Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

СТРАСТИ ВОКРУГ 5 МИЛЛИОНОВ. МНЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ИНДУСТРИИ (3)
cinemaplex 08.06.2017 / 18:56 0

Мы продолжаем собирать для вас мнения профессионалов киноиндустрии по поводу новой инициативы Министерства культуры.

Президент фестиваля документального кино «Артдокфест», режиссер Виталий Манский рассказал The Insider о том, как повышение госпошлины за прокатное удостоверение для фильмов с 3,5 тыс. до 5 млн рублей  уничтожит альтернативный прокат, зачем на самом деле государству новые поборы и почему стоит ожидать запрета интернета в России.

«За подобными инициативами стоит задача — полное подчинение, цензурирование и, по сути, упразднение рынка. Они пытаются за счет внешних средств и дополнительных поборов за лицензию решить экономические проблемы внутри страны.

Мы знаем, что в этом году Министерство культуры на 50% секвестировало поддержку всего игрового кинематографа, и у этого, очевидно, есть причина — в стране заканчиваются деньги, и разговоры о преодолении кризиса — это, мягко говоря, лукавство. Власти хотят собрать деньги с крупных, прежде всего, голливудских компаний за вход на рынок и перераспределить их среди своих грантополучателей, чтобы на них те создавали патриотическое кино в компании «Мединский продакшн». Это очень заметные процессы.
<…>
Если в России примут новые правила, зритель в конечном счете уйдет в интернет, потому что смотреть в режиме нон-стоп фильмы, обслуживающие государственную идеологию, зритель не сможет, даже если эти фильмы сделаны неплохо. Жизнь требует разнообразия, и это разнообразие, к слову сказать, удивительным образом регулируется рынком. <…> Сейчас основная проблема в том, что чиновники живут без обратной связи с обществом и ответственности перед ним.

Быть может, иной раз они хотят сделать какую-то благую для общества вещь, но в отсутствие этой связи они перестают понимать, в чем заинтересовано это общество. История с прокатом мало чем отличается от реновации в Москве и подобных ей историй. Кто-то хочет выехать поскорее из своей пятиэтажки куда-нибудь в Новую Москву и получить квартиру на 10 квадратных метров больше и балкон с окнами на лес, а кто-то не хочет переезжать, хочет остаться в этой пятиэтажке и дышать угарным газом, смотреть в стену соседнего дома, но это его право, потому что существует незыблемое для рыночного государства понятие частной собственности. Нельзя ему сказать: «Нет, мы знаем лучше, как тебе жить», и не может министр культуры сказать зрителям: «Я знаю лучше, что тебе смотреть, как тебе думать. Как тебе общаться с женой при детях и без детей и даже в спальне». Это не дело государства — это дело свободного человека. Но государство залезает к нам в голову, в душу, в дома, и история с прокатом — лишь одно из его проявлений.Если бы речь шла лишь о кино, общество заклевало бы Мединского, он бы выпрыгнул с этого поезда на ходу, но общество уже потеряло право и силу голоса, поэтому власть позволяет себе делать такие вещи.

Безусловно, эти выплаты в 5 млн уничтожат альтернативный прокат, который на сегодняшний день занимал нишу всего в 5-8%, но был важен тем, кто нуждается в сложном, более неподатливом способе общения с аудиовизуальным продуктом. Это и фестивальные картины — Канны, Венеция, Роттердам, это и документальное кино.
<…>
Но все же у нас еще не запрещен интернет, в Северной Корее, например, его нет. Правда, некоторые рассказывают, что он есть, но для 0,01% населения, и он внутренний  – это как интернет в твоем доме, в учреждениях — в университете или в каком-то министерстве, он не подключен к всемирной сети: что на внутреннем сервере загружено, то тебе и показывают. Пока что в России есть интернет, подключенный к остальному миру, но когда евреев из их квартир переселили в гетто, они думали, что хуже не будет и что это конец. Но это был не конец.
<…>
Я верю в жадность, цинизм и подлость нашей власти, а эти качества не позволят ни ввести прогрессивный налог, потому что тогда они будут вынуждены платить свои кровные деньги, не позволят ввести выездные визы, потому что тогда им будет сложнее выезжать с их отпрысками за рубеж. Все позитивное, что сейчас есть, сохраняется благодаря тому, что они защищают свои шкурные интересы. И когда их шкурные интересы совпадают с интересами общества, тогда есть нам счастье, а когда не совпадают, тогда мы получаем то, в чем мы живем».

