Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

СТРАСТИ ВОКРУГ 5 МИЛЛИОНОВ. МНЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ИНДУСТРИИ (2)
cinemaplex 07.06.2017 / 11:31 4

Cinemaplex продолжает собирать мнения участников индустрии об инициативе Минкультуры ввести взнос в размере 5 миллионов за «вход на рынок» кинопроката. В публикации — мнение «против» директора студии ProDigi Александра Ляха (которое он оставил в комментариях, но мы сочли нужным сохранить его в публикации), и мнение Михаила Бублевского, управляющего мультиплексом New Cinema в Иркутске в поддержку законопроекта — избранные места из его постов в facebook.

Александр Лях

Директор студии ProDigi. Подготовка фильмов для проката, логистика.
Специализация: Авторское кино, документальное кино.
Клиенты: A-ONE FILMS, RWV, CDK, BeatFilms.
Три года на рынке, выпустили около 50 фильмов.

«Первое, что хочется отметить, это проект закона, и все мы знаем только отдельные его детали. Поэтому приходиться гадать, что да как.

По традиции российской «законотворческой» деятельности последних лет декларируемое не коррелирует с целями в представленном законопроекте. Об этом сейчас многие пишут и говорят. Мне больше всего понравился анализ Ксении Леонтьевой от 25 января.

Единственное, что хотелось бы добавить, что, уничтожая конкуренцию для российского кино по экономическому закону ИНКЛЮЗИВНОГО развития рынков, скорее всего, снизится и «общекультурный» уровень этого российского кино.

Сегмент российского кинобизнеса «авторское кино», по которому этот закон наносит основной удар, заслуживает уважения. Вот почему:

— во-первых, в этих компаниях работают люди, которые в основном «про КИНО», а не «про ДЕНЬГИ». Это даже видно по доказательствам Ксении. Основной мотив-цель работы этих компании противоречит уставам, а по факту является «просветительским».

— во-вторых, дистрибьюторы, выпускающие иностранное «авторское» кино, не тратят никаких денег из бюджета, а, напротив, платят налоги.

— в-третьих, я за три года не встречал в этом бизнесе никаких «мутных» схем, откатов, взяток. А это, как мне кажется, в России, еще надо поискать.

Сейчас все вчитываются в каждое интервью «законотворцев» и надеются, что либо пронесет и закон не примут, или еще на что-нибудь. Например, что будет некая квалифицированная комиссия, которая будет разрешать «хорошим авторским» фильмам выходить без этого налога.

Если будет так, то получается, что сейчас у каждого дистрибьютора есть свой зритель. Дистрибьютор, рискуя своими деньгами, покупает для зрителя фильм. Зритель, голосуя рублем, подтверждает выбор дистрибьютора. Зритель проголосовал, дистрибьютор в плюсе. Теперь же нам предлагают, что голосовать будет не зритель, а комиссия. Причем, дистрибьютор рискует своими деньгами, как, в общем-то, и зритель. А чем рискует комиссия? Ничем. Зато появляется коррупционный интерес в совершенно чистом бизнесе. Дистрибьютору придется выбирать на фестивалях кино с оглядкой на эту комиссию. И без того сложная процедура выбора фильма, решение о покупке и реализация проката намного усложнится.

И еще вопрос. Как будет работать эта комиссия? Предположим, в ней будет 10 идеальных экспертов. Таких, например, как Михаил Федорович Штуров. Как 10 человек успеют просмотреть все фильмы?

И все эти рассуждения актуальны при условии, что над нами сжалятся и создадут такую комиссию и разрешат дистрибьюторам «авторского» кино не платить этот налог. Потому что при любом другом варианте, например, предоплаты с возвратом, это также становится для дистрибьютора неподъемным.

Кто больше всего пострадает?

— Бизнес-сегмент «авторского кино». Люди останутся без работы. Я предполагаю, что это около 10-15 компаний.

— Зрители, которые любят смотреть такое кино в кинотеатре.

— Около 150 кинотеатров по России, которые демонстрируют «альтернативный» контент. Кинотеатров 20 показывают только такие фильмы, остальные вперемежку.

