Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

СЕРГЕЙ ПИРОЖКОВ: «РАО» ХОЧЕТ СОБИРАТЬ НАЛОГ. НО АВТОРСКИЙ СБОР — НЕ НАЛОГ, ОН НЕ МОЖЕТ БЫТЬ БЕЗУСЛОВНЫМ»
cinema 27.03.2018 / 15:07 3

Проблемы взаимоотношений кинотеатров и РАО, пожалуй, одни из самых животрепещущих в кинопрокатном бизнесе. Выплаты авторских отчислений композиторам фильмов, которые ложатся на плечи кинотеатров, становятся все более тяжким бременем и, с точки зрения плательщиков, выглядят просто рэкетом, так как здравый смысл любого, кто сталкивается с этой темой, подсказывает неправомерность подобных поборов просто по логике вещей.

Однако, логика и здравый смысл не юридические понятия. И многие кинотеатры, не вступая в отношения с РАО и не выплачивая авторские отчисления, получают иски и судебные предписания.

В самом РАО считают, что они стоят на страже закона, защищая правообладателей, а все нарушители должны урегулировать свои отношения с РАО, выплатив все, что положено по установленным РАО нормативам. О том, как выстраиваются эти взаимоотношения, CINEMAPLEX не так давно взял интервью у руководства РАО.

Но тема не исчерпана, и о том, как быть в ситуации конфликта с РАО, и на чьей стороне правда, мы поговорили с Сергеем Пирожковым, который занимается кинопрокатным бизнесом в Белгороде и возглавляет рабочую группу по вопросам РАО в Ассоциации владельцев кинотеатров.

Сергей, если мы правильно понимаем, сейчас решение многих судебных дел по искам от РАО будет зависеть от решения по делу ИП Козак. А вы могли бы рассказать, в чем проблематика этого процесса?

Дело в том, что между кинотеатрами и РАО существует, условно говоря, два вида отношений — бездоговорные отношения и отношения по договору. В данном случае имеют место бездоговорные отношения, то есть у ИП Козак не было договора с РАО. Соответственно, РАО выставило исковые требования на полную сумму, исходя из 3%, то есть применило штрафные санкции. Если кратко, суть дела в этом.

За большой ли период этот иск?

Насколько я помню, не очень большой период. Полтора-два года, но обычно РАО выставляет за три года срок исковой давности.

Каким кинотеатром управляет или владеет ИП Козак?

Это многозальный кинотеатр в торговом центре «Бульвар» на бульваре Дмитрия Донского в Москве.

Почему этот процесс так важен, почему вы на нем так заостряете внимание?

Это не столько мы на нем заостряем внимание, сколько РАО, а мы вынуждены соответствовать.

Дело в том, что с 2014 года, с пресловутого дела по ООО АЗСК, РАО начало систематически проигрывать в судах одно дело за другим (на сегодняшний день их пять), которые дошли до СИП (суда по интеллектуальным правам — прим ред.). Эти дела были грамотно подготовлены, то есть проведены нормальные слушания в суде первой инстанции, в апелляции и так далее. При этом, как только РАО проигрывало, оно тут же либо отказывалось от исковых требований, либо пыталось договориться в мировую. Но чаще всего именно отказывалось от исковых требований.

Сейчас пришло новое руководство в РАО. С собой оно привело новую юридическую команду из ВОИС, которая решила, что вот сейчас они-то уж точно предъявят такие аргументы и доказательства, что суды тут же займут их позицию, и все поменяется.

И, если практика с 2014 года складывалась в пользу кинотеатров, и РАО, в принципе, минимизировало свою активность в этот период, то с 2017 года новая команда, можно сказать, поставила все на то, чтобы создать новую практику положительных решений по своим искам. И дело ИП Козак оказалось «на передовой».

Мы знаем, что сейчас инициированы десятки исков по всей стране, в том числе — по отношению к членам Ассоциации владельцев кинотеатров.

Сейчас мы, например, уже вступили в судебную баталию в Симферополе по делу «Кинотеатра имени Шевченко», подключили нашего юриста для того, чтобы он отстаивал интересы нашего члена АВК. Сейчас, я знаю, подано несколько исков и к другим членам Ассоциации. Так как судебные разбирательства еще не назначены, я пока не буду озвучивать к кому именно, но мы готовы, у нас есть конкретная методика.

В условиях бездоговорного управления, когда нет договора между кинотеатром и РАО, у нас есть сильная правовая позиция, которую РАО будет очень сложно преодолеть.

