Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ЕКАТЕРИНА САРЫЧЕВА («ЖИЛИ-БЫЛИ», 15 МАРТА, REFLEXION FILMS): «ЕСТЬ ДОБРОЕ КИНО, КОТОРОЕ ХОТЯТ СМОТРЕТЬ ВСЕ»
Рая Башинская 11.03.2018 / 09:27 0

Продюсер фильма ЖИЛИ-БЫЛИ рассказала о картине, ее замечательной истории создания, о съемках и о том, как этот фильм находит путь к сердцам зрителей.

Расскажите, пожалуйста, немного о фильме ЖИЛИ-БЫЛИ?

Это дебютная работа «Продюсерского центра Федора Добронравова». Продюсерский центр был создан при поддержке госкорпорации «Ростех» в тот момент, когда мы нашли сценарий и принесли им как инвесторам, чтобы они поддержали съемки фильма. Генеральному директору корпорации «Ростех» Сергею Викторовичу Чемезову понравилась идея, он поддержал нас, и мы открыли продюсерский центр.

Съемки фильма проходили в Ленинградской области. Фильм рассказывает о человеческих взаимоотношениях, о том, что человек в любой ситуации остается человеком, о дружбе, о взаимовыручке. О том, что как бы мы ни ссорились и ни обижались на своих друзей, если это настоящая дружба, то в момент, когда нужна помощь, мы забываем про свои амбиции, про свои какие-то обиды и спешим на помощь друзьям. И конечно, о том, что как бы ни было сложно в жизни, как бы ни складывалась ситуация неблагоприятно для нас, но наша родина самая прекрасная, самая красивая на свете. И только от нас зависит насколько то место, где мы живем, будет красивым и замечательным местом: неважно, где ты живешь, важно — как.

Как родилась идея картины?

Идея фильма как такового появилась года за два до того, как мы начали работу над картиной. Дело в том, что мы с Федором Добронравовым знакомы еще с молодости — учились вместе в театральном институте. Федор — замечательный актер, не только комедийный, но и драматический, он просто великий артист, один из тех людей, которые являются гордостью и кинематографа, и современного театра. Это было видно еще в институте, он всегда был таким в силу своей природы. Федор стал известен работой в таких прекрасных сериалах, как СВАТЫ и 6 КАДРОВ, и сложился стереотип, что Федя — артист только комедийного плана. У него было много предложений в кино и сериалах именно такого амплуа, как в СВАТАХ.

В какой-то момент он очень загрустил и стал расстраиваться, что ему ничего не предлагают кроме этого. И я сказала: «Федя, давай сами найдем сценарий ты и сыграешь того персонажа, которого хочешь и можешь сыграть, но которого тебе не предлагают».

И вот, на фестивале «Лучезарный ангел» в 2015 году, я увидела, что в конкурсе сценариев участвует Алексей Бородачев, которого я тоже знала. Я позвонила Алексею с просьбой о сценарии, и он мне его прислал. Сценарий мне очень понравился, я отправила его Феде. Федя позвонил мне уже в 7 утра и говорит: «Какой великолепный сценарий, такого больше не снимают, такой он замечательный»!

После этого мы обратились в «Ростех» за поддержкой в съемках фильма, а оставшуюся часть средств попросили в Министерстве культуры — с помощью этих государственных структур у нас получилось снять этот фильм.

Потом мы очень долго искали режиссера Эдуарда Парри. У нас уже был утвержден кастинг, мы уже с Федей придумали, кто будет его партнер, кто будет его партнерша, мы даже нашли на тот момент художника и оператора-постановщика… Но так как мы занимались этим в первый раз, то не знали, что сначала надо искать режиссера. У нас были разные кандидатуры, но мы никак не могли совпасть в отношении подхода к кино. А потом моя знакомая посоветовала мне режиссера, у которого снималась в сериале. Нам понравился его подход к съемкам, который оказался нам близок. Эдуард сначала немного удивился и напрягся, поскольку съемочная группа уже набралась, но ему очень понравился сценарий. Потом он встретился с нами, увидел оператора Машу Соловьеву, Федю, Бородачева — и как-то мы все вместе поняли, что находимся на одной волне и подходим друг другу.