Учитывая все вышеперечисленное, какие выводы можно сделать и что с этим нужно делать дальше? По тому, как этот закон вводится, создается впечатление, что, во-первых, законотворцы сами не уверены в нем, во-вторых, что «они» проверяют реакцию. Реакция есть, но слабая. Даже это доказывает, что надо объединяться и бороться. У нас есть зритель, и это думающие граждане, есть профессиональные PR-специалисты, и мы в основном знаем друг друга. Надо писать статьи, освещающие тему для широкой общественности, сделать ролик («КОНЕЦ КИНО») и показывать в кинотеатрах, запустить процедуры голосования везде, где возможно, писать письма, куда возможно. Может быть, все это не поможет, но давайте хотя бы попытаемся? Если этого не сделаем, можем остаться без любимого кино на большом экране и без любимой работы».

 

Михаил Бублевский еще 25 января революционно высказывался в своем Фейсбуке в поддержку инициатив Министерства культуры.

Я долго молчал, молчал, когда незаслуженно шельмовали компанию ЦПШ за ее абсолютно правильные бизнес-решения по ВИКИНГУ, но чернить поистине гениальное решение Минкульта поднять стоимость прокаток до 5 млн не дам. В общем, не могу молчать… Да. Что там молчать, я и говорить не могу. Хочется петь хвалебную оду, что-то на вроде «Ah, bravo Figaro!
Bravo, bravissimo!».
Ах, браво, Владимир Ростиславович! Браво, брависсимо! <…>

Напоминаю, что есть универсальная теория, охватывающая все виды человеческой деятельности, основное положение которой для кинопоказа гласит: «20% всех фильмов по наименованиям дают в прокате 94% общей кассы, оставшиеся 80% только 6%»
Очевидно, и, как видим, министр культуры разделяет это мнение, потеря этих 80% фильмов пойдет рынку только на пользу. Чем больше сеансов будет отдано под блокбастеры — тем лучше!
Другое дело, что В.Р. планирует вместо голливудского говна наводнить кинотеатры страны еще большим отечественным говном. Поэтому-то мы и называем его моим стихийным, а не осознанным последователем — не владея правильной теорией, он зачастую движется по формуле шаг вперед, а 2 назад.
Но, как ни странно, и этот круговорот говна в природе, может пойти на пользу рынку, о чем я подробно и написал в своей монографии (все желающие могут с ней ознакомиться в ЖЖ) Поэтому завершаю свой пост, тем, чем и начал: «Браво, министр Мединский! Браво, брависсимо, Владимир Ростиславович!»

CINEMAPLEX:  тогда речь шла о стоимости ПУ, а сейчас — о взносе за прокат каждого релиза в российских кинотеатрах. Бублевский сначала долго и упоенно критикует, обвиняя в неспособности к хоть какому бы-то ни было анализу кинокритиков, обозревателей и Олега Березина, негодующих по поводу притеснения независимого кино, а потом приводит свои доказательства собственной теории «короткого хвоста».

«Напомню основные формулировки законов экономики кинопоказа, обычно упоминаемые в связи с теорией короткого хвоста. Принцип Парето применительно к кинопоказу гласит: «20% всех фильмов по наименованиям дают 94% от всех кассовых сборов». Как нетрудно сосчитать, имеем очевидное следствие из принципа Парето, так называемый принцип Бублевского: оставшиеся 80% фильмов по наименованиям дают всего 6% от всех кассовых сборов! В итоге плавно подошли к основному тезису теории короткого хвоста: отбросив длинный хвост или, другими словами, отказавшись от работы 80% фильмов, мы увеличим кассовые сборы кинотеатров.

Обоснование вышеприведенных законов в популярной форме со всеми необходимыми выкладками и множеством приложений, дается в моей монографии «Введение в теорию короткого хвоста». Как показывают расчеты, букинг кинотеатров, построенный с использованием этой теории, даст значительный рост кассовых (десятки процентов от достигнутого). Например, в 2016 году этот показатель равнялся бы 13%. Вот он драйвер роста и средство оздоровления рынка. Не гибели, как нас уверяют все и каждый, а, наоборот, оздоровления, роста рынка!

Как видим, в отличие от слепой веры в длинный хвост (действие принципа ПаПаБу), от голословных утверждений о вреде Закона о 5 миллионах, мои выводы, мои логические построения научно обоснованы и основываются на анализе реальных цифр кинопоказа. Могут ли мои оппоненты похвастаться чем-то подобным? Нет, нет и еще раз нет! Только фанатическая вера, не требующая под собой никакой основы. Ну, да это свойство любой вере — она не требует и, более того, не приемлет никаких доказательств.

Вспомним пост Олега Березина, с которого и началось наше обсуждение Закона о 5 миллионах. Как видим, и по расчетам Березина 40% от общего количества фильмов имеют совсем уж копеечные сборы (1% суммарно) и при этом занимает непропорционально большое место на экранах нашей страны (не менее 2,5% от всех сеансов).


