Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ЖОРА КРЫЖОВНИКОВ («ЕЛКИ НОВЫЕ»): «Я С ВАМИ ОБ ЭТОМ РАЗГОВАРИВАЮ ПО ПРИЧИНЕ НЕРАВНОДУШИЯ, ЧТОБЫ ЗРИТЕЛЬ ЭТО УВИДЕЛ, И ЧТОБЫ КИНОТЕАТРЫ ТОЖЕ ПОВЕРИЛИ»
Никитин Никита 15.12.2017 / 14:17 0

Крыжовников_Ёлки-новые

Жора Крыжовников — один из немногих режиссеров-звезд на нашем современном кинонебосклоне. Пожалуй, главный постановщик-комедиограф современности, он ответственен за успех дилогии ГОРЬКО!, собравшей в российских кинотеатрах 1,3 млрд. Два года назад в «Новогоднюю Битву» он предложил зрителям необычную караоке-комедию САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ, которая вопреки обстоятельствам довела общий кассовый «счет» режиссера до суммы в 2 млрд. После этого он неожиданно для многих встал у руля шестой части франшизы ЕЛКИ.  Чтобы лучше понять, что ждать кинотеатрам и всем зрителям от ЕЛОК НОВЫХ, мы поговорили с Жорой Крыжовниковым о должности креативного продюсера, силе ЕЛОК, ожиданиях на «Новогоднюю Битву», критике и ответственности за свою работу.

Расскажите о ЕЛКАХ НОВЫХ то, что считаете нужным донести до аудитории CINEMAPLEX сейчас, в преддверии старта.

Начнем с того, что для меня как для зрительского режиссера очень важен качественный продукт, и поэтому мы на всем протяжении работы проводили замеры реакции аудитории, результаты которых в хорошем смысле шокировали интенсивностью. Мы получили 88% четверок и пятерок, а по десятибальной шкале — 40% десяток. То есть имеем очень интенсивную зрительскую реакцию. Я люблю рассказывать, как у нас на тестировании было 300 человек. Когда первым 150 людям показали только постер, то люди начали аплодировать — они были рады, что попали на тестирование именно этого фильма. То есть у нас наблюдается и изначально позитивный настрой, и такая же реакция на сам продукт. Я испытываю в этом смысле ну может быть не режиссерскую, но продюсерскую зависть к Тимуру [Бекмамбетову] который просто сформировал что-то, что так долго продолжает работать.

Естественно, мы сами осознаем проблему в том, что это шестая часть. Мы отказались от старых героев и привели новых хэдлайнеров. Мы привели Дмитрия Нагиева. Зрители очень хорошо реагируют, когда видят его и реклама с ним расходится прям «ух». Он новое лицо во франшизе и именно он принял на себя часть той нагрузки, которая необходима, чтобы франшиза двигалась и развивалась. В этом смысле у нас... Вы были на кинорынке, смотрели фильм?

Да. Фильм хороший, хотя я ожидал большего, но меня нельзя назвать ЦА этого фильма.

Не знаю, чего «большего» ожидали вы, но нам было важно сохранить жанровое своеобразие, не разрушить его, не отпугнуть ЦА, потому что ядро большое. И я в данном случае принял на себя те ограничения, которые предыдущими частями были наложены. Это все равно в большей степени история мелодраматическая, чем комедийная. Все предыдущие успешные части были мелодрамами. Это действительно не совсем мой жанр, но было бы странно разворачивать эту историю в другую сторону и обманывать ожидания фанатов, а придет ли новая аудитория — это еще вопрос. Все-таки название обещает определенного рода жанр, он может быть обновлен, усилен, но, тем не менее, я не считаю, что мы должны разрушать конвенцию, созданную до этого.

Но главное — я работал честно, с удовольствием. Одно из условий качественной работы — чтобы тебе это нравилось. И поэтому вот, с оговорками насчет мелодраматического жанра, мне за эту работу не стыдно, приятно ее представлять и я с нетерпением жду проката.