В интервью с руководством РАО мы услышали другое: «Исходя из практики, мы выигрываем порядка 90% дел— это общий объем всех выигранных судебных процессов, в том числе сюда входят дела, связанные с взысканием дебиторской задолженности. Проигрыши есть по ряду судов, где речь идет о взыскании компенсации <…> суды по компенсации — это суды по бездоговорному использованию».

Есть конкретные номера дел, которые РАО, начиная с 2014-ого года последовательно проиграло. Более того, за период с конца 2014-го года нет ни одного дела, которое бы РАО выиграло в суде по интеллектуальным правам,

То есть РАО выигрывает последовательно обычно первую инстанцию, может выиграть во второй инстанции апелляцию. Но если у кинотеатра хватает ресурсов и упорства, хватает ума отстоять свою позицию, предъявить все необходимые доказательства в суде первой инстанции (потому что дальше их просто предъявить невозможно — так устроена судебная система: вся доказательная база должна быть озвучена в суде первой инстанции); если кинотеатр нанял грамотного специалиста, или у него, может быть, уже есть свой грамотный специалист, то в суде по интеллектуальным правам он выигрывает.

И вот то, что вам озвучивали господа Карелов и Кричевский — это то, как им хотелось бы, чтобы было, а не то, как есть на самом деле. И ни о каких процессуальных недочетах, о которых они говорят, речь не идет. У суда по интеллектуальным правам на сегодняшний день (давайте за скобками оставим дело ИП Козак, которое еще не разрешено и может еще ходить по судам годами) сложилось конкретная правовая позиция: во-первых, РАО не имеет право подавать о взыскании в пользу РАО, как это они пытаются сделать, для неопределенного круга лиц. А во-вторых, при определении права автора на вознаграждение необходимо анализировать иностранное право, право страны, в которой возникло данное аудиовизуальное произведение.

Например, касательно американских фильмов у РАО нет никаких оснований требовать авторский сбор, потому что, согласно американскому законодательству, автором признаются не физические лица, трудом которых создано музыкальное произведение, а студии, которые создали это музыкальное произведение. Когда кинотеатры предъявляют все это как обоснованную правовую позицию, то это, если не гарантия, то большой шанс на выигрыш именно в Суде по интеллектуальным правам.

Почему я так часто делаю ударение на Суд по интеллектуальным правам? Этот суд начал работать только в 2014-м году и с тех пор он не принял ни одного решения в споре между кинотеатрами и РАО в пользу РАО. А сейчас подсудность такова, что именно СИП является кассационной инстанцией для категории дел с участием РАО как аккредитованной в сфере интеллектуальных прав организации, так что после первой и апелляционной инстанции дело попадает в Суд по интеллектуальным правам.

Наша проблема состоит в том, что кинопрокатная отрасль является очень специфической, и судьи в арбитражных судах первой инстанции и в апелляционной инстанции глубоко не копают, а там надо серьезно разбираться. Поэтому был создан Суд по интеллектуальным правам. Есть целая категория дел, сложных для разрешения судами первой и второй инстанции, которым просто не хватает компетенции, для того чтобы их разрешить. У РАО сейчас есть имидж борцов за права униженных и оскорбленных авторов, которым некие маргиналы в лице кинотеатров не платят то, что им положено заплатить.

Между тем, эти авторы получили деньги еще на этапе создания аудиовизуального произведения. Никто бесплатно музыку для фильмов не пишет, поверьте. Гонорары у композиторов серьезные, приходилось видеть документы. Зачастую, кстати, там заложены и роялти, то есть процент от проката. Можно понять желание получать доход за одну и ту же работу дважды, но, если основная мечта РАО, как это можно почерпнуть из интервью первых руководителей, состоит в сборе налога, то хочется напомнить, что все налоги у нас установлены государством, а сбор, предусмотренный пунктом 3 статьи 1263, — это совсем не налог, он не может быть безусловным. И, как раз Суд по интеллектуальным правам в своих решениях многократно указывал на то, что необходимо определить правообладателя для каждого произведения, необходимо определить, не истек ли срок охраны данного произведения, не перешло ли оно в общественное достояние, не создано ли оно в тех странах, где существует так называемая система copyright, которая предполагает авторство юридических лиц, а не лиц физических, и так далее.