Правда, необходимо отметить, что из одних и тех же цифр, мы делаем диаметрально противоположные выводы. На мой взгляд, надо отбросить, как мешающие зарабатывать, если уж не все 80% от общего числа выпускаемых ежегодно фильмов (в этом и заключается основное положение теории короткого хвоста), то хотя бы (хотя бы!), отмеченные Олегом Станиславовичем 40%, ведь это точно длинный и никому не нужный хвост.

Он не нужен в первую очередь зрителям, о чем говорят кассовые сборы этих фильмов. Во вторую очередь, он не нужен кинотеатрам (зачем работать при пустых залах, о чем опять-таки свидетельствуют данные Олега — и сборы копеечные, и сеансов в 2.5 раза больше, чем надо при таких сборах, т.е. значительная часть сеансов проходит вообще без зрителей). И как следствие всего этого, он не нужен дистрибьюторам (правообладателям на нашей территории), работающим таким контентом в убыток.

А вот Олег Станиславович отстаивает странную и нелогичную идею, что без таких фильмов современный кинопоказ никак не обойдется (зачем и почему неясно, главное, что они нам зачем-то нужны). Странно это, ей Б-гу, странно!
Повторюсь, что принцип короткого хвоста действуют в любой экономике, любой страны. Это фундаментальный, универсальный, общий закон развития рынка. Но наш рынок имеет и свои пренеприятнейшие особенности — на нем слишком много фильмов. Уточню, что фильмов много на любом рынке, ведь и там никто сознательно не использует, проповедуемый мною подход, основанный на теории короткого хвоста. Много на любом, но так много как на нашем, нет нигде!

Позволю себе заняться самоцитированием и повторить отрывок из «Введения в теорию короткого хвоста». Текст писался уже довольно давно, поэтому примеры уже устарели, не все читатели даже вспомнят названия упомянутых в отрывке фильмов (в этом и заключается суть теории длинного хвоста — прокат никому не нужных фильмов), но суть от этого не меняется, она осталось такой же актуальной, как в день написания сего труда
«Достаточно сказать, что в США при 40 тыс. экранов в театральный прокат выпускается порядка 700 фильмов в год, у нас же при 4 тыс. экранов, т.е. при численности экранов в 10 раз меньше, немногим меньше 500. Если у них на один экран приходится 0,02 фильма (700/40 0000), то у нас в 5 раз больше, аж целых 0,1 фильма на экран (500/4 000).
Множество слабых фильмов, присутствующих на экранах кинотеатров просто не дают собрать немногочисленным блокбастерам, отнимая у них экранное время.
<...>
Как поступают в сельском хозяйстве, когда сорняки не дают расти культивируемым растениям, отнимая у них питание? Сорняки вырывают, уничтожают, в отечественном кинопоказе же все наоборот, с «сорняками» никто не борется, наоборот, их появление зачастую приветствуется, так как «разнообразие репертуара привлекает незадействованную аудиторию».
<...>
Приятно отметить, что по показателю количество фильмов на экран, мы занимаем лидирующие позиции. Чем не повод для гордости? У нас же, к сожалению, их не так уж и много, особенно в кинематографе. А сейчас, к дуракам и дорогам, можно добавить и отечественный кинопоказ. Нигде такого идиотского, ни на чем не основанного, в том числе, на экономике кинотеатра, репертуарного планирования нет! Чем гордиться поощрительным призом одного из кинофестивалей, давайте гордиться этим. Здесь нам, действительно, нет равных. И чтобы, никак не потерять этот повод для гордости, будем до последнего патрона, до последнего живого журналиста (кинокритика) сопротивляться любым попыткам ограничить доступ на наш рынок откровенного шлака.

