Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

СЕРГЕЙ СЕМЕНОВ: «ЛЮБОЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ КОРРУПЦИОННО В ПРИНЦИПЕ». ЧАСТЬ 1
Дьяков Александр 14.03.2017 / 13:15 0

Специальный круглый стол, посвященный выдаче прокатных удостоверений, в рамках Kinopoisk Film Market находился на грани провала, словно Штирлиц. Несмотря на предварительные договоренности, представители Минкульта и ФАС к назначенному сроку так и не появились, и все звонки модератора проигнорировали. Казалось, что мероприятие не продлится долго, но в итоге организаторы даже не уложились в отведенные им полтора часа.

Генеральный директор юридической фирмы «ФТМ Энтертейнмент», юридический советник Ассоциации продюсеров кино и телевидения и Гильдии продюсеров России Сергей Семенов дал компетентную правовую оценку многих вопросов, волнующих кинотеатры, а также прокомментировал некоторые сложности в ситуациях, связанных с реализацией новых инициатив государства по поддержке отрасли.

При подведении итогов Года российского кино мы не могли обойти стороной юридические вопросы, которые волнуют киноиндустрию. Жить по закону сложно, но нужно — это подтвердила беседа с Сергеем Анатольевичем, которая продлилась более двух часов и была максимально насыщена важной информацией.    

Сергей Анатольевич, Год российского кино остался позади. Как вы считаете, с юридической точки зрения удалось ли участникам индустрии вместе с государством заложить фундамент для будущих успехов, или наоборот — в ряде вопросов ситуация только осложнилась?

Если рассматривать историю только с точки зрения юридических аспектов, то я полагаю, что стало только хуже. Торжественно проведённый у нас Год российского кино в правовой сфере ничем не улучшил положение нашей индустрии — ни положение на рынке дистрибуции, ни ситуацию с демонстраторами и так далее. Были приняты или находятся в обсуждении весьма спорные акты.

Совсем недавно Государственная дума приняла в первом чтении законопроект об IT-сервисах, об онлайн-кинотеатрах. Я расцениваю это как исключительно негативный акт, потому что наши онлайн-сервисы сейчас находятся в том положении, когда им остро требуются инвестиции. Напротив российские бизнесмены не очень сильно стремятся вкладывать деньги в эту индустрию, чье развитие сдерживается массовым пиратством. Пользователи привыкли к потреблению нелегального контента, поэтому вкладывать деньги, которые могут просто не вернуться — на такое мало найдется желающих.

И вот принимается законопроект, который предполагает ограничение иностранного капитала 20%. В таком решении нет никакого смысла для развития отрасли. В случае с проектом, разработанным Медиа-Коммуникационным Союзом, очевидно, ставятся другие задачи, которые легко определить, если посмотреть, кто является членами МКС.

Официальным оправданием этого законопроекта является необходимость обеспечить национальную и информационную безопасность нашего государства. Как юристу мне не очень понятно, о чем идет речь, и какая здесь есть связь, потому что мы говорим об онлайн-кинотеатрах, которые показывают фильмы. Означает ли это, что делается попытка не пустить к аудитории нежелательные с художественной, политической или идеологической точки зрения картины? Честно говоря, я пока я не вижу такой угрозы. У нас в конституции запрещена любая цензура, поэтому я данное предположение отвергаю.

Я сидел на общественном обсуждении в комитете по информационной политике в Госдуме, где депутат Андрей Луговой в краткой вступительной речи представлял этот проект, и слово «безопасность» звучало в каждом предложении. Лично я не представляю, чтобы неконтролируемый показ по интернету легального продукта каким-то образом затрагивал национальную безопасность. Тогда возникает вопрос, почему из этого проекта были исключены другие сервисы, в том числе социальные сети? Если говорить о некой безопасности, то насколько мне известно, все «цветные революции» в мире происходили с заметным участием социальных сетей. Из предложенного списка были исключены поисковики: сами по себе они не показывают кино, за исключением специализированных сервисов, которые им принадлежат.

Заключения правительства и правового департамента Госдумы на этот законопроект были резко критическими, но только с одним отличием. Юристы Госдумы сказали, что они не рекомендуют принимать его в таком виде и с такими определениями и терминами, а правительство дало заключение о том, что в тексте есть масса всяких юридических несоответствий, но рекомендовало принять законопроект в первом чтении, что и произошло.