То есть это право не безусловно, поэтому позиция РАО в этом вопросе очень лукава. Она состоит в том, что вы обязаны заплатить некий процент с вала, а там мы сами разберемся, кому что положено, и заплатим. Мы видим, как они платят. Забыли уже, что буквально в прошлом году предыдущий генеральный директор, который 10 лет рассказывал о том, какая замечательная организация РАО, был осужден по статье 156 пункт 4  «мошенничество в особо крупных размерах»?

Вы о Сергее Федотове? Он уже отсидел и вышел по УДО.

Да-да, это очень удобно, когда есть человек, на которого можно все плохое свалить, и сказать, что мы такие белые и пушистые, мы совсем другие.

Кажется, они действительно пытаются доказать, что они другие: подняли все бумаги, все систематизировали, зафиксировали и внесли. Они пытаются погасить эти долги, которые как бы получили в наследство.

С 27 декабря 2017 года из РАО вывели все долги путем реструктуризации, создав специальную Автономную некоммерческую организацию, которая называется «Агентство по управлению непрофильными и проблемными активами РАО». Так что они сейчас вообще молодцы, они чистенькие абсолютно, а три миллиарда, которые они должны авторам… Ну, когда-нибудь, может быть, часть отдадут.

Я знаю одну простую вещь: нельзя собирать деньги в пользу ненадлежащих кредиторов, даже с благими целями.

Однако РАО как бы апеллирует вообще к конституционному праву о защите интеллектуальной собственности и к Гражданскому кодексу, где написано о том, что «при публичном исполнении в эфире или по кабелю сохраняется право за вознаграждение за оказанные виды использования музыкального произведения»...

Правильно, ни у кого нет по этому поводу возражений, мы свято чтим Гражданский Кодекс, и, тем более, Конституцию Российской Федерации.

И РАО и есть организация, аккредитованная, как раз для того, чтобы защищать эти права…

Ну кто сказал, кто это сказал?

Что они аккредитованы? Минкультуры их аккредитует.

Да, Минкультуры. А вы знаете, что было решение Конституционного суда о признании самой процедуры аккредитации неконституционной? Нельзя быть наполовину защитником Конституции, а наполовину нарушать указания Конституционного суда. Уж поверьте.

А когда было принято такое решение Конституционного суда?

Когда впервые в 1991 году было создано ВААП — Всесоюзное агентство авторских прав и оно захотело получить аккредитацию (от ред.: тогда действовала Конституция РСФСР 1978 года). Это же великолепная вещь, представляете: вы получаете «ярлык» от государства фактически на управление чужими правами. То есть композиторы де-факто признаются недееспособными, и все их права, предусмотренные пунктом 3 статьи 1263, передаются некой организации, на основании некой «аккредитации». Именно это и было основанием Конституционного суда признать, что у нас права защищает Конституция и не надо создавать специальную организацию для того, чтобы защищать чьи-то права (ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 28 АПРЕЛЯ 1992 Г).

Мы вступили с вами на зыбкую почву рассуждений о том, кто кому что должен. На самом деле никаких прав ни на что у РАО не существует. Они тщательно путают права, предоставленные им самими создателями интеллектуальной собственности (это с кем у них заключены договоры) и бездоговорное управление правами.

А почему РАО так отстаивает это бездоговорное управление правами?

А вот смотрите: любая организация, которая живет за счет процента от денег, проходящих через ее счет, с какими бы замечательными намерениями она ни создавалась, в итоге превращается в организацию, работающую сама на себя. РАО по закону имеет право минимум на 35% от сумм, которые проходят через них. Вот они 6 миллиардов собрали, и посчитайте теперь 35%.  То есть у них никогда меньше 4-5 миллиардов сборов не было. А в 2017 году они молодцы, почти 6 миллиардов собрали.

Если у них, допустим, действительно, как вы говорите, нет никаких прав, то каким образом практически вся страна им платит? Ведь сейчас они договорились даже с филармонией, с которой раньше были проблемы...

Дело в том, что РАО — огромная машина, которая на самом деле заточена под вышибание вот этих денег любым способом, то есть это юристы плюс аппарат. И вот, представьте себе противостояние: юристы, у которых есть аппарат, который ворочает миллиардами, приходят в кинотеатр, у которого годовой оборот, допустим, составляет 30 миллионов рублей, и выставляют ему драконовские 3% в иске за 3 года. Что видит кинотеатр? Да он видит «полный караул». Потом ему говорят: «Давай мы с тобой договоримся, вот мы тебе уменьшим с 3 до 1,2%». Кинотеатр соглашается и начинает платить, потому что у кинотеатров чаще всего отсутствует ресурс для того, чтобы отстоять свои права.

