Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ОЛЕГ БЕРЕЗИН: «МЫ ТВЕРДО ПОНИМАЕМ, ЧТО ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ НЕ В НАРАЩИВАНИИ ИНЕРТНОЙ МАССЫ, А В ТЕХ, КТО ГОТОВ ДЕЙСТВОВАТЬ»
cinemaplex 26.07.2018 / 14:00 0

Олег-Березин20 июля исполнился год Ассоциации владельцев кинотеатров. За это время объединение кинотеатров стало одной из решающих сил на кинорынке, отстаивая интересы кинопоказчиков, входящих в состав Ассоциации, а вместе с тем в некоторой степени и остальных кинотеатров. Особенно это важно и необходимо в существующих условиях, когда на кинопоказчиков оказывает давление как государство, так и партнеры в лице дистрибьюторов и продюсеров. Председатель Совета Ассоциации владельцев кинотеатров Олег Березин часто подчеркивает, что Ассоциация стремится к балансу на кинорынке, стараясь не бороться с партнерами, а договариваться с ними о сотрудничестве.

Мы поговорили с Олегом Березиным об итогах работы за год, достигнутых успехах, а также о внутренних процессах в АВК — как организована работа и как проходит принятие решений. Также Березин щедро делится своими мыслями о природе предпринимателей, изменениях в кинопоказе, необходимости изучать аудиторию и поддерживать прокат авторских фильмов.

Символично то, что АВК зарегистрировали в день рождения Березина: документы на регистрацию в Минюст подали 19 июля, а на следующий день их уже, совершенно неожиданно, зарегистрировали. В этом что-то есть. Поздравляем и Олега Березина и Ассоциацию с днем рождения!

АВК исполнился год, какие итоги вы можете подвести после первого года работы Ассоциации?

Самое главное, что мы сейчас понимаем — есть круг владельцев кинотеатров, которым небезразлично. Также мы понимаем, что круг этих небезразличных владельцев узок. Но это и нормально, это не разочарование, а просто очевидность. При этом важно, на мой взгляд, что все родилось вовремя и не зря. Спустя год смысл нашей деятельности становится более понятным. Ассоциация не мертворожденная структура, не очередная инициатива «чего-нибудь создать», а достаточно работоспособная конструкция, у которой есть смысл существования — в первую очередь для владельцев кинотеатров и членов Ассоциации. И это, наверное, три самых главных момента — все не зря, вовремя, и есть смысл.

Что значит вовремя? Если бы было раньше или позже, то уже бы не сработало?

Тут можно много рассуждать. Есть, например, экономические теории. Я книжку про это в свое время написал. Если вы обратите внимание на все, что происходит последние несколько лет в бизнесе — мы это видим по торговым центрам, по бизнесам общественного питания и, соответственно, по кинотеатрам — период, когда все росло само, закончился. И в какой-то момент жизнь стала усложняться в экономическом смысле. Это как раз связано с экономической конъюнктурой, с объективными законами рынка. Здесь никаких чудес нет, и все это давно прогнозировалось.

В этот момент владельцы стали возвращаться к управлению бизнесом. То есть был какой-то период, когда все двигалось само. Владельцы расслабились, стали заниматься другими делами, кто-то поехал отдыхать, периодически получая свои дивиденды. Сегодня же мы видим глобальную тенденцию в нашей стране, когда владельцы возвращаются к реальному управлению своими бизнесами. И появление Ассоциации совпало с этой тенденцией.

Владельцы поняли, что есть какие-то вопросы, в которых они не компетентны, в силу того, что не занимаются этим повседневно, есть вопросы, которых они вообще не касались. А теперь стало понятно, что, не вникая в эти вопросы, в нюансы взаимоотношений игроков на рынке, невозможно строить свой бизнес. Польза Ассоциации в этом смысле — в обмене мнениями. Это не просто формальное образование, а объединение людей, которые между собой общаются. Если говорить о работоспособности Ассоциации, то чат, который в WhatsApp был создан уже полтора года тому назад, как ни парадоксально, не умер, люди используют его для повседневного общения между собой. И это говорит о том, что членам нашей Ассоциации необходимо общение, они извлекают из него пользу. И точно говорит о том, что сама по себе организация жива и действует.