Кирилл Разлогов на Lenta.ru рассматривает нынешнюю проблему с исторической точки зрения — в перспективе прошлых провалов в кинопрокате.

«Проект о взыскании с кинокомпаний 5 миллионов рублей за прокатное удостоверение вызвал бурную полемику в печати. Если это абсурдное предложение будет принято, его последствия для отечественной киноиндустрии и для кинотеатрального показа фильмов вообще могут оказаться необратимыми. В этом убеждает опыт отечественных кинореформ, о которых стоит напомнить.

Начнем с «Перестройки». Ослабление цензуры привело, с одной стороны, к стремительному распространению видеопиратства, а с другой — к массовой закупке кинопрокатчиками дешевого продукта преимущественно из США и Гонконга. <…> Зритель оказался умнее: краткосрочный взлет интереса к запретному плоду сменился крахом системы проката и кинотеатрального показа. Кинозалы превратились в мебельные салоны, а ходить в кино стало занятием неприличным.
<…>
Параллельно разрабатывалась «новая модель» кинематографии при участии цвета отечественного киноискусства и высокой науки — экономистов и социологов в первую очередь. Благие намерения привели в ад. За основу была взята рыночная модель, нигде в мире (даже в Голливуде) в чистом виде не работающая.
<…>
В результате переход к рыночной модели привел к постепенной самоликвидации кинопроизводства (и, соответственно, кинотворчества). Отечественный кинопрокат, ставший кинодистрибуцией, как известно, возродил тот самый Голливуд. Премьера «Титаника» в Калининграде в конце девяностых в специально завезенном модернизированном кинотеатре, оснащенном системой dolby, организованная лично Джеймсом Кэмероном в благодарность за помощь отечественных ученых в подводных съемках, транслировалась «Первым каналом» и стала общенациональной сенсацией.

Переоборудовать пустующие кинозалы, а затем и строить новые кинотеатры и мультиплексы стало выгодно, а ходить в кино (естественно, с попкорном) — модно. В начале XXI века благодаря квалифицированной государственной поддержке постепенно возрождалось и отечественное кинопроизводство. Крах кино в результате реформ произошел за два-три года, а восстановление кинопроцесса, и то далеко не в полном объеме, потребовало несколько десятилетий.
<…>
Вот Минэкономразвития задумало приобщиться к кинопроцессу и создать Фонд кино. Чтобы экономически обосновать его необходимость, чиновники заказали большое исследование, заметьте, не отечественным, а британским специалистам! Те блестяще выполнили поставленную задачу: с помощью сложных формул «доказали», что государственное финансирование кинопроизводства с помощью нового механизма (Фонда кино) за несколько лет приведет к нормализации кинопроцесса и потребность в государственной поддержке кинематографа отпадет сама собой.

Любому киномеханику было ясно, что этого не будет никогда. Однако, послушавшись экспертов из-за рубежа, правительство таки Фонд создало, а через несколько лет разгорелся скандал: почему обещанный рай не наступил? Поругались, сменили руководство фонда, а рая все нет. А вот ад замаячил снова: 5 миллионов рублей за прокатное удостоверение не только освободит кинорынок от «мелочевки», но и, как ясно любому синефилу, лишит кинопроцесс импульсов творческого развития, заложенных именно в кустарном характере кино как искусства.

Если профессия сегодня формируется преимущественно в «бульоне» потока телесериалов, то творческие поиски сосредоточены в деятельности малых и средних производственных и прокатных компаний, в киноклубах и пока единичных специализированных кинозалах, которые и падут первыми жертвами предлагаемой Минкультом реформы».

Генеральный директор кинопрокатной компании Cinema Prestige Сергей Белоусов в «Известиях» анализирует, как изменится рынок кинопроката с введением нового взноса.

«Пока эта инициатива только обнародована в СМИ, законопроект еще должен поступить в правительство. Мы надеемся, что документ получит отрицательные отзывы в Минэкономразвития и профильном комитете Госдумы, потому что для нас, людей из индустрии, плачевные последствия этого законопроекта очевидны.

Прежде всего, кто будет определять, какое кино качественное, а какое нет? Кинокритики? Но о любой фестивальной картине мнения будут самыми разными, вплоть до противоположных, не говоря уж о массовом кино. Награды как критерий? Однако мы можем прокатать фильм летом, а дождь из премий прольется в конце года, в наградной сезон. Бокс-офис? Тогда шедеврами можно считать голливудские комедии «ниже пояса» и хорроры, а обладатели главных фестивальных наград — и есть искомый «мусор».