Что касается того, что хотелось бы донести до кинотеатров — реклама на ТНТ начинается с 11 декабря, с 14-го — на Первом канале. На кинорынке я рассказал, как много у нас партнеров. Вера в продукт у нас есть. 10 декабря была премьера в Екатеринбурге, там мы тоже небольшие замеры сделали, и реакция на фильм очень хорошая. Основные комментарии: «новогоднее», «светлое», «всей семьей», «советую пойти». У нас есть вера в «сарафан», в хорошие ноги, которое доведут проект до хороших цифр.

Раз вы так пристально замеряете аудиторию, то замечаете ли некую усталость от франшизы, или все однозначно позитивно?

Смотрите, в том-то и дело, об усталости больше всего говорят люди внутри индустрии, она там наблюдается ярче, чем у зрителя. Если зритель сходил на одну, две, три части, то, скорее всего, он готов посмотреть и еще одну. А есть еще люди, у которых сформирована традиция — они просто на Новый год ходят на ЕЛКИ. После пятой части мы опросили тысячу человек, по 100 человек в 10 городах, 86% говорят — мы готовы смотреть еще.

Я в этом проекте оказался случайно, и когда с коллегами разговариваю, мне говорят — «А какая это часть? Господи, а не надоело, что вы там делаете...». У профессионального сообщества ощущение усталости есть, хочется нового, рисковать, хочется удивлять. И это понятно, и это тоже будет, будут рисковые, странные, разножанровые проекты — и от студии Bazelevs, и от меня. Но что касается ЕЛОК, то есть такое ощущение, что для большой части аудитории это уже традиция.

Мы хотим дать аудитории знакомый жанр, Новый Год, предощущение чуда, веру в чудеса, семейные ценности, и хэппи-энд в конце под куранты.

Жора-Крыжовников-Дмитрий-Нагиев_Ёлки-новые_bst.

Ваша должность на проекте звучит как креативный продюсер. Чем вы занимались на площадке? Участвовали ли вы в съемках?

Да, я был продюсером и режиссером. Во-первых, я участвовал в написании всех историй. Во-вторых, я контролировал кастинг, утверждал режиссеров, я делал, что считал нужным, чтобы получилась цельная картина, цельная история. Мы, например, сократили количество историй до пяти, обычно их было больше. Истории из-за этого стали чуть длиннее, в этих историях появилось сюжетное разнообразие, из-за этого герои не просто поссорились-помирились, но и через какие-то приключения проходят. Работа состояла в этом.

Тут очень сложно отделить креативного продюсера от режиссера. Я считаю, что и режиссер должен сценарий контролировать, просто все сценарии проходили через меня как через редактора, и потом, когда мы обсуждали это уже с режиссерами новелл, тоже какие-то вещи мы проговаривали — манеру съемки, например, там, где нужно быть более документальными. У нас есть блок мальчика Егора, который решает найти себе маму с помощью видеоблога. Так вот, мы решили не снимать это на кинокамеры, а сделать, как это делают блогеры, ну и так далее. Требовалось оставаться в едином стилистическом пространстве. Вот в этом должность заключается.

Правильно ли я понимаю, что вы в работе над ЕЛКАМИ НОВЫМИ смогли реализовать принцип корпоративного авторства, как это делает, например, компания Pixar?

Да. Мы пришли к формату, где сначала один сценарист разрабатывает сюжет, а потом он попадает в некий котел. Мы собираемся втроем, вчетвером, иногда впятером. Получалось, что разные авторы в разное время, но работали над каждой новеллой. Один пишет, другой редактирует. Когда пишешь, очень важно создать качели, чтобы кто-то придумывал, а кто-то оценивал, а потом поменяться местами. Это и ускоряет процесс, и его интенсифицирует, и делает его более креативным и открытым. Когда ты все делаешь один, ты за что-то можешь держаться, что на самом деле подвергается критике. И в сценарной комнате процесс поиска и отбрасывания проходит быстрее.