Если говорить о том, что достигнуто, то масса дел, которые мы сделали публично, известна многим. Также есть еще масса дел, которые мы сделали не публично, и она известна немногим. Но это тоже дела, которые дают свой результат. При этом, безусловно, есть множество задач, которые мы хотели бы решить, но еще не решили. Оказалось, что проблем локального и глобального уровней, в которых мы можем и должны участвовать, чудовищно много. Многие проблемы возникают из-за сложившихся отношений в киноотрасли, из-за ситуации именно в целом в стране. Понятно, что кроме нас самих, тех, кто в этом заинтересован, решать эти проблемы никто не будет. Можно сколько угодно взывать к министрам и органам исполнительной власти и просить их сделать что-то, но пока мы не предложим реальные шаги, механизмы, алгоритмы тех или иных решений, пока мы не приготовим какие-то документы, само ничего не произойдет. Значит, надо браться и делать. В этом сейчас и есть суть Ассоциации: каждую проблему, за которую мы беремся, надо брать и упорно над ней работать, сама она не решится. Поначалу были призывы позвать министра или еще каких-нибудь специалистов, но потом выяснилось, что мы сами и есть специалисты, мы должны сесть, на листочке написать, обсудить, поспорить, сформулировать, и в результате получится какое-то действие.

Для многих, честно говоря, «Действие» оказалось достаточно сложным процессом. Недавно прочитал хорошую лекцию Тарасова, известного специалиста по корпоративному управлению, который отмечает хорошую правду, что русские любят не действовать, а обсуждать. Причем, в обсуждении принимает участие больше людей, чем необходимо, при этом те, кто не хотят действовать, занимают позицию скептика. И это все то, что мы внутри себя вырезаем, чему мы сопротивляемся. Мы не хотим просто обсуждать, мы хотим действовать. Мы вынуждаем всех участников не просто высказывать мнение, а брать на себя обязательства, большие или маленькие, объявлять об этих обязательствах и добиваться их исполнения. Так появляется Действие. Я думаю, что некоторым даже не очень комфортно в нашей компании, потому что мы не про «поговорить» и «не про посидеть».

Система рабочих групп доказала свою эффективность? У вас их становится все больше в соответствии с проблемами кинопроката. Это как-то вовлекает рядовых членов в обсуждение?

Да, доказала. И она показала определенные проблемы и пробелы. Участие в рабочей группе подразумевает действие: невозможно быть в рабочей группе и ничего не делать. При этом даже дельный совет у нас не считается за действие. Советовать мы все умеем, так как все владельцы бизнеса и все умеют давать указания. Когда же нужно при этом еще действовать, то возникают некоторые сложности, у некоторых происходит ломка стереотипов. Потому что они привыкли жить только в руководящей роли, в направляющей позиции — как Владимир Ильич встал, рукой показал, туда все и пошли, а тут оказалось, что надо действовать.

Как выяснилось, есть большое количество задач, которые нельзя кому-то перепоручить. Нельзя поручить менеджеру что-то сделать за владельца бизнеса, потому что логика размышлений менеджера абсолютно другая. Я не говорю, что она лучше или хуже, не говорю, что менеджеры неквалифицированные — на рынке есть очень хорошие менеджеры, но есть задачи, которые может решить только сам владелец бизнеса. И сначала происходит какая-то ломка, однако постепенно люди включаются и понимают, что, да, надо действовать. Перед лицом своих единомышленников, заявив какое-то обязательство, все-таки надо его исполнять. Идет нормальный живой процесс, и этот процесс ежедневный — например, помимо общего чата, Совет Ассоциации, лидеры рабочих групп, сами рабочие группы регулярно общаются в скайпе, в своих отдельных чатах, идет постоянный обмен информацией и документами. Т.е. это не работа «раз в квартал», это ежедневный труд по разным направлениям и в группах, и на уровне Совета. У нас также есть неформальный партактив — активные участники, которые решают локальные задачи.

Главное, чтобы хватило сил, времени, терпения. Терпение очень важно, потому что опыт показывает, что не все решается быстро и просто. И даже апелляции к здравому смыслу участников кинорынка не всегда срабатывают, так как не у всех в нашем мире он есть. Поэтому некоторые задачи требуют нудного и долгого решения, «подхода к снаряду» и т.д.