Если посмотреть на реальные цифры, никакого засилья низкокачественного контента нет и в помине. За год в кинотеатрах России выходит более 500 фильмов. Из них 60–70 — блокбастеры со сборами более 200 млн рублей. Это основные генераторы бокс-офиса, на них держится весь кинорынок, и поэтому они получают около 95% сеансов. Но кинотеатры не могут себе позволить отдать им все экранное время, ведь есть зрители, которые хотят другое кино: артхаусное, фестивальное и просто качественное «неголливудское».

Именно для этих зрителей работает два десятка независимых компаний-дистрибуторов, которые жестко конкурируют друг с другом за те 4–5% сеансов, что остаются после росписи мейджорских и российских блокбастеров. Эта конкуренция — залог того, что кинотеатры возьмут от независимых действительно лучшее. И никакие худсоветы в чиновничьих кабинетах не смогут лучше защитить рынок от низкокачественного кино, чем эта конкуренция. Не говоря уже о том, что такие советы открывают и возможности для коррупции. Пошлина в 5 млн — непосильная ноша для любого независимого дистрибутора.

Простейший и очевидный пример. Наша компания в прошлом году выпустила в прокат 16 картин. Среди них — ОНА Пола Верховена, НЕОНОВЫЙ ДЕМОН Николаса Виндинга Рефна, СЛУЖАНКА Пак Чхан Ука, ЗИМНЯЯ ПЕСНЯ Отара Иоселиани и др. Общие сборы составили 84 млн рублей. Из этой суммы больше половины забрали кинотеатры. Если бы 5-миллионную пошлину ввели в 2016 году, мы должны были заплатить государству 80 млн рублей. Иными словами, убыток только на этом этапе составил бы 41 млн. А ведь есть еще затраты на закупку картин, на их выпуск, зарплату, аренду. Можно так работать? Вывод очевиден. Да и где любая независимая компания, пусть и с большим оборотом, чем у нас, возьмет лишние 100 млн, которые она сможет заморозить на год в ожидании возмещения затрат от комиссии Фонда кино? Производство кино само по себе очень рискованный вид бизнеса.

Какой фильм «выстрелит», а какой нет — всегда лотерея. В последние годы рынок и так лихорадит из-за роста курса рубля. Несколько крупных независимых игроков в итоге разорилось и ушли с рынка. Стоимость прав на приобретаемые фильмы (в рублях) существенно выросла за последние три года, упавший рекламный рынок, в свою очередь, в 2–3 раза обвалил закупочные цены телевизионных каналов на показ, а легальные онлайн-кинотеатры пока платят мизерные деньги из-за невероятного уровня пиратства в интернете.

Кинопрокат остается единственным способом вернуть затраты на покупку прав. Безболезненно заплатить 5 млн можно лишь за фильм, собравший не менее 200 млн. Таким образом, за бортом остаются любые фестивальные фильмы, обладатели премии «Оскар», призов Каннского кинофестиваля, итальянские комедии, французские драмы, в общем, всё, кроме блокбастеров. Независимые дистрибуторы собирают в год около 2 млрд рублей — это всего 4% от общего пирога. Но именно эти 23 компании выпускают львиную долю артхаусного зарубежного и российского кино. У всех одна арифметика, и всем придется закрыться в случае принятия этого предложения.

В проигрыше будут все. Государство лишится налогов, более тысячи профессионалов индустрии станут безработными. Зрители потеряют возможность посмотреть на большом экране фильмы Вуди Аллена, Педро Альмодовара или братьев Коэн. Кинотеатры потеряют часть аудитории. А многие российские фильмы лишатся прокатчика — ведь далеко не каждую картину захочет прокатывать мейджор. Поможет ли это как-то отечественному кино? В этом есть большие сомнения. По итогам этой инициативы освободится всего около 3% сеансов, но их скорее займут условные ПИРАТЫ КАРИБСКОГО МОРЯ, чем российские фильмы. Больших финансовых вливаний также ожидать не стоит.

Программный директор компании компании Cinema Prestige Михаил Додзин высказался в своем фейсбуке.  

«Важно сразу сказать, что данное гениальное порождение министерской и продюсерской коллективной мысли — это полная, абсолютная катастрофа для кинобизнеса в России, которая приведет к исчезновению из репертуара кинотеатров любых фильмов, кроме голливудских и российских блокбастеров, ну и, параллельно, к закрытию всех независимых кинопрокатных компаний. А также к закрытию кинозалов и кинотеатров, приучивших своего зрителя к немассовому кинопродукту.