Два года назад ваш САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ стал прекрасной оригинальной альтернативой устоявшимся франшизам, однако сегодня вы вернулись к проверенному проекту ЕЛКИ. Ждать ли от вас чего-то более оригинального в дальнейшем?

Безусловно. После САМОГО ЛУЧШЕГО ДНЯ я снял сериал для ТНТ, год занимался этим. ЕЛКАМИ мы просто начали заниматься в рамках сценарной лаборатории Bazelevs. Мы набрали 10 человек студентов, и с ними занимались драматургией. Первые истории пришли оттуда. Часть из них было жалко бросать. Обычно когда сценарий передается в руки человека со стороны, даже талантливого, начинают происходить потери. И я в этом проекте оказался как «увяз коготок, всей птичке пропасть». Стало необходимым все проконтролировать до конца и поучаствовать в продвижении. Я с вами сейчас об этом разговариваю, чтобы зритель неравнодушный это увидел, и чтобы кинотеатры тоже поверили, что та усталость, которую они чувствуют, что ее нет у аудитории. Я это все делаю по причине неравнодушия.

Но у меня впереди, на стапелях, стоят три полнометражных проекта. Первый — комедия, ромком, который мы собираемся снимать летом-осенью, и выходить весной 2019 года. Потом есть большой фильм-катастрофа, экспериментальный жанр для меня, который мы готовим очень серьезной продюсерской командой — приличный бюджет, большая тема, это драма. Пока ничего не буду рассказывать, объявим о нем в январе-феврале. Большой проект выйдет через два года — там одной подготовки только год. И есть еще один проект — историческая драма, работаем над сценарием. Если мы доведем сценарий до конца, скорее всего, я буду снимать.

Впереди много всего. И ЕЛКИ... Знаете, я недавно для себя сформулировал, что мне будто бы в школе дали задание, мне его надо выполнить, сдать контрольную. И я ее для самого себя, по своим ощущениям, сдал. Это ситуация соучастия, сотворчества в том проекте, что на ногах уже стоит. Если говорить отстраненно, просто о цифрах, то вот прошлогодний фильм собрал 780 млн. Сколько у нас в год проектов собирает такие цифры? Мало. Это с коммерческой стороны.

Если говорить о творчестве, и об этом обязательно надо сказать, то мне кажется, сам жанр рождественской сказки, который вскормлен еще самим Эльдаром Александровичем Рязановым, начиная с КАРНАВАЛЬНОЙ НОЧИ, ЗИГЗАГА УДАЧИ, ИРОНИИ СУДЬБЫ, он остается по-прежнему востребован. И формат альманаха, где могут появляться новые герои, уходить надоевшие старые, продолжение истории может уходить в ту или иную сторону, все это позволяет происходить такому вот самообновлению. У нас из пяти историй четыре — с новыми героями. Это на самом деле позволяет этим ЕЛКАМ называться НОВЫМИ, потому что мы приходим в гости и проживаем кусочки жизни с новыми персонажами. Тут самое сложное — находить каждый раз возможность чем-то удивлять, но, как мне кажется, у нас получилось.

Не пора ли запустить некую франшизу кроме ЕЛОК, приурочив, например, новый альманах к майским праздникам? Тем более если, например, Светлаков и Ко освободили бренд МАЙСКИЕ?

Лично я человек очень непостоянный, и для меня ЕЛКИ НОВЫЕ — это приключение, но я не думаю, что я готов сделать приключение своим ежедневным бытом, и теперь придумывать альманахи на случай и по поводу. Может, мне так работалось самому приятно, интересно и хорошо внутри альманаха, что я пришел первый раз, я не имел к ЕЛКАМ никакого отношения до этого, не являлся их целевой аудиторией. Тем более, все новеллы снимаются три-четыре дня, работа, в основном, связана со сценарием, я это очень люблю.