Если считать, что никакой идеологической составляющей здесь нет, то разве плохо, если будет развиваться легальный рынок онлайн-сервисов с участием иностранного капитала? Здесь нет прямой связи с тотальным доминированием иностранного кино, потому что интернет по своей сути — это интерактивная вещь. Даже если там будет какое-то засилье, то публика будет выбирать только то, что ей нравится! Если будет искусственным образом повышена доля российского кино, то не факт, что на следующий день случится всеобщая любовь к отечественному продукту. Поэтому вывод остаётся один: законопроект принят по каким-то другим причинам.

Передел рынка?

Как один из вариантов. Я слышал разные версии, назывались адреса и наименования могущественных компаний. Поскольку идея законопроекта родилась в недрах МКС, то я предполагаю, что это некие компании, которые играют существенную роль в рамках этой замечательной организации, с которой у нас, кстати, хорошие отношения, и я надеюсь, что они будут только крепнуть.

Вместе с тем я знаю, что в самой организации был внутренний конфликт по данному вопросу. Например, позиция мобильных операторов, которые тоже являются членами этой организации, не совпадала с точкой зрения некоторых медийных холдингов. Я не хочу заниматься конспирологией, но есть универсальный юридический принцип: смотри, кому это выгодно. Есть компании, которые сами развивают аналогичные сервисы, другие имеют в планах развивать такие сервисы, и они уже заранее подготавливают площадку для того, чтобы или убрать конкурентов, или их поглотить.

Ведь это уже произошло, например, со средствами массовой информации, когда ограничили участие иностранного капитала. В итоге все существовавшие в нашей стране СМИ с иностранным участием адаптировались к новым реалиям, но тогда возникает вопрос, зачем на самом деле был принят этот закон.

Если вспомнить, с чего началась инициатива МКС, то с всеобщего испуга, что к нам придет Netflix. Действительно, Netflix пришел на российский рынок, но он проигрывает нашим внутренним сервисам, прежде всего из-за небольшого количества дублированного контента. Конечно, сегодня Netflix — уже не только средство доставки, потому что компания вкладывает значительные деньги в собственное производство. Всеобщий испуг от Netflix был связан с боязнью местных игроков потерять рынок, поэтому данный законопроект имеет сугубо конкретные коммерческие цели.

С этой точки зрения я, как российский гражданин и юрист, который работает, в том числе и с Государственной думой — очень расстроен, что наши депутаты являются инструментом чьих-то интересов. Я понимаю политические интересы государства, но когда выступают на первый план коммерческие интересы частного лица, то получается, что депутаты выполняют какой-то коммерческий заказ, что неправильно. Хотелось бы, чтобы наша законодательная власть была самостоятельнее в своих инициативах.

Довольны ли Вы тем, как осуществляется взаимодействие чиновников с профессиональными объединениями, в контексте того, что Вы являетесь юридическим советником АПКиТ и Гильдии?

Безусловно, есть взаимодействие с правовым департаментом Министерства культуры. Мы — коллеги и обсуждаем возникающие проблемы на профессиональном уровне. В частности, мы совещались и находили общие позиции по проекту о порядке выдачи прокатных удостоверений. Другое дело, что политические интересы и задачи Министерства культуры разрушают стройную юридическую концепцию. Тогда как результат появляется постановление о выдаче ПУ, где прописываются такие вещи, как регулирование дат релизов.

С моей точки зрения, юридически это абсолютно недопустимая вещь, потому что только правообладатель вправе, когда, каким образом и в какой день он должен обнародовать свое произведение. Это основной закон авторского права, который является составной частью гражданского права. Решение о регулировании было принято из ложно понятых коммерческих интересов. Я знаю, что российские продюсеры (я высказываю здесь свое частное мнение) не очень возражали, мягко говоря, против этой меры. Она направлена, в первую очередь, против доминирования голливудского кино.

При этом никто не гарантирует, что субъективное и избирательное применение этих норм приведет к решению проблемы. Абсурдность этой меры заключается в том, что в постановлении правительства говорится: если более 2 фильмов претендуют на постановку на одной дате, то их необходимо развести при совпадении определенных условий. Но в какой-то момент может случиться так, что столкнутся между собой интересы сразу двух российских продюсеров. И кто тогда должен уступить? Возможен и другой вариант, когда зарубежный фильм освобождает место для российской картины и уходит на другую дату, где уже также есть другой отечественный релиз. И тогда его продюсер совершенно точно не будет доволен таким переносом.