НИКАКОЕ российское кино с потенциалом менее 200 млн в случае реализации этих планов НИКОГДА более не попадет а кинотеатры. Его просто некому будет прокатывать! Ужасно хочется узнать фамилии продюсеров, считающих такие меры необходимыми. Страна и коллеги должны знать своих героев. Идея закрыть дорогу в кинотеатры зарубежному мусору — это полная чушь. Для начала хотелось бы увидеть список хотя бы из 10 примеров этого «мусора» с количеством отданных ему сеансов. Прежде всего, где критерии «мусора»?
<…>
Российский бокс-офис 2016 года — примерно 52 млрд рублей. В России работает около 30 кинопрокатных компаний. Из них семь — 4 представительства голливудских мэйджоров, плюс ЦПШ (прокатчик фильмов Paramount, избранных российских блокбастеров и ряда картин, которые они покупают сами), плюс «Наше кино» С. Сельянова и «Базелевс» Т. Бекмамбетова — собрали около 50 млрд рублей в год. На долю остальных 23 компаний пришлось около 2 млрд рублей, т.е. 4% «пирога». Но именно эти компании выпускают львиную долю артхаусного зарубежного и «неблокбастерного» российского кино.
<…>
В 2016 году в прокат вышел 461 фильм. По данным сайта www.kinobusiness.com сборов выше 200 млн в 2016 удалось достичь 68 фильмам, выше 100 млн собрали 97 фильмов. Если государство рассчитывает на «оброк» в размере 500×5 млн = 2,5 млрд рублей — это сладкая мечта. Выживут те самые 7 компаний, прокатывающие 70-80 фильмов в год, которые заплатят максимум 400 млн. И все. Указанные выше 97 фильмов занимали около 95% всех сеансов. На оставшиеся почти 400 фильмов пришлось 4-5%... Здесь и пресловутый независимый мусор, и фестивальные шедевры, и артхаус-мейнстрим, и российское кино, чьи создатели не договорились с первой пятеркой прокатчиков.

«Наше кино» и «Базелевс» прокатываются только свой продукт. Где же искомое «засилье голливудского мусора» в кинотеатрах?! Более-менее безболезненно заплатить 5 млн рублей можно позволить себе лишь за фильм, собравший в прокате не менее 200 млн. От 100 до 200 млн — уже непомерный груз, менее 100 — невозможно.
<…>
Государству не удастся получить от независимых компаний искомые 5 млн/фильм. Как только станет очевидным, что принятие такого решения неминуемо, боюсь, большинство закроется. <…> Возможности даже самых крупных компаний не безграничны. В среднем каждая выпускает в год около 15 картин. Это максимум 100 фильмов в год на 7 выживших компаний. Среди них окажется максимум 20 российских фильмов. Больше ни один российский фильм в прокат не выйдет. А сколько их снимается? А сколько проектов ежегодно получает поддержку из денег налогоплательщиков? А сколько частных инвесторов могли бы вложиться в кинопроизводство? Что делать с остальными фильмами?

Министр обещает, что уплаченные 5 млн нам вернут в конце года специально обученные люди, если признают фильмы шедеврами. Но где критерии шедевров? Да и судьи кто? Почему наш бизнес должен зависеть от чьего-то субъективного мнения? Для новых коррупционных схем открываются широчайшие возможности. Да и где компания с оборотом пусть не 80 млн, как у нас, а даже в 10 раз большим, возьмет 80 млн, которые она сможет заморозить на год в ожидании чуда?.. Вернут ли? Смешно полагаться на добрую волю людей, пытающихся уничтожить наш бизнес. Их задача иная — известная со времен Стеньки Разина — изъять у нас деньги и грамотно «перераспределить». Ну а мы невольно оказались в роли персидской княжны.

Можно сделать парадоксальный вывод: инициатива министерства культуры России приведет к АБСОЛЮТНОЙ И ОКОНЧАТЕЛЬНОЙ ПОБЕДЕ В НАШЕЙ СТРАНЕ ГОЛЛИВУДСКИХ СТУДИЙ.

Так погибают замыслы с размахом, вначале обещавшие успех,
Но довольно! О, министр! Помяни мои грехи в своих молитвах, нимфа».

В ТЕМУ

СТРАСТИ ВОКРУГ 5 МИЛЛИОНОВ. МНЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ИНДУСТРИИ (2)

СТРАСТИ ВОКРУГ 5 МИЛЛИОНОВ. МНЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ИНДУСТРИИ (1)

КОММЕНТАРИИ »


− пять = 3