Бородачев написал сценарий замечательного фильма КАК ВИТЬКА ЧЕСНОК ВЕЗ ЛЕХУ ШТЫРЯ В ДОМ ИНВАЛИДОВ.

Первоначально мы рассматривали тот сценарий Бордачева, по которому потом в итоге был снят фильм КАК ВИТЬКА ЧЕСНОК ВЕЗ ЛЕХУ ШТЫРЯ... Нам тогда очень понравился сценарий, но Федя засомневался, что сможет стать продюсером и мы найдем на него деньги, поэтому мы где-то год тянули с решением. Мы хотели, чтобы Федор играл отца, а его младший сын Иван — сына. А когда Федор психологически созрел к этому фильму, выяснилось, что сценарий уже продан, а фильм находится в производстве. И мы взяли другой сценарий. Вот так и получилось, что практически одновременно вышли с два фильма по сценариям Алексея Бородачева.

То есть получается, что в ЖИЛИ-БЫЛИ у Федора Добронравова в картине роль более драматическая, нежели комедийная?

Более драматическая относительно его амплуа, которое сидит в головах у режиссеров, зрителей и продюсеров. Но все равно органика Феди, а он очень добрый человек, берет свое: любая драматическая роль будет сыграна им с комедийной ноткой — возможно, лирической или трагикомической. Он мог бы выбрать себе роль Лехи, которого великолепно сыграл Роман Мадянов, но он взялся за другого персонажа: Гришка больше молчит, у него в душе происходят какие-то драматические переживания, которые проявляются через его поступки и взгляды. А в силу устоявшегося стереотипа, всем казалось, что Федору больше подходит Леха. Я считаю, что он великолепно справился с этой ролью, показав тем самым, что он прав, что он может быть всяким.

Когда вы работали над проектом, был ли какой-то аналог, на который бы вам хотелось ориентироваться?

Когда мы начинали работать, Алексей Бородачев сразу подчеркнул, что в качестве референса к сценарию можно ориентироваться на советский фильм БЕЛЫЕ РОСЫ с прекрасными артистами Санаевым и Новиковым. Там в большей степени про другое, там другая история, но тем не менее он делал такой референс.

Ориентир на фильм ЛЮБОВЬ И ГОЛУБИ возник по ходу работы. Дело в том, что на площадке режиссер и сценарист, и актеры, которые сами по себе втроем стали очень мощными авторами своих персонажей, еще очень много чего придумывали своего, что прибавило фильму большую драматургию. На протяжении съемочного периода Бородачев с Перри переписывали сценарий, шла очень большая работа — много было переделано, были внесены новые сцены. Вот сцены перед смертью Саньки, мужа Татьяны, где они сидят на берегу реки и разговаривают, не было, она была дописана в процессе. Многие сцены с другими персонажами были убраны, даже те, которые уже сняли, не вошли в фильм…

Как бы вы определили жанр фильма? Это чистая комедия, или, может быть, это лирическая комедия в духе советских фильмов или это трагикомедия?

Скорее всего, это лирическая комедия. Трудно определить точный жанр фильма. В нашей картине, как и в жизни, происходит много всего. Если мы говорим лирическая комедия, люди говорят: ну как же, там есть смерть, человек умирает, какая же это лирическая комедия, нет, это драма. А кто-то говорит, что это комедия, потому что происходят смешные вещи. А кто-то смеется и плачет. Какого жанра наша с вами жизнь? Мы вот сегодня смеемся, завтра будем плакать. Кто-то говорит, что это новое кино, которое открывает новую веху.

Зрители, которые посмотрели фильм так говорят? А какие отзывы вообще зрители оставляют после просмотра?