У нас в бизнесе это есть, и в самой компании Bazelevs, что идея сиквела предполагает продолжение именно с этими же героями. Но желание во что бы то ни стало продолжить историю иногда сказывается на качестве. Я вернусь к своему же ответу и повторюсь — в отличие от обычного фильма, в геном ЕЛОК заложена возможность исчезновения каких-то героев, появления новых, их замещение. И благодаря этому эта франшиза может жить еще долгие годы. Просто, может, надо меняться еще более кардинально, и те, кто будет делать следующую часть сделают еще один шаг в сторону изменения картины.

Вы сами представляете свои фильмы на кинорынках, следите за кассовыми сборами, активно заняты продюсерской деятельностью. При этом у вас как у режиссера есть узнаваемый авторский почерк, общие темы во всех фильмах. Для Вас существует разделение между коммерсантом от кино или режиссером-автором? Как Вы лично для себя соблюдаете этот баланс?

Я баланс не соблюдаю, мне повезло учиться у Марка Анатольевича Захарова, который всегда оценивал успех как аншлаг. Вот если есть аншлаг, значит, успех, нет аншлага — нет успеха. А дальше, во вторую очередь, мы говорим о художественных достоинствах, тех или иных. Но, тем не менее, я, когда выпускал САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ, очень переживал, потому что у фильма есть некая специфика, есть музыка, к которой по-разному относятся люди. Но я понимал, что есть аудитория, которой это понравится. Осталось сделать так, чтобы эти люди узнали и пришли, чтобы фильм и зритель встретились. И эта задача не является впрямую режиссерской. И поэтому я вынужден принимать участие в продвижении картины.

Я был бы счастлив, наверное, ограничиться монтажом — вот я его сдал, дальше жду, сижу. Но практика показывает, что режиссеру, которому хочется интенсивной коммуникации с аудиторией, который хочет поговорить, хочет встретить своего зрителя, ему нужно участвовать в продвижении, по крайней мере, в качестве человека, способного высказать свое мнение. Я не претендую на то, что я абсолютно все понимаю в маркетинге, но я вношу долю неравнодушия в продвижение фильма. Постер не получился — я заставляю его переделывать, трейлерхаусы присылают варианты трейлеров — мне они кажутся нерабочими, я заставляю их работать дальше. Хотя я сам трейлер смонтировать не могу, я пробовал. Но я, тем не менее, могу оценить, как неравнодушный человек, получается или нет.

Как продюсер, я содействую, прежде всего, тому, чтобы энергия, желание общаться не затухали. Моя задача — заинтересовать, а дальше все очень просто — если люди в курсе, они делают выбор. Какая-то часть смелых людей приходит в четверг-пятницу; они просто ориентируются на рекламные материалы, приходят, садятся. Из ста первых человек либо 88 скажут, что это хорошо, либо 82, либо 75. Причем, даже на откровенно не получившихся проектах у нас 60% человек говорят, что это нормально. 60% или 70% позитивных отзывов — это большая разница в «сарафане». Я вот слышал на одной из презентаций, не в этом году, а раньше, что продюсер сказал, что у них 75% четверок и пятерок. А ведь это не очень хорошо. 75% — это четверка с минусом, три с плюсом, это не четверка еще... Каждый процент важен в этой оценке. Наша задача, как продюсеров, сделать так, чтобы этих смельчаков четверга-пятницы было как можно больше. Дальше работает сам продукт.

Дайте прогноз на предстоящую «Новогоднюю Битву 2017-18». Какой фильм вы считаете главным конкурентом? Кого вы боитесь больше всего?