Теоретически вся эта схема неправильна, потому что представляет собой ограничение гражданских прав правообладателя, которые гарантируются конституцией и рядом других законодательных актов. С практический точки зрения регулирование дат — это странная мера. Министерство культуры посылает сигнал, что пока все идет нормально, «мы ничего не запрещали», «все расчищается добровольно» и так далее.

Впрочем, на бытовом уровне я слышал, что некоторые зрители жаловались в Новый год: слишком много было сеансов одного российского фильма, а другие проекты стояли не слишком удобно, чтобы их посмотреть.

Скорее всего, речь идет о ВИКИНГЕ…

Да, это классная работа во всех аспектах. Снималась много лет, продюсеры — замечательные, увлеченные люди, но запросы зрителей на 10 дней каникул точно превосходили один просмотр ВИКИНГА. А если в следующий Новый год, после успеха этой ленты, захотят выйти сразу два больших отечественных проекта? Я не уверен, что с практической точки зрения такое регулирование правильно, с юридической точки зрения — совсем неправильно.

То же постановление правительство предусмотрело (раньше этого не было в предыдущем постановлении), что одним из оснований отзыва уже выданного прокатного удостоверения является совпадение дат релизов. Как вы это себе представляете? Правообладатель или дистрибьютор получил ПУ, заказал рекламу, потратил рекламный бюджет, и всем известно, что это кино должно выйти, например, 5 января. Вдруг на этой же дате появляется важный фильм, связанный с патриотической тематикой, или его продюсер знает определенные ходы в государственные органы, и уже получившим удостоверение говорят: «А мы у тебя отзываем ПУ». Это означает вмешательство в коммерческую деятельность, что у нас законодательством запрещено.

Органы исполнительной власти не могут заниматься такими вещами, я уж не говорю о том, что все коррупционные риски у такой структуры чрезвычайно высоки. Я не имею в виду чиновников Министерства культуры, а говорю о создании объективных условий избирательного применения. Любое избирательное применение коррупционно в принципе, поэтому я считаю это абсолютно неправильным, и насилием над бизнесом.

Ассоциация продюсеров выступала против регулирования дат, но не стала принимать решительных шагов, и отдельные продюсеры удовлетворены этим порядком. Эти решения, которые нашли отражение в правительственных актах, с юридической точки зрения называются «создание нестабильных отношений». А у нас есть гражданский кодекс, чьей основной целью как раз было создание стабильных экономических имущественных отношений. Так что эти акты противоречат духу гражданского кодекса.

Конечно, любой человек может сказать, что еще есть интересы государства и национального кино. Я хочу сказать, что в рамках рабочих встреч мы обсуждали все вышеназванные вопросы, а потом никто ничего не спросил, включилась политическая воля министерства, которое все доводы отмело и даже не стало обсуждать это с индустрией. Положение, что можно отозвать ПУ на том основании, что кто-то еще стал претендовать на эту дату, несправедливо даже по-человечески.

Юридически теперь можно ожидать появления все новых неувязок. Общая оценка положения дел — недостаточно координации и взаимодействия между министерством культуры и индустрией. Скажем так, если быть корректным и точным, то по каким-то вопросам, например, борьба с пиратством, есть понимание между индустрией и министром, и известно, что Владимир Мединский является активным борцом за внедрение эффективных мер. А что касается тех интересных предложений, которые непосредственно влияют на сферу дистрибуции и кинопоказ, то если это обусловлено какими-то политическими мотивами, то ни с кем не согласовывается, потому что требуется принять, а не обсуждать.

Ассоциация продюсеров ставила вопрос о создании при министерстве некоего индустриального совета, но там, видимо, к этому предложению не очень хорошо отнеслись. У Минкульта есть Общественный совет, но ради любопытства — просто посмотрите, кто является членом этого совета. Да, это все достойные, замечательные деятели искусства, но я читал несколько протоколов этих заседаний, и у меня лично сложилось впечатление, что совет не является профессиональным в индустриальном плане. Большинство из его членов могут обсуждать вопросы идеологии и выступить за ту политику, которая предложена министерством (в октябре 2016 года был утвержден новый состав Общественного совета при Министерстве культуры, куда вошли 36 человек. Кинематограф представлен режиссером Владимиром Хотиненко — прим. CINEMAPLEX).