Мы много ездили по стране с фильмом, поэтому отзывов очень много. Зрители говорят, что давно не было такого кино, что очень хочется, чтобы было продолжение, чтобы было больше таких фильмов про людей. Также говорят, что наконец-то увидели фильм про самих себя, не про каких-то там людей, которых мы не знаем, не про космонавтов, не про олигархов, а именно про нас, про современного русского человека. Кино про обычных людей — хороших, не пьяниц, не извращенцев, которые совершают совершенно нормальные, обычные по отношению друг к другу поступки. В последнее время многие нравственные подходы к жизни перевернуты, в этом фильме зритель видит себя и хочет смотреть это кино. Многие приходят по второму разу, то есть у людей есть потребность смотреть такое кино. Будем надеяться, что наше государство будет поддерживать малобюджетное кино и дальше. Не только блокбастеры, но и малобюджетное кино, которое люди тоже очень любят.

Насколько вам удалось реализовать задуманное в случае с ЖИЛИ-БЫЛИ? На какие компромиссы вам как продюсеру пришлось пойти в процессе работы над фильмом?

Мы с Федором открывали продюсерский центр, и изначально у нас была задача найти историю и создать фильм, который бы стал нашей визитной карточкой, чтобы все видели, как мы можем сделать. Я считаю, что мы достигли своей цели, и у нас все получилось. Не могу сказать, что были какие-то компромиссы, на которые пришлось пойти.

Мы занимались тем, чем хотели, вся наша группа заразилась этой мечтой и все люди, которые там были, занимались только кино. И это правда, там не было ни интернета, никаких гаджетов, все занимались только фильмом. Для меня это дебютная картина, поэтому я не знаю, какие бывают у продюсеров привилегии или на какие они могут пойти компромиссы. Я жила со всеми в лесу, я мылась на улице. За неимением рабочей силы, я работала водителем, возила оператора, актрису, кого-то в больницу. Не знаю, компромиссы это или нет, я считаю, что это просто работа продюсера. Если чего-то не хватает, ты подхватываешь и начинаешь вместе со всеми делать.

Ради чего мы жили 30 дней на болоте в естественных условиях? Для того, чтобы снять кино. У меня даже все осветители прочитали сценарий от начала до конца, поэтому все мы снимали кино и занимались творчеством. Не было никаких корыстных людей, которые искали какую-то выгоду. Все туда поехали, знали, в каких жестких условиях окажутся: там негде было жить, негде есть, негде мыться, только в реке — но все поехали, потому что хотели снимать кино.

То есть это не коммерческий проект, а такой выстраданный душой, авторский.

Конечно, нас не берут в широкий прокат, потому что мы не блокбастер, и, разумеется, у нас в стране не принято такие проекты называть коммерческими.

Что было самым сложным в процессе производства фильма?

На съемках было очень много всего сложного, потому что каждый день происходили непредсказуемые вещи. Это были заповедные леса с непредсказуемой погодой: часто там начинались дикие ливни, которые заливали полностью все, и мы не могли даже пройти на площадку в эту деревушку. Наш лагерь сносило ураганом, река то и дело выходила из берегов, так что могла накрыть и снести мостик, с которым у нас уже было много отснятого материала.

К деревне, где мы жили, даже подходили волки. У нас в кадре были животные: и козочка, и поросенок, и собака, которых приходилось беречь от волков. Каждый день случалось очень много непредсказуемых вещей, но тем не менее каким-то божьим промыслом у нас ни один день не сорвался, мы сняли все по графику за 25 дней.

Деревню для съемок искали долго — где-то месяца три. Большой проблемой оказалось найти подходящую деревню, потому что они либо полностью разрушены, либо там уже строятся новые дома. Мы буквально заблудились и свернули не туда, заехали в какую-то глушь — и вдруг увидели эту деревню и сразу все в нее влюбились и решили там снимать.