Тут думать не надо — это ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ. Потому что он ориентирован на взрослую аудиторию, не на подростковую явно. Потому что проекты Леонида Верещагина — это всегда сильно. Я, к сожалению, не видел фильм на кинорынке, но говорят, что это очень складное, выразительное кино. И поэтому мы до какой-то степени будем друг у друга отнимать аудиторию, да. Другое дело, что если говорить про настроение... В общем, прокат как раз ответит на этот вопрос. Есть спрос на новогодние истории, его глупо отрицать, хочется зарядиться новогодней атмосферой, и понятно, что его ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ не предлагает. А с нашей стороны это предложение есть. Плюс мы все-таки расходимся по жанру. На драмы есть спрос, ВИКИНГ доказал, что можно пойти в Новый год драму смотреть, я думаю, что именно урок ВИКИНГА заставил Леонида Эмильевича утвердиться на дате, мне так кажется. Побаивались ставить откровенные драмы в Новый год, тем более это была историческая драма. И теперь после ВИКИНГА стало понятно, что аудитория не только ждет развлечений, но и готова попробовать что-то серьезное посмотреть. Тем не менее, у нас комедийный материал, с элементами мелодрамы, развлекательный, он в этом смысле попадает в дату, стоит, мне кажется, правильно. И теперь зритель скажет, что ему важнее.

Что касается ЗВЕЗДНЫХ ВОЙН, то в прошлый раз перед САМЫМ ЛУЧШИМ ДНЕМ очень интенсивно первую неделю шли фанаты, а потом оказалось, что для нас места вполне достаточно, зрителя хватает. Вообще, емкость рынка в Новый год, все это знают, очень большая. Тут важно, что у нас САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ очень сдержанно стартовал, всего 140 млн, а в результате было 720 млн с учетом СНГ, то есть там множитель за четыре с половиной ушел. И это при том, что по сеансам мы вдвое уступали СТРАНЕ ЧУДЕС, которая с поддержкой Sony подклеилась рекламой ко всему, к чему только можно А результат у них был — 300 млн. То есть сила маркетинга — она не беспредельна, и для фильма, попадающего в настроение, находится место даже на меньшем количестве сеансов. Поэтому мы внутренне готовы, что первый уик-энд не будет «шедеврально» большим, каким-то головокружительным, который можно будет на два с половиной умножить и все — ты в дамках. Но мы уверены, что потом фильм своё возьмет.

Ваши картины собирают полярные мнения. Интересуетесь ли вы критикой на собственные фильмы? Помните ли вы отзыв, который вас задел?

Готов рассказать, это очень интересная история, потому что это случилось со мной именно на CINEMAPLEX'е. Я не читаю отзывы критические, потому любой отзыв — это частное мнение, а мы работаем не с мнением, а с аудиторией. И для меня оценка — это падение сборов после первого уик-энда, и общий множитель проекта — вот это для меня оценки. То есть даже не общий вал, потому что он зависит от того, как проект толкнули в начале, от поддержки канала и т. д.

Тем не менее, я почитываю профессиональные отзывы. И я запоминаю те, которые совпадают с моим ощущением ошибок. И вот на CINEMAPLEX'е директор какого-то кинотеатра по поводу ГОРЬКО! 2 написал что-то, что неожиданно совпало с моим внутренним ощущением проблемы, и я почувствовал такой укол. Я подумал, вот человек совершенно просто и даже с какой-то симпатией сформулировал проблему, которая есть.

В общем, можно сказать, что я читаю профессиональные отзывы и избранных каких-то критиков, чьему мнению доверяю.

Как вы считаете, критика СМИ, которая пишется для зрителей, она влияет как-то на сборы фильмов? Условный Антон Долин может своим положительным отзывом привести людей на фильм?

Думаю, нет, не влияет. Вы знаете, Антон Долин назвал ГОРЬКО! 2 лучшим фильмом 2014 года. И что? Поэтому нельзя никакому частному мнению доверять. Ну вот Вам фильм не зашел, и я понимаю, что вы в других 10-15%, если ориентироваться на нашу фокус-группу, которым это не нравится. Вы в этой аудитории, в этой выборке. Так же и с критиками. У меня 2 издания брали интервью, двум критикам понравилось, они оценили. Но то, что они оценили, может не соответствовать общей картине. Все смотрят разными глазами, нам нравится разное. Тут работает только социология, большие объемы данных.