Понимаете, совсем не платить, как я это уже многократно говорил, не получается в данной ситуации. Сложился обычай делового оборота, который, опять же, сложился, потому что РАО десятилетиями его создавал, когда именно кинотеатры должны платить. Хотя тот же Конституционный суд в решении по делу кинотеатров ООО «Центр кино Победа» и «Синема» написал черным по белому, что нигде в законе нет прямого указания на то, что платить должны именно кинотеатры, такого распоряжения нет, это абсолютного абстрактная норма (ОПРЕДЕЛЕНИЕ КС).

Ничего подобного в законе нет, есть в толкованиях закона, например в совместном постановлении Пленума ВС/ВАС 5/29 от 26.03.2009 года. Вот они толкуют так, поэтому сложился такой обычай делового оборота, а кинотеатр, получается, становится перед выбором: либо ему платить десятки-сотни тысяч юристам, которые его будут защищать с неопределенным успехом, учитывая, что первая и вторая инстанции чаще всего принимают решения в пользу РАО, либо идти на какое-то мировое соглашение, договариваться, заключать договор с РАО.

И что выберет этот кинотеатр? Конечно, он попытается договориться, заключить мировое соглашение, будет плакать и платить. Почему большие кинотеатральные сети с РАО не дерутся? Потому что все они выстраивают модель своего бизнеса, привлекательную в инвестиционном плане. Им не нужны юридические риски, ведь суды могут тянуться годами, поэтому им проще договориться, а потом тихонечко этот процентик, допустим, у дистрибьютора «отжать», если рыночной силы хватит. Все очень прозаично. Именно поэтому сложился такой обычай, что кинотеатры платят. На самом деле законом он никак не обоснован, чтобы там ни рассказывали господин Кричевский, Карелов и прочие.

То, что вы сейчас рассказали, это и есть элементы той самой сильной позиции, которой вы апеллируете, когда идете в суд, верно?

Ну, в принципе да, но есть вещи, с которыми мы уже не спорим. То есть, бесполезно сейчас мне поднимать решение Конституционного суда, потому что для судов общей юрисдикции и арбитражных судов в силу неких внутренних взаимоотношений с Конституционным судом это не аргумент.

А что является весомым аргументом?

Аргументы я вам назвал: выплаты не могут производиться в адрес неопределенного круга лиц. Также необходимо исследовать каждое произведение на предмет того, не перешло ли оно в общественное достояние, в какой стране было создано аудиовизуальное произведение, кинофильм и принадлежит ли первичное авторство композиторам, заявленным в титрах, или еще кому-то. Это все должно исследоваться в судах, и если хорошо подготовиться, то можно отстоять свою позицию. Что мы и будем делать. Мы тоже умеем писать методички.

Вот вы говорите «мы», мы — это команда юристов АВК?

На этом все не замыкается, конечно, но да, с нами работает команда юристов, привлеченных АВК. И мы знаем специалистов, которые дорабатывали эту правовую позицию, создавали эту аргументацию, выискивали ее, шлифовали в судах различных инстанций, к примеру, с теми же филармониями. Филармонии — это государевы люди, им сказали угомониться — они угомонились. Хотя та же Волгоградская филармония, например, практически добилась от РАО заключения через суд договора на своих условиях. Но потом пошла на мировую, и все закончилось ничем. Потому что им дали соответствующую команду сверху.

Скажите, а как вы впервые столкнулись с этой проблемой, и как так получилось, что вы сейчас настолько подкованы в этом отношении, что возглавляете рабочую группу АВК по вопросу РАО?

Я этим вопросом занимаюсь очень давно, практически с того момента, как только вошел в этот бизнес в 2008-м году. Ведь проблема с РАО возникла не вчера, а в 93-м году, когда был принят первый Закон об интеллектуальной собственности, и тогда же было сразу создано РАО. Потом оно получило аккредитацию в 2008 году, и их юристы начали свои первые массовые волны исков. Так сложилось, что мы постоянно были на заметке у РАО и постоянно боролись с ним. Я познакомился с людьми, которые помогли мне разобраться в вопросе... Кто нам поможет, если не мы сами?

То есть ваши кинотеатры РАО не платят?