Из-за неопытности, конечно, я тоже согласилась, потому что я совершенно не проанализировала, что там негде жить, негде питаться, а ближайший город находится за 100 километров. Многие директора отказывались работать в таких условиях. Буквально за неделю до съемок подключился наш исполнительный директор Ирина Павлова, она очень быстро договорилась с ближайшими деревнями и с местным населением, чтобы они помогли нам расселить группу. И мы все жили буквально там же — я, Федор, Рома Мадянов и все остальные. Тем самым сэкономили время, потому что не нужно было никого возить. Также привезли поваров, поселили их в заброшенном дворце культуры, они привезли с собой плиты, холодильники — и жили там же.

Съемочная группа очень сдружилась за все это время. Все друг друга берегли и заботились друг о друге, потому что все понимали, что, если бы кто-то заболел, в таких условиях ему бы было трудно найти замену.

Интересно, что недавний КАРП ОТМОРОЖЕННЫЙ тоже в Ленинградской области снимался, там и история чем-то похожа на вашу — дело происходит в умирающей деревне.

Наш фильм не похож на КАРПА — и по жанру, и по сюжету: там все-таки про умирание, а у нас про жизнь, совершенно разные посылы.

У нас деревня стала одним из полноценных главных героев. Она нам так понравилась и так нам подходила, что нам ничего не пришлось достраивать, кроме одной беседки. Я думаю, именно из-за этого у нас получилось такое натуральное, настоящее кино.

Чему лично вы смогли научиться в работе над проектом?

Я научилась в принципе снимать кино — это моя дипломная работа как продюсера. Я училась на Высших курсах сценаристов и режиссеров, и это мой первый проект. Как выяснилось, все, что я знала теоретически, никакого отношения к реальности не имело.

Мне повезло — то ли интуитивно, то ли как-то по-другому — мне удалось собрать высокопрофессиональную во всех отношениях группу во всех цехах. Кого ни возьми — костюмеры, гримеры и реквизит — везде подобрались настоящие профессионалы, которые, действительно, как было принято в советские времена, готовы на что угодно ради настоящего кино, даже на маленькие бюджеты — они прямо вот жили этими съемками.

До ЖИЛИ-БЫЛИ я работала креативным продюсером нескольких сериалов, но не генеральным. Я была просто штатным работником в компании, который работает с авторами. Здесь же я занималась организацией всего процесса с самого начала: от поиска сценария, подбора группы вплоть до возвращения в Москву, постпродакшена и озвучивания, и продвижения затем фильма к зрителям.

На ваш взгляд, смогут ли ЖИЛИ-БЫЛИ удивить аудиторию?

Это решать аудитории, но пока она удивляется — и у нас, и за границей. Мы участвовали на фестивале в Индии, который шел три дня, и в рамках него умудрились показать наш фильм 13 раз, настолько он был востребован публикой! И сейчас идут переговоры — в Индии хотят снять свою версию нашего ЖИЛИ-БЫЛИ. Здесь не мне судить, а, скорее, будет видно по делам и событиям.

Вот эта деревенская тема, получается, оказывается интересной для зрителей?

Дело не в деревенской и не в городской теме, а в том, что у нас в последнее время очень не хватает именно таких настоящих и живых историй. Сейчас в кино преобладают блокбастеры с большим количеством компьютерной графики — это масштабно, красиво, ярко, широко, это такое киношоу, это, скорее, новый жанр. В мировом прокате такой тренд уже даже начинает угасать, там уже все давно возвращаются все-таки к настоящему, натуральному кино, а все хорошие актеры стараются сниматься и в качественных сериалах, и в кино. Мы в этом отношении все еще идем с отставанием, поэтому у нас сейчас входят все компьютерные штуки, которые не совсем кино.