Можно ли это перенести на видеообзорщиков? В Youtube сейчас популярна любительская критика. Вы слышали, что про вас делает Bad Comedian?

Как только выходят обзоры Bad Comedian, у нас растут цифры платных просмотров на каналах, где лежит фильм. Это форма рекламы, парадоксальная форма, но, надо сказать, она работает. Я сам эти обзоры не смотрел. Не видел ни одного обзора. Я слышал, мне рассказывали, что там говорится, но мне не особенно интересно. Я с уважением отношусь к человеку, который делает обзоры, собрал аудиторию. Но по большому счету меня не интересует мнение одного человека. Один подойдет и скажет: «Это прекрасный фильм». Я скажу спасибо, но не поверю. А другой подойдет и скажет: «Это худшее, что я видел». Я скажу спасибо, но я не поверю. Я посмотрю на цифры, как реагирует аудитория. Понятно, что среди нее есть те, кому кажется, что хуже быть не может. Если мы говорим о процентах — приходят миллионы людей. 10% — это 100 тыс. Это стадион. Они могут объединиться и громко кричать, что это плохо. Но нельзя ориентироваться на громкость крика. Только социология. Там все ответы.

Ваши фильмы иногда называют русофобскими. Что вы думаете по этому поводу?

Это дичь. Я все делаю сквозь некое принятие, через любовь, как бы пафосно ни звучало. Я не могу снимать персонажей, которые мне не симпатичны. Они могут совершать ошибки, делать глупости, вести себя неприлично, но я их понимаю. Я их даже могу побаиваться, но я должен их понимать. Я этих упреков не принимаю. Я пытаюсь рассказать, как есть на самом деле, и при этом, чтобы реакцией был смех. Комедия рассказывает о нелепом, о смешном, о чудаковатом, о диком, о безумном. Наш материал — это не хвала и воспевание, как в ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ. Это все классные люди, молодцы, герои! Но у нас все-таки другой жанр. Комедия всегда рассказывает о чудаках. А что, у нас нет чудаков?

Расскажите про сериал, который Вы делали для ТНТ.

Драматический проект был запущен при старом руководстве ТНТ. Теперь думаем, что с этим делать, потому что ТНТ от драм отказывается. Есть небольшая вероятность киноверсии, показываю материал разным продюсерам. Возникает ощущение у продюсеров, не у меня, что это может быть кино. Такой условный путь ГОГОЛЯ. Домонтируем серии сериальные, потом сделаем прикидку киноверсии. В принципе масштаб событий, острота фильму соответствует. Это настоящая драма, там люди много шутят и смеются, от чего я отказаться не могу. Но, тем не менее, это совершенно другой жанр. Посмотрим, что будет происходить. Я думаю, мы объявим в начале года, если у него окажутся киноперспективы. Есть вариант, когда мы изымем одну из линий и из нее соберем полнометражный фильм. Там три линии. Выпускать по частям, как ГОГОЛЯ, мне кажется, бессмысленно. Собрать с точечной досъемкой каких-то узлов.

Вы окончательно уходите в другие жанры?

Да. Я думаю, что в каком-то смысле нужно уйти в другие жанры, чтобы, возможно, вернуться. Если бы сейчас ко мне пришли с хорошим комедийным сценарием, я бы отказался. Возможен самоповтор. Некая трилогия — ГОРЬКО! — ГОРЬКО! 2 — САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ — закончена. Сейчас в качестве факультатива я остался после уроков и сделал еще одну. Но в принципе, весь мой интерес лежит в интенсификации жанра. Элементы черной комедии, более провокативная история… Я надеюсь, этот проект представить в следующем году.

Если будет САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ 2, то вы там режиссером не будете?