Мы заключили в 2013 году с ними договор, а в 2014-м в одностороннем порядке отказались от исполнения по американским фильмам. Сейчас мы судимся, но это немножко другая судебная плоскость. У нас есть договор, и мы пытаемся доказать, что, тем не менее, мы не обязаны платить по американским фильмам. Пока безуспешно, так как первую и вторую инстанцию мы «продули», но будем выходить в Суд по интеллектуальным правам, посмотрим, что там удастся сделать. Если не сработает эта история, значит, будем дальше смотреть, как действовать. Мы прекрасно осознаем, что РАО сейчас в 70% случаев (по нашим очень приблизительным прикидкам) собирает деньги в пользу ненадлежащих кредиторов. Это нарушение ст. 312 ГК, и мы с этим не собираемся мириться. И вот, кстати, в вашем интервью с РАО упоминаются пару раз такие слова как «дебиторская задолженность». Это как раз имеются в виду такие случаи, как у меня, когда есть договор, но оплата не производится.

Да, руководство РАО говорит, что именно такие дела выигрываются ими и составляют 90%  объема всех процессов.

На самом деле никакой дебиторской задолженности не существует, это очередная подмена понятия и лукавство. То есть речь идет о кинотеатрах, которые перестали платить РАО, когда в 2014 году вышло первое решение суда по интеллектуальным правам о том, что в пользу американцев деньги собирать не надо. Часть кинотеатров перестала платить за американские фильмы: кто-то никак это не оформил, кто-то оформил, как мы, своими документами, и вот это все лукаво называется дебиторская задолженность. Дебиторская задолженность не может возникнуть в пользу ненадлежащего кредитора. Это то, что мы пытаемся сейчас доказать в суде. Нет никакой дебиторской задолженности, мы платили за все русские фильмы и за все иностранные фильмы за исключением американских. То есть мы ничего не должны условному Укупнику.

Как вы определяете, что существует вообще этот самый «ненадлежащий кредитор»? Возможно, РАО всем все выплачивает, в том числе и тем же самым американцам?

Даже если они и платят, то это незаконно. Это прямое нарушение закона, потому что в пункте 3 статьи 1263, четко сказано, что деньги должен получать автор. В то же время американское законодательство, как я уже говорил, предусматривает при создании произведения «по найму» презумпцию авторства юридического лица перед авторством физического лица. Теоретически оно возможно, но для этого композитор должен заключить специальный договор со студией о том, что авторство остается у него. При создании произведения по найму автором считается лицо, организовавшее производство кинофильма, то есть продюсерская компания. Это все отслеживается на официальном сайте Библиотеки Конгресса США. Там существует Бюро регистрации авторских прав, и все, кто создает аудиовизуальные произведения, регистрируют свои права для того, чтобы обеспечить себе дополнительную защиту государства. Получить выписку оттуда — легко и просто.

Я захожу через интернет на сайт www.copyright.gov в Библиотеку Конгресса США, набираю название фильма и смотрю, создан он по найму или не по найму. Я вот так сделал в нашем судебном заседании на 168 фильмов. Из них 98% созданы по найму. То есть на них у РАО нет никаких прав, создается дымовая завеса, что это все так сложно выяснить.

Сейчас Президентом подписан Указ, предписывающий создание наблюдательного совета РАО и стандартизации отчетности.

Да не будет там никакой прозрачности! Там будет одной строкой написано, что выплаты перечислены такому же ОКУПу в Америке, коллеге РАО, только за океаном. А он, кстати, даже прав не имеет на то, чтобы собирать за музыку в фильмах деньги, и тем более уж их распределять. Но РАО им перечислили, и дальше что?

Давайте вернемся к делу ИП Козак. Правильно ли понимать, что ИП Козак входит в АВК, и поэтому вы занимаетесь этим делом тоже вместе с ним? Поэтому вот это дело сейчас у вас, что называется, «на передовой»?

Так точно, входит. Еще раз говорю: не мы придавали этому делу такое значение. Это РАО решило, что это поворотный момент, что они всем покажут и докажут свою правоту. Они принесли «тонну» доказательств, хотя и не очень соответствующих тому, что они хотят доказать. Но насколько доказательства надлежащие будет определять суд. Важно то, что РАО решило выстроить из этого образцово-показательный процесс. Это они создали, как сейчас говорят, хайп вокруг этого дела, обозначив его как знаковое. Нам приходится соответствовать и держать его на контроле.