Не считаете ли вы, что с увеличением Ассоциации, появится больше инерции среди участников, и люди перестанут быть активно вовлечены?

В любом коллективе всегда есть заводилы, всегда есть активисты, и всегда есть некое количество наблюдателей, грубо говоря. Поэтому задача и Совета, и лидеров рабочих групп — сделать так, чтобы наблюдателям было неудобно наблюдать. Если ты не участвуешь, то ты вроде бы наш, но какой-то не наш. Здесь в плюс играет то, что мы опираемся на владельцев бизнеса, предпринимателей — людей, которые по определению занимают более активную позицию в жизни. Предприниматель — это человек, который с детства привык рисковать, особенно в нашей стране. Врожденное свойство готовности к риску снижает количество наблюдателей. Безусловно, у всех разные ситуации. У кого-то какие-то более насущные проблемы перевешивают, и надо решать их, а не заниматься общественной деятельностью во благо чего-то. Но потенциально это работает.

Мы отдаем себе отчет, что всегда есть какое-то количество наблюдателей. От этого никуда не деться, так устроен мир. Всегда существует дилемма между размерами ассоциации и количеством активно действующих участников. У нас периодически возникают дискуссии по этому поводу. Ведь все начиналось как действие группы интересов, группы кинопредпринимателей (до сих пор общий чат АВК так называется) и не подразумевало большого количества людей, только сгусток активных членов. Сейчас это уже Ассоциация с большим количеством участников. Но в целом на рынке есть еще значительная часть тех, кто решил, что проще не обременять себя действием, проще постоять и «понаблюдать» со стороны — сможет АВК решить проблему, так это хорошо для всех, а не сможет, так мы так и знали, что ничего не получится. Помните мы говорили про «позицию скептика»? На начальном этапе мы считали, что нужно активно зазывать в АВК, но сегодня мы твердо понимаем, что не заинтересованы в наращивании инертной массы, а заинтересованы в тех, кто готов действовать, кто готов брать на себя инициативу и решать задачи… И если кто-то сегодня еще не член АВК, то значит он просто еще не дозрел до активной позиции.

Если говорить о вовлечении в деятельность, то благодаря знаниям, связанным с групповой динамикой, с управлением коллективом, которые мы получаем и специально изучаем, мы придумываем способы вовлечения в активную жизнь всех участников. Как в любом коллективе, есть методики, стимулирующие всех принимать активное участие. Например, выдвигается какая-то мысль, которая требует высказывания всех. Каждый должен высказаться, неважно как — за, против, еще как-то. И это «принуждение» к высказыванию — один из элементов вовлечения в деятельность. Человек что-то высказывая, что-то произнося, проговаривая, уже вовлекается. Во время конференций проходят обсуждения с элементами деловых игр, связанных с вовлечением всех. Наши конференции — это не семинары по повышению квалификации. У нас в принципе идет сознательное избегание ситуаций, когда один говорит, а все остальные слушают и дремлют.

На следующей конференции, к примеру, мы поставили себе основной темой обсуждение большой задачи-вызова, связанной с удвоением кинопосещаемости, которая, я думаю, сейчас актуальна для всех. В свое время мы решили, что одна из задач Ассоциации — способствовать удвоению посещаемости в горизонте 3-5 лет — для нас это потенциал развития бизнеса. Мы понимаем, что не все еще ходят в кино в стране, хотя у них есть такая возможность. Этому есть масса причин, и вопрос в том, что необходимо сделать на уровне кинотеатров, городов, органов исполнительной власти, что сделать во взаимодействии с дистрибьюторами, продюсерами, масс-медиа, чиновниками для того, чтобы удвоить посещаемость кинотеатров.

Вы давно говорите об этой теме, есть ли уже какие-то наработки?

Мы будем это обсуждать 16-17 сентября на конференции в Санкт-Петербурге как раз накануне «Кино Экспо». Каждая конференция несет в себе глобальную тему, и в этот раз в первую очередь будет тема со зрителями. Также будут темы, связанные с безопасностью кинотеатров, с пресечением пиратства, алгоритмами действий персонала в экстренных ситуациях и т.д. Но основной темой будет посещаемость. Об этом будем говорить, делиться опытом, искать решения, проводить мозговые штурмы, деловые игры. Задача в том, чтобы на выходе получить несколько алгоритмов решений — на уровне отдельного кинотеатра, сети кинотеатров, чиновников, дистрибьюторов, продюсеров и других игроков рынка. Каждому необходимо будет выработать какие-то идеи, которые нужно достичь и реализовать, чтобы в итоге посещаемость удвоить. Это так же включает анализ того, какие объективные факторы влияют, какие больше и какие меньше.