Я не думаю, что он будет. Я не вижу потенциала в продолжении, в отличие от аудитории, возможно. Надо смотреть трезво. Такая вещь возможна один раз. Ее продлить можно только в жанре «новогоднего огонька». На телевидении можно представить продолжение, но с пониженными ставками.

У вас было неоднозначная ситуация со СТРАНОЙ ЧУДЕС. Вы снимали свое имя с титров еще нескольких картин. Вы не хотите связывать бренд Жоры Крыжовникова с неуспешными фильмами?

Нет, это не так. Как только я теряю контроль над художественной стороной результата — я не говорю о продвижении и позиционировании, только о художественной стороне, как режиссер — как только я не могу повлиять на монтаж, то я делиться своим именем с людьми, которые не принимают мое участие, не хочу. Имя что-то да означает, за ним стоят удачи и неудачи, за которые я несу ответственность. Так что ставить его на афишу, потому что я просто написал сценарий или, как было в СТРАНЕ ЧУДЕС, даже что-то снял, но это вышло в перемонтированном виде, с другой музыкой, с какими-то потерями — я на это пойти не могу.

Последний конфликт был по ВЕЗУЧЕМУ СЛУЧАЮ, по которому я написал сценарий. Но когда мне показывают закрытый монтаж, и я вижу сцены, которые я не писал, я не могу оставить свою фамилию, а иначе люди будут думать, что я это написал. Я уже три раза снимал свое имя с титров в том случае, когда не мог отвечать за конечный результат.

А третий — ЖИЗНЬ ВПЕРЕДИ?

Да, ЖИЗНЬ ВПЕРЕДИ.

Вы понимаете Волобуева с БЛОКБАСТЕРОМ?

Я его понимаю. Мне кажется, надо быть вправе это сделать. Другое дело, что я ориентируюсь на фокус-группы, прислушиваюсь к себе и к людям вокруг меня, и я на сокращение фильма всегда иду с некоей радостью. Я понимаю, что вырезав кусок, я получаю возможность улучшить, я иду на это с легким сердцем. Насколько я понимаю, там речь шла просто о длинной версии, которую ножницами постарались привести в порядок. Если бы такое происходило со мной, я бы скорее принял.

Вас смущают больше досъемки?

Меня смущает... Дело в том, что я считаю, что сценарий, который я продаю, я делаю на совесть. Я готов вносить правки, переписывать. Я считаю, что всегда надо переписывать, не останавливаться. Тем не менее, я считаю, что за каждой сценой, которую я написал, стоит определенный труд, она результат каких-то творческих решений. Если, не поставив меня в известность, сцену переписывают или удаляют, или на ее место вставляют другую, то вся конструкция рушится. Мы собираем «прототипы самолетов», и полетят они или нет, покажут только «взлетные испытания» в кинотеатрах. Поэтому взять, и в расчеты одного специалиста вмешаться, к фюзеляжу прикрепить другие крылья — в этом случае я не могу отвечать за безопасность полета. Мне хочется верить, что 99% реплик не случайны, они в этом месте должны стоять, и когда ко мне приезжают артисты и говорят, что этой сцены не будет, а эту реплику говорит другой человек, я за голову хватаюсь. Я отвечаю за каждый сюжетный поворот и могу объяснить, почему так. А там это делается впопыхах, в спешке. Не успевают снять, например, и полсцены убрали. А там появлялся важный персонаж. Я не могу нести за это ответственность.

Я слышал, что только 2% наших зрителей идут на фамилию режиссера. Казалось бы, какая разница? С другой стороны, эти 2% существуют. Это исчезающе мало, но это моя аудитория.

 

В ТЕМУ:

ЖОРА КРЫЖОВНИКОВ («САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ»): «НАШ ГЛАВНЫЙ КАПИТАЛ — ЖЕНЩИНЫ»

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПО «НОВОГОДНЕЙ БИТВЕ 2017-18»

 

КОММЕНТАРИИ »


семь − 5 =