Ситуация тем более печальная, что средний кинотеатр в нашей стране — это всего на всего трехзальник. А еще говорят, что кинотеатры не резиновые. Напихать столько фильмов в трехзальник — рекорд, достойный книги Гиннесса.
Повторю отрывок из нашей дискуссии с Ксенией Леонтьевой на тему хорошо это или плохо, когда на рынок выбрасывается большое количество не востребованных зрителем фильмов. «В безуспешной попытке обосновать, как много российский зритель потеряет, вследствие инициатив Минкульта, Ксения пишет: «И ложится этот «налог» тяжелым бременем, прежде всего, на плечи независимых дистрибьюторов, которые воспользовались было «цифровой революцией» и существенно увеличили выбор российских зрителей (вспомним, что в 2009 году на экраны вышло 315 фильмов — в 2016-м в прокате было, по предварительным данным, 588 картин)». То есть, в 2009 году на экраны страны вышло на 270 фильмов меньше, чем в 2016 и хоть кто-нибудь может вспомнить, чего же ему тогда не хватало? Может в 2009 году народ переживал, что на экранах не полный ассортимент фильмов? Нет, все, что должно было быть представленным — было представлено! Так что же тогда добавилось в количестве без малого 300 фильмов? Откровенный неликвид, интересный только сотням (тысячам) зрителям по всей 146 миллионной стране. Не будет этих 300 фильмов — никто и не заметит.

Как так получается, что в США и Канаде на один экран приходится в 5 раз меньше фильмов, чем у нас, при том, что среднее количество залов на 1 кинотеатр у них более чем в 2 раза больше? Знаете, это как в рекламе — легкие здорового человека и легкие курильщика. Североамериканский рынок — здоровый, на нем действуют механизмы саморегуляции, а наш рынок глубоко больной с ослабленным иммунитетом, сам не справляется, болезнь развивается, больной слабеет. Неслучайно, и так гигантское количество фильмов, выпускаемых прокат в нашей стране, последние годы только росло и стабилизировалось на более, чем 500 фильмов в год.

Таким образом, имеем, что длинный хвост, т.е. все те фильмы, что в совокупности дают крохи (согласно принципа Парето всего 6% от кассовых сборов) состоит из более, чем 400 фильмов. Ничего себе хвостик. Целое хвостище, от которого надо срочно избавляться. А мы ведем себя подобно ребенку, который отказывается от посторонней помощи, потому что боится уколов. Тут уж надо определяться: то ли лечимся сами, но Киноальянс, в своем нынешнем формате работы на такое не способен, либо принимаем помощь государства, не всегда квалифицированную и своевременную, но все-таки помощь. Но, мы, почему-то выбираем третий путь, путь, ведущий в пропасть. И кто будет отвечать за последствия?
<…>
Так что, господа хорошие, бизнес ваш, вам и отвечать за его результаты и за последствия неправильных решений вашего наемного букера. Попробуйте подумать своим собственным умом, не слушая советы, далеких от рынка людей. Иногда, это бывает полезным.
Будем откровенны: кардинальное решение, диктуемое теорией короткого хвоста — работа только блокбастерами, только первой двадцаткой, не так легко претворить в жизнь. Это — революционное решение, которое полностью перевернет наше представление о современном кинопрокате и кинопоказе. Неслучайно, в «Введении в теорию короткого хвоста» практическим советам на тему революционного преобразования рынка отдана большая глава. Слишком много препятствий на этом пути, начиная от косности коллег, их психологического неприятия подобных решений, до открытого сопротивления отдельных групп товарищей, чьи бизнес интересы пострадают в результате подобной реформы. Все мы люди, и свои интересы нам ближе, чем общественные интересы, интересы государства, интересы отрасли.
Если уж гораздо более мягкое предложение господина Мединского, половинчатое решение, смягченное множеством оговорок, встретила такое ожесточенное сопротивление в СМИ, то что говорить о более радикальном решении проблемы перенасыщения рынка? Лучше, конечно же, купировать хвостик до последнего позвонка за один раз, одним махом, не мучая бедную животину, отнимая у нее хвостик позвонок за позвонком, но лучше так, чем никак

В третьей части данного поста, я ознакомлю своих читателей с конкретными предложениями по формулировке Закона о 5 миллионах, позволивших добиться максимально положительного эффекта от принятия этого решения. Предлагаю перейти от ненужной, глупой и ничем, кроме своих финансовых интересов, не обоснованной конфронтации с Министерством культуры, к сотрудничеству, обсуждая и дорабатывая этот бесспорно полезный для отрасли закон.

