сентиментальное кино СТАЛИНГРАД. И мне кажется, на российского зрителя эта, с одной стороны, сентиментальность, с другой стороны, визуальный ряд, напоминающий такие мощные компьютерные игры, он как-то так магически подействовал.

А, может быть, в эмоциональном плане та же БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ оказалась для российского зрителя суховатой такой. Там было несколько историй, вроде бы героев жалко, но их там много, она такая фрагментированная история, которая, может быть, не зацепила зрителя. Нет одной такой центральной истории, за которой хотелось бы следить. Может быть потому, что она слишком рассеивала внимание зрителя. Там был очень неплохо сделан этот военный аттракцион в кино — надеюсь, не сочтут оскорбительными мои слова — аттракцион, ну, кино это всегда аттракцион, такое большое зрительское кино. Но мне кажется, именно такая какая-то эмоциональная сухость помешала.

А в том же РЯДОВОМ РАЙАНЕ, конечно, там есть истории, которые прямо концентрируются на этой группе, и, может быть, оно не столь сентиментально, но оно эмоционально очень цепляет зрителя, потому что очень важен эмоциональный контакт со зрителем. Ну, а это большая наука, которой в Голливуде владеют в совершенстве.

<...> Плюс, опять же, сейчас возникают другие задачи у людей, которые снимают кино. То есть, с одной стороны, им хочется кассового успеха. То есть, они считают, надо сделать такой мощный боевик на военную тему. С другой стороны, они хотят получить государственные деньги на социально важное социально значимое кино. То есть, они должны еще удовлетворить интересы государства. И вот, разрываясь между желанием снять боевик, на который пойдет самая для них интересная группа зрителей, то есть, самые молодые зрители, потому что они в основном составляют аудиторию кинотеатров, то есть, 16-22-летние, и они понимают, что для них нужно создать зрелище, этот спектакль, аттракцион. При этом нужно отчитаться, что государственные деньги они потратили на продвижение правильных патриотических ценностей. Ну, где тут еще подумать… о душе, но не в религиозном, а в таком вот в человеческом смысле этого слова. <...> Тут некий такой продукт продюсерского расчета, который пытается вот эти две задачи, которые не имеют между собой ничего общего по большому счету, решить одновременно.

Какое-то коммерческое кино, конечно, в России в объективных условиях российского рынка коммерческое кино существовать может. Мы видели немало таких проектов коммерческих, которые были удачными. Они, конечно, составляют такое незначительное меньшинство от всех фильмов, которые снимались с коммерческими амбициями, но это нормально, потому что кинопроизводство — вообще очень рискованный бизнес. И потерять деньги, снимая кино, проще простого.

Тем не менее, Россия — все-таки большой рынок. Понятно, сейчас он находится в плохом состоянии, экономический кризис, деньги у людей закончились. Но снимать можно. Другое дело, если мы хотим поддерживать дебюты, хотим поддерживать авторское кино, если мы хотим поддерживать кино как некую форму искусства, вот для такого ограниченного проката в России настоящего рынка нет. То есть, он есть, но он ничтожен.

И никакое кино так вот выжить в таком рынке не может.

Источник: Эхо Москвы

В ТЕМУ:

СЭМ КЛЕБАНОВ: «ПОДАВЛЯЮЩАЯ ЧАСТЬ РОССИЙСКОГО КИНО — ЭТО НЕУМЕЛАЯ КАЛЬКА С ИНОСТРАННЫХ ИДЕАЛОВ»

 

КОММЕНТАРИИ »


8 + семь =