Можно ли предположить, что те дела, которые были выиграны кинотеатрами, были процессуально плохо подготовлены со стороны РАО, и поэтому они проиграли?

Ничего подобного! РАО проиграли не потому, что они плохо что-то подготовили, Вы не видели, как они ходят в суд: с 2008 года у каждого из них есть методичка толщиной с Библию, где все расписано. Говорить о том, что у них есть какие-то процессуальные проколы, я бы не стал, они молодцы, готовятся хорошо. Но это была принципиальная позиция Суда по интеллектуальным правам.

Сейчас вот дело ИП Козак рассматривает тот же самый Суд по интеллектуальным правам?

Да, и Суд уже один раз завернул это дело на повторное рассмотрение именно на этих же основаниях и практически слово в слово повторил то решение, которое было отменено на первом круге.

___________________________

Разговор с Сергеем Пирожковым состоялся накануне очередного заседания Суда по интеллектуальным правам по делу ИП Козак 13 марта.

Какое же определение вынес СИП 13 марта?

Ранее все решения этого Суда в пользу кинотеатров строились на том, что необходимо внести изменения в предмет договора с иска в пользу «РАО для дальнейшего распределения», т. е. фактически в пользу неопределенного круга лиц, на конкретный круг лиц с сопутствующим анализом, являются ли они надлежащими правообладателями.

После подобных решений РАО отзывало иски, так как провести эту исследовательскую работу весьма трудоемко. Теперь, чтобы решить, являются ли американские композиторы этими «надлежащими правообладателями», привлекут специалистов. Новое заседание состоится 16 мая.

До следующего заседания Суд по интеллектуальным правам «направит судебный запрос специалистам в области норм международного права в связи с возникшими вопросами о применении норм международного права, регулирующие авторские права, и норм национального права, в том числе в отношении спорных произведений, созданных на территории Соединенных Штатов Америки».

На вопрос, правомерен ли сбор авторских отчислений в пользу американских композиторов, должны ответить некие специалисты.

По мнению Сергея Пирожкова, только время покажет, каким будет заключение специалистов и удастся ли юристам «ответчика», кинотеатра, сохранить свои позиции. АВК консолидирует силы, чтобы должным образом подготовиться к следующему заседанию, однако управляющий партнер юридической фирмы «Юста аура» Евгений Дедков (защита ИП Козак), видит в этом запросе заключения «специалистов» ряд «подводных камней». Дело в том, что таким образом выключается принцип состязательности процесса: в отличие от экспертов, «специалистов» нельзя вызвать в суд, чтобы стороны задавали им вопросы, Между тем, кто именно будет готовить этот заключение, решает суд, и оспорить это решение, дать отвод, невозможно.

Что ж, пока для тех, кого настигли иски РАО, нет повода праздновать победу, но в то же время — капитулировать рано!

CINEMAPLEX будет следить за развитием событий.

В ТЕМУ

КИНОТЕАТРЫ ГОВОРЯТ! АЛЕКСЕЙ ЛУПИЛИН: «УСПЕХИ РОССИЙСКОГО КИНО НЕ РАВНЫ УСПЕХАМ КИНОПРОКАТА»

НОВАЯ ВОЛНА ИСКОВ ОТ «РАО» К КИНОТЕАТРАМ

АЛЕКСЕЙ КАРЕЛОВ И АНДРЕЙ КРИЧЕВСКИЙ (РАО): «МЫ НЕ ТРЕБУЕМ ОТ КИНОТЕАТРОВ 3%»

АССОЦИАЦИЯ ВЛАДЕЛЬЦЕВ КИНОТЕАТРОВ КАК ЛОКОМОТИВ КИНОИНДУСТРИИ

3 комментария »

  1. Елена Х. 27 марта 2018 в 17:00 - Ответить

    Спасибо еще раз!

  2. Андрей 30 марта 2018 в 14:18 - Ответить

    А почему РАО так радеет за американских и прочих зарубежных композиторов? Они нам санкции, а мы им деньги! Апполитично получается, апполитично. Они (зарубежные авторы) от нас ничего не требуют, а наше государство в лице РАО собирает с нас, с Российских кинотеатров, в том числе бюджетных, деньги и им отдает! Где логика?

    • Антон 30 марта 2018 в 17:34 - Ответить

      Андрей, они себе любимым эти деньги собирают... Зарубежные авторы даже и не знают об этом. Одного афериста, сменили другие аферисты.

КОММЕНТАРИИ »


девять − 7 =