Идея тесной координации хороша, но как бы мог функционировать такой индустриальный совет? Производители будут выражать одну точку зрения, дистрибьюторы — вторую, кинотеатры — третью. И даже если все участники отрасли договорятся, невозможно сказать, что их позиция будет принята министерством. Пока следует вести речь о том, что с общественностью в лице профессиональных организаций у государства должна быть более тесная связь. Но она будет эффективна только при желании обеих сторон.

Министерство культуры РФ в первую очередь нацелено на решение идеологических задач, в частности, на продвижение российского кинематографа в зрительские массы и увеличение доли кассовых сборов. При этом данные инициативы далеко не всегда коррелируют с экономическим состоянием отрасли и законами рынка. Нет ли у Вас опасения, что государство усложнит и без того сильные противоречия в нем? Не стоит ли предоставить рынок самому себе?

Вы сейчас задали вопрос на докторскую диссертацию по стратегическим вопросам (улыбается). Даже в высших государственных органах есть разные группы и мнения: одни ратуют за одно экономическое направление, вторые выступают с других позиций. Это нормально, когда учитываются все точки зрения. Но у меня есть даже не ощущение, а убеждение, что зарегулированность сферы кино, мягко скажем, уже превышает разумный уровень.

В чем суть ПУ, почему оно сейчас как явление обрастает все новыми и новыми функциями, и насколько это хорошо? Поскольку мы работаем в реальном государстве, то я скажу, что это вполне вкладывается в ту политическую линию, которую наша власть проводит: усиление регулирования по всем направлениям, и даже там, где это регулирование можно не делать.

ПУ по своей сути является продолжением разрешительного удостоверения, существовавшего в Советском Союзе, которое было инструментом цензуры. Я не хочу сказать, что ПУ — это цензура, но оно очень сильно смахивает на цензуру. Когда появляется функция регулирования дат релизов, другие функции отзыва ПУ по неким избирательным позициям и так далее, то тут поневоле задумываешься, насколько хорошо, что кинематографу уделяется столько внимания.

Один из доводов, который я слышал от лиц, которые лоббировали законопроект в отношении онлайн-кинотеатров, что эти сервисы не подлежат никакому регулированию, в отличие от тех же СМИ. Не слишком разумная позиция. Что любопытно, на совещании комитета по информационной политике представитель ФАС высказался в отношении закона очень осторожно и задал такой вопрос: «Давайте взвесим, что нам нужно: развитие государства или развитие отрасли, конкуренции и иностранные инвестиции?». Если внимательно присмотреться, чем сейчас занимается экономический форум в Санкт-Петербурге, то там все время говорят об инвестициях — на любом совещании, что санкции вредят привлечению иностранных инвестиций и так далее. Но как только дело касается кино, мы начинаем идти в противоположном направлении.

Ситуация такова, что взаимодействие между индустрией и министерством есть, проходят рабочие встречи на разных уровнях, но они недостаточны, особенно когда у министерства появляется желание сделать что-то такое, не посоветовавшись с киноиндустрией. Это ярко проявилось в декабрьском (2016 г.) постановлении правительства «О внесении изменений в Правила выдачи, отказа в выдаче и отзыва прокатного удостоверения на фильм».

По-видимому, стоит сказать несколько слов о предмете (сфера применения ПУ). Во-первых, оно сформировано юридически очень плохо. Абсолютно непонятно, имеется ли в виду интернет. Там написано: «Другими техническими способами». До того в постановлении все было четко — применяется в отношении публичного показа в кинотеатрах плюс использование на материальных носителях. Теперь же, когда прибавился третий случай, «другими техническими способами», то возникает здесь масса вопросов. Чиновники забывают, что в интернете есть десятки, если не сотни тысяч наименований фильмов, которые никогда ПУ не получали. Это означает, что сейчас министерство культуры готово выдать сотни тысяч ПУ? Пока эта пошлина, которая устанавливается министерством культуры, составляет 3 500 рублей.

При этом поражает, что поправки вступили в силу 31 декабря! Если это так, то с юридической точки зрения любой показ фильма в сети интернет без ПУ уже является не вполне законным. В скобках замечу, что если принимаются законы, которые нельзя физически исполнить, то это подрывает и государственные интересы, и правовую систему. Еще один вопрос: а если были выданы ПУ на какие-то фильмы ранее, где еще нет упоминания об интернете? Министерство культуры будет выдавать новое ПУ? Также здесь возникает огромное количество чисто технических вопросов, связанных с качеством передачи сигнала и его юридическим статусом на территории РФ.