А кино должно быть натуральным. В нашем фильме совсем нет компьютерной графики и даже звук живой — всего несколько сцен, где был брак по звуку, переозвучено. Дело не в том, что деревня или не деревня, а про тебя эта история или не про тебя. То есть как ты живешь, как ты относишься к ним. И когда ты видишь героя в кино, ты идентифицируешь себя с ним — такой же, или не такой же? Если этот герой совпадает с твоим «я», если это внутренняя твоя жизнь, то тебе нравится, если не совпадает, то нет. Дело не в месте, а в действии и в истории. Я считаю, что в кино важны персонажи и история, и взаимоотношения между людьми. А не спецэффекты.

Мне интересно и в жизни и в кино отслеживать, как мы проявляем себя: в той или иной ситуации я люблю или я предам? Я убью человека, или я его спасу? В жизни мы можем оказаться в разных ситуациях: если у вас не было случая украсть, это не значит, что вы не вор, просто не было случая. А вот когда предложат огромную сумму, непонятно, как мы поступим. Кино дает нам возможность прожить возможные варианты событий — для меня это очень важно.

Как вы думаете, какова целевая аудитория фильма?

Есть определенные стереотипы, но, поездив по стране с фильмом, я убедилась, что фильм универсальный и будет интересен разной аудитории. Однажды был случай, когда мне нужно было представлять картину, а в зале набрались одни старшеклассники, которых, понятно, просто привели классом. У меня сердце упало: вряд ли они что-то смогут понять в таком фильме, и наверняка будут галдеть, разговаривать и отпускать шутки. А они внезапно настолько ярко смотрели фильм, так смеялись! А там, где не смешно, они молчали и даже плакали!

Практически на всех фестивалях мы получали приз зрительских симпатий. Очень часто ко мне подходили молодые люди и благодарили за фильм. В Екатеринбурге группа молодых ребята обратилась ко мне и говорит: «Это же про нас кино, мы так давно не видели фильмы про нас». Я говорю: «Как про вас? Там же одни дедушки!»

Видимо, человеческие взаимоотношения не зависят от возраста. И люди, когда видят настоящую дружбу, настоящее проявление души или чувств, реагируют на это независимо от возраста. В любом возрасте можно любить, предавать или не предавать, жертвовать собой или нет. Поэтому мне тоже сложно определить аудиторию, я думаю, вообще у хорошего кино аудитория должна быть разной.

Как вообще проходили предпремьерные показы?

Всю Россию мы объехали с фестивальными показами, а с предпремьерными были в нескольких городах из-за занятости актеров. Но всегда приходило много людей, и всегда нас благодарили за фильм.

По фестивалям мы ездили с июля прошлого года и, так или иначе, всегда получали призы. И практически везде — приз зрительских симпатий, он считается самым бескомпромиссным призом, и помимо других призов бывает всегда. Конечно, самым значимым и судьбоносным фестивалем для меня был «Лучезарный ангел»: там мы нашли сценарий и в ноябре прошлого года получили два приза.

Как сложилось ваше партнерство с компанией Reflexion Films? Кто кого нашел, как это получилось?

Нас познакомила наш PR-директор Елена Баркова — она у нас занимается пиаром не только фильма, но и продюсерского центра и спектаклей. Елена также сотрудничает с Reflexion Films. Константин Нафиков посмотрел фильм, ему понравилось, и он принял решение прокатывать его.

Изначально мы пытались найти прокатчика среди мейджоров, но нам все отказывали, говорили, что у нас не блокбастер. А Костя не испугался и согласился взяться за фильм. Несмотря на свою долгую жизнь, я все-таки не сторонник стереотипов — по ним проще жить, но они не всегда помогают делать что-то важное. Reflexion Films — это люди, которым понравился фильм, а для меня это важнее, чем какие-то там регалии или еще что-то. Сегодня может быть успех с проектом, а завтра проект может быть не успешен. Жизнь такая штука. Если человек в меня верит, я в него тоже, я считаю, что только в таком случае можно все стереотипы поломать и чего-то добиться. Надо слушать сердце. И верить в себя.

Какой будет прокатная стратегия фильма?