Доказательство того, как можно улучшить и так достаточно неплохое предложение Минкульта проведем в несколько этапов.
Этап 1. 3 источника и 3 составные части длинного хвоста российского кинопоказа.
Рассмотрим подробнее, из чего состоит длинный хвост российского кинопроката. Напомню, что длинный хвост, по определению, состоит из маловостребованных фильмов, касса любого из которых на порядок меньше кассы любого из фильмов, входящих в «золотую двадцатку» (20% от всех фильмов по наименованиям, верхушка айсберга таблицы кассовых сборов фильмов, отранжированных по этому показателю). Объединяет все фильмы, входящие в длинный хвост кинопроката, очень ограниченный объем зрительской аудитории и, как следствие, их низкий кассовый потенциал.
Это основной и единственный параметр, объединяющий в одно понятие (длинный хвост) все многообразие контента

Очевидно, можно выделить 3 крупных группы фильмов, из которых и состоит длинный хвост кинопроката. Это:

1. Альтернативный (креативный) контент, куда включаем все-все, что хоть как-то ориентировано на интеллигентную публику. Это именно та группа фильмов, о которой все так заботятся и так волнуются, а как же зрителю жить без этого кино? Добавим сюда документалку, в том числе, про евреев и оперы с балетами от Березина, получим полный спектр кино не для всех. Это типичный нишевой продукт, ориентированный на очень ограниченный круг желающих. С таким контентом тяжело работать, с ним надо уметь работать, он явно не для каждого кинотеатра. Для особых зрителей — особый контент, в особых кинотеатрах («Пионер» и т.п.). Узок круг любителей (потребителей) такого продукта, узок и круг кинотеатров, показывающих такой контент.
В то же время, и отказываться от него нам никак нельзя. Матвей (Ромодановский — прим. ред.) считает, что российскому любителю кино не прожить без работ Романа Полански, Фатиха Акина, Михаэля Ханеке, Франсуа Озона, Линн Рэмси, Рубена Эстлунда, и я верю ему на слово!
Можно сказать, что любители такого кинематографа — интеллектуальное меньшинство. Но, раз мы заботимся и защищаем права и свободы всех групп населения, включая, даже такие неоднозначные, как, например, сексуальные меньшинства, то и защита прав интеллектуалов на их никому не понятное кино — наша святая обязанность! Значит, первая задача, стоящая перед отраслью — сохранить возможность всем желающим наслаждаться просмотром креативного контента в кинотеатрах страны.

2. Фильмы западного производства категорий B,C,D и т.д. вплоть до последней буквы алфавита. Это то, что более или менее интеллигентные люди называют шлаком современного кинематографа, а неинтеллигентные — говном. Здесь ситуация диаметрально противоположна первому пункту. Если возможность показа креативного контента (авторского кино и прочего «кино без границ») мы хотим сохранить и преумножить, то доступ к фильмам, проходящим по второму пункту нашей классификации, максимально усложнить и ограничить. В идеале — полное отсутствие в кинопрокате страны фильмов 2-ой группы. Как абсолютно правильно говорят в Министерстве культуры РФ: «Нам не надо чужого говна, нам и своего хватает!»

3. Третья группа фильмов — это, как раз, родное, отечественное говно.
На первый взгляд, особого отличия между 2 и 3 группами фильмов нет. Лично я, с удовольствием, объединил бы 2 и 3 группу фильмов в одну. Но, видимо, я плохой патриот. Для настоящего патриота, а Министр культуры РФ бесспорно таким и является, отечественное всегда лучше заграничного, даже если речь идет об экскрементах кинематографа. «И дым Отечества нам сладок и приятен!» Выше, мы уже договорились, что будем реалистами и примем существующие правила игры («Политика — искусство возможного»).
Поэтому вывод по данной группе контента, который мы, скрепя сердцем, вынуждены сделать, похож на вывод по первой группе фильмов — беречь, оберегать, всячески поддерживать. В итоге пришли к выводу, что две группы фильмов мы должны сохранить в репертуаре кинотеатров, а одну уничтожить на корню. В принципе, это не так уж и плохо. Как раз эта группа фильмов (голливудские бэшки) и составляют основную часть той прибавки (в без малого 300 фильмов в год), что обрушилась на наш рынок в период с 2009 по 2016 года (см Часть 2. Переписка с Ксенией Леонтьевой). Это отходы жизнедеятельности мирового кинематографа, купленные за символические деньги и выпущенные на экраны нашей страны в погоне за легкой наживой. Если нам удастся хоть как- то уменьшить этот поток низкокачественного контента, то мы уже этим сделаем благое дело для отрасли и наших зрителей.

Можно, конечно, пойди по привычную пути — сформировать экспертный совет, который и будет принимать решение кому давать, а кому не давать ПУ. Очевидно, что это не наш путь! Попытки ввести любые элементы цензуры — антиконституционны, и неприемлемы для нашего свободомыслящего Министра культуры. Я не такой любитель прав и свобод, как он, но и меня смущает в предложении создать экспертный совет очень многое. Главное, где нам найти хотя бы одного абсолютно честного профессионала своего дела, никак не аффилированного со всеми многочисленными компашками по ввозу страну этого не кондиционного товара? И даже, если мы и найдем такого (а для создания комиссии одного будет явно мало), то его быстро испортят предложением взяток за выдачу ПУ. Мы создадим цветник и рассадник коррупции.