Все это очень серьезно, потому что есть доктрина об информационной безопасности, сформированная нашими соответствующими службами и органами и утвержденная высшим руководством. Как принятое решение могло произойти без консультации с индустрией, абсолютно непонятно. Ассоциация «Интернет-видео», которая объединяет легальных игроков рынка, уже попросила министра культуры дать разъяснение на поставленный ряд вопросов. Надеемся на то, что какие-то разумные ответы последуют.

Кроме этого принятого постановления, есть также статья, которая появилась относительно недавно в законе о государственной поддержке кинематографии, где было введено понятие «прокатного удостоверения». Там депутаты написали, что ПУ не требуется для телефильмов, которые «созданы специально для показа по телевидению». Снова возникает масса вопросов, потому что юридически это крайне неудачная формулировка. Как можно в закон вставлять понятие «телефильм», не давать ему четкое определение и связывать с этим определенные юридические последствия?

Вся эта терминологическая путаница очень сильно засорила наше законодательство. Я с ужасом и одновременно с восхищением думаю о той эпохе, когда нужно будет расчищать все эти завалы с нечёткими юридическими формулировками, с двусмысленными и трехсмысленными положениями, заранее восхищаюсь, какая будет юридическая работа. Поэтому призываю всех идти в юридические вузы (улыбается).

В киноиндустрии привыкли, что большинство важных для отрасли решений спускается «сверху», а потом все исполнители решают, как с ними быть и что делать. Возможно, есть смысл поработать на опережение и попробовать реализовать инициативу, которая будет сформулирована «снизу»? Что это может быть, на Ваш взгляд?

Таких идей может быть очень много. Например, Ассоциация продюсеров обратилась к президенту Российской Федерации в связи с проведением Года российского кино. В этом обращении, которое было отправлено в ноябре 2016 года, есть около 10 разнообразных предложений от индустрии, которые с ее точки зрения нужно было бы реализовать. Среди предложений организационного плана есть идея создать некий консультационный орган (индустриальный комитет, например) с целью, чтобы индустрия могла напрямую общаться с высшими должностными лицами. Не обязательно с президентом.

Например, вопросы налогообложения. Сегодня у нас одним из успешных секторов производства является отечественная анимация, и традиционно при создании анимационных лент до 70% всех расходов идет на фонд оплаты труда, но в этом случае социальные сборы превышают 30%! А вот для IT-специалистов есть специальные изъятия, чтобы поддержать IT-отрасль. Продюсеры ставят вопрос, чтобы для определенных профессий в анимации эти показатели снизили или убрали.

Еще одна проблема — реклама по телевидению. Когда у нас запретили прерывать рекламой детские программы, то ведь никто не просчитал последствия такого решения, не спросили ни рекламную, ни телевизионную индустрию. Приоритет политической повестки оказывается выше рассмотрения конкретных проблем, которые потом могут возникнуть. В итоге получилось, что Министерство культуры специально вкладывает деньги в производство детских фильмов, но ТВ не слишком заинтересовано в показе детского контента, потому что рекламодатели не заинтересованы в нем.

Сейчас в Госдуме обсуждается еще один законопроект — о том, чтобы не прерывать показ фильмов на ТВ рекламой, или делать это исключительно с разрешения правообладателя. С точки зрения авторского права, как ни парадоксально, это абсолютно логичный проект. Фильм — это творчество, в котором соединены личные не имущественные права многих творцов. И прерывание рекламой, конечно, сказывается на восприятии, тут возразить нечего. Ситуация с прокручиванием титров — я абсолютно понимаю каналы, но по факту это нарушение моральных прав правообладателя. Правда, «Первый канал» несколько лет назад выиграл спор с одним из продюсеров по поводу титров — им удалось доказать, что это не входит в творческую ткань фильма, хотя это было очень лукавое решение.

Как соотнести абсолютно законные требования творцов и коммерческие реалии? Это вечный конфликт, поэтому здесь нужно обсуждение. Будет создана, видимо, какая-то рабочая группа — посмотрим, к чему это все приведет.

Продолжение следует.

В ТЕМУ

 «ВО ВСЕ ТЯЖКИЕ» ОТ МИНКУЛЬТА: ВОЗРАСТНОЙ РЕЙТИНГ

 

КОММЕНТАРИИ »


девять − 4 =