ЖИЛИ-БЫЛИ, конечно, будет прокатывается не так масштабно и массово — это не блокбастер, поэтому сетевые кинотеатры берут нас не слишком охотно. Но у Константина есть своя стратегия, и есть кинотеатры, которые нас покажут с удовольствием. Скорее всего, это будет эксклюзивный подход и с кинотеатрами, и со зрителями. Как мы понимаем, это будет не масштабный, массовый прокат, а, скорее, очень индивидуальный.

Какие рекомендации вы бы дали кинотеатрам, которые будут работать с вашим проектом на местах? На что им стоит обратить особое внимание?

Я думаю, что им не нужно обращать внимание на какую-то определенную аудиторию. Надо верить в кино. Есть доброе кино, которое хотят смотреть все. Добронравов — народный артист в прямом смысле этого слова, у него нет конкретной аудитории, ему пишут все: и бабушки, и молодые мужчины сорокалетние, и дети двенадцатилетние, и родители этих детей. Нужно ориентироваться на то, что это семейное кино, на которое можно сходить в кино с детьми и с родителями.

Как вы думаете, можно ли на основе успеха ограниченного проката ДОВЛАТОВА строить какие-то нестандартные и гибкие модели проката?

Вы знаете, я думаю, что можно, делать все, что кажется новым, каким-то необычным, почему нет? Если людей это привлекает, значит, надо пробовать.

Будете ли вы предлагать фильм в формате DVD и HD, так как это дает возможность кинотеатрам показывать фильм в небольших залах, в формате Public video?

Конечно, да! Мы с Костей настроены на длительный прокат в различных форматах. Мы хотим показать фильм именно в кинотеатрах, потому что это та история, которую стоит увидеть на большом экране. Фильм можно и по телевизору, конечно, посмотреть, но все посмотревшие говорят, что визуальный ряд в картине очень красивый и в кинотеатре имеет большое воздействие на зрителя.

Каким прокатным результатом фильма вы будете довольны?

Я предполагаю, что выпустить 200-300 копий было очень хорошо.

Не могли бы вы рассказать о каких-нибудь интересных случаях на площадке?

Интересного было много! Местные жители работали у нас на площадке, мы платили им деньги и они у нас были полноправными членами группы. Сначала они нас не принимали, потому что у них есть свой уклад, своя церковь, они живут примерно той же жизнью, что и наши персонажи. Они небогаты, но у них все ухожено… И тут мы — 90 человек, которые бегали с кранами, с осветительной техникой, с проводами — представляете, что это было для них!

Оказалось, что в этих краях живет малая народность — вепсы, — которая вымирает и охраняется государством. Они староверы, и их всего на земле осталось 1000 человек. Сначала они восприняли нас немного в штыки, потому что их вера не принимает чужаков. Допустим, если попросить у них воды, они дадут попить, но кружку потом выбросят.

Пришлось нашему директору обратиться к прокурору того района, и пока прокурор с полицейским не прошел в каждый дом и не поговорил с ними, местные нас не принимали. Потом они нас очень полюбили и пустили в свои дома, и мы там снимали! Они вставали в пять утра, пекли хлеб для ребят, отдали нам все свои запасы… До сих пор звонят! Они очень сдружились с Ириной Розановой, собирают клюкву, присылают посылками. Когда они полюбили нас, то уже отдали все...

В той деревне, где мы снимали, живет всего 3 дома, остальные все заколочены, и на лето приезжает еще человека четыре. Раньше в советские времена эта деревня насчитывала полторы тысячи жителей, было большое хозяйство, колхоз процветал, потом после перестройки, естественно, все рухнуло. Когда мы уезжали, многие из нашей группы плакали, не хотелось расставаться. Тоже полюбили этих людей — они молодцы, и жизнь у них бурлит, на самом деле столько событий происходит!

В ТЕМУ:

СТРАНИЦА КОМПАНИИ «REFLEXION FILMS»

В прокат выходит ЖИЛИ-БЫЛИ (15 марта, «Reflexion Films»)

 

КОММЕНТАРИИ »


4 + = шесть