Нет, мы пойдем другим путем!

Вспомним, в чем же причина обрушившихся на нас потоков дешевой голливудской продукции. Обратите внимание, что прилагательное «дешевой» рассматривается не в переносном, а в самом, что ни на есть прямом смысле, это действительно крайне не дорогие в закупе фильмы. Почему раньше (лет 10 тому назад) такого рода фильмы не завозились в нашу страну в таком количестве? Где-то появился новый источник производства этих экскрементов? Нет, такого рода продукция всегда присутствовала на рынке купли-продажи прав. Так почему раньше, если подобного рода контент покупался российским дистрибутором, то он сразу же выходил на видеоносителе и поступал на рынок ТВ-прав, минуя театральный прокат, а сейчас нет? Как нас учит материализм, все решает экономика. Значит, причина экономическая и она лежит на поверхности — раньше театральный прокат был не выгоден для правообладателя, а сейчас выгоден!
Если мы восстановим статус-кво, то есть создадим экономические условия, при которых театральный прокат бэшек будет не рентабельным, мы решим поставленную перед нами отраслью и государством задачу!

Этап 2 доказательства. Кто виноват и что делать? Продолжение следует.

Ознакомиться более полно с мнением Михаила Бублевского можно на его страницах в FB:
https://www.facebook.com/mihail.bublevskiy/posts/1342325419159630
https://www.facebook.com/mihail.bublevskiy/posts/1470949989630505

https://www.facebook.com/mihail.bublevskiy/posts/1473326306059540
https://www.facebook.com/mihail.bublevskiy/posts/1475297839195720

В ТЕМУ:

СТРАСТИ ВОКРУГ 5 МИЛЛИОНОВ. МНЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ИНДУСТРИИ (1)

ЖУРНАЛ «СЕАНС»: ПЛАТА ЗА ВХОД

 СТРАСТИ ПО 5 МИЛЛИОНАМ. ВЫСКАЗАТЬСЯ ДОЛЖЕН КАЖДЫЙ

ВОКРУГ ПРОКАТНОГО УДОСТОВЕРЕНИЯ. 5 МИЛЛИОНОВ ЗА ФИЛЬМ СНОВА АКТУАЛЬНЫ

РЕАКЦИЯ КИНОИНДУСТРИИ НА ПЛАТУ ЗА ВХОД НА РЫНОК КИНОДИСТРИБУЦИИ

 

 

 

 

4 комментария »

  1. Диванный аналитик 7 июня 2017 в 13:27 - Ответить

    Бублевский, да давай твою гениальную теорию (принцип Парето называется, кстати) про 80/20 везде применять. Например, можно смело избавиться от 80% людей на планете, все равно пользы от них никакой. Оставить только 20% гениев. Ну классная же теория, и очень удобно, все только выиграют.

  2. Алексей 7 июня 2017 в 15:11 - Ответить

    Ну и про 86% на политической сцене не забудем.

  3. Аноним 7 июня 2017 в 17:37 - Ответить

    Владельцы торговых центров и посетители не слышали о «гениальной» идее Бублевского и Парето, а то бы оставили, а то бы оставили всего два типа магазинов трусов для 80% один магазин и для остальных 20% другой.

  4. Yuri Kirillov 7 июня 2017 в 19:59 - Ответить

    Длиннохвостые, членистоногие и другие особи простейших организмов, пишущих всякую ересь на фейсбуках, не до конца понимают принцип Вильфредо Парето. А именно... если уничтожить 80% балласта, то оставшиеся 20% через некоторое время делятся и превращаются в обычную пропорцию 80/20. То есть сильнейшие 20% слабеют в общей массе в пять раз, так как 80% из них перестают тянуть лямку полагаясь на оставшиеся 20%. Ограничение конкуренции всегда ведет к отрицательному результату, а не наоборот.

    Просто удивительно, как эти длиннохвостые, прожив первую половину своей жизни при плановой экономике и полном отсутствии конкуренции, до конца еще не насладились собственной деградацией? Вот хочется им все зарегулировать и ограничить! Видно соскучились по очередям и дефициту!

КОММЕНТАРИИ »


два + 5 =