Тот вариант, по которому пошли многие в последние годы — начали снижать цену билета, демпинговать, — как показывает жизненный опыт, не работает. Зритель теряет ценность восприятия похода в кино. Если что-то стоит 50 р, оно в принципе не может быть приличным. Потом демпинг тянет за собой другие проблемы, связанные с содержанием кинотеатра, с поддержанием качества кинопоказа. Демпинг цен в данном случае дает кратковременный и далеко не позитивный эффект. Задача же стоит в том, как зарабатывать деньги за счет повышения доходов и за счет увеличения посещаемости. Увеличение посещаемости — это рост доходов бара и других услуг, рекламных доходов кинотеатра и т.д.

Как вы оцениваете систему подписок вроде американского Moviepass, которая также должна стимулировать рост посещаемости?

Важно обратить внимание, что эффективность таких сервисов зависит от того сегмента аудитории, привлечь который мы рассчитываем. Как показывает анализ, это работает далеко не для всех. Поколение, которое сейчас подрастает, нынешние 18-летние, например, очень стараются избегать подписок, даже если они привлекательные. Им комфортнее получать услугу, заказывая ее каждый раз, чем подписываться. Эта проблема, с которой сталкиваются все подписные сервисы — тот же Moviepass и даже Netflix. Подписки не очень сильно привлекают молодежь, как и программы лояльности, которые хорошо работают для 40-летних. Это тоже такой, на первый взгляд, удивительный факт. И второй важный аспект состоит в том, что все эти модели работают в условиях массового рынка. Если вы предложите такую схему активной части киноаудитории, которая и так ходит в кино, то она просто будет пользоваться этим и все, а вы не привлечете новых зрителей. Не поняв причины, почему те, кто может ходить в кино, не ходит в кино, нет смысла обсуждать системы вроде Moviepass.

И когда зритель говорит, что ему не нравится цена билета в кинотеатр, это не всегда правда. Это просто самый простой ответ, потому что, например, этот самый несостоявшийся зритель может пойти и потратить 500 рублей в соседнем кафе. Дело не вопросе доходов, а в чем-то другом. И это нужно «выковыривать» и изучать. Это может быть связано с контентом, с интересом к проектам. Когда у нас идет ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ, люди находят деньги и идут в кино. Если бы у людей совсем не было денег, то они не ходили бы и на ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ. Но они идут. Для выяснения того, что не хватает таким людям в современном кинопоказе, и нужно изучать зрителя, и изучать в первую очередь того, кто не ходит в кинотеатр, и выяснять, почему он не ходит или почему ходит редко.

Это интересный подход. Обычно изучают тех, кто ходит в кинотеатр.

А что их изучать? Надо идти в соседнее битком забитое кафе и выяснять. Я недавно отправился в воскресный день в битком набитый людьми столичный торговый центр. Хороший ТЦ, не дешевый, в районе, не центральный, куда идут не приезжие, а местные жители. Их много, все живое, а в кинотеатр приходит мало. Почему? Если бы все проблемы были только экономические, то тогда во всех ТЦ было бы пусто. Действительно, во времена резких экономических изменений, в периоды скачков доллара посещаемость ТЦ падала в разы. А вот что сегодня влияет, какие привычки зрителей преобладают, надо изучать.

В связи с этим в чем вы видите причины спада кинопроката, который зафиксирован по итогам первого полугодия?

Их несколько, нельзя сказать, что есть одна какая-то одна причина. На мой взгляд, Голливуд, на который мы всегда «возлагали надежды», нас подводит и перестал попадать в современную аудиторию. Все понятно с франшизами, проверенными фильмами, а ведь уже выросло поколение, которое все это уже видело — и ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ, и МИССИИ НЕ ВЫПОЛНИМЫ и прочие. Сегодня люди, живя в таком ритме, с таким объемом информации вокруг, хотят чего-то другого. Но при этом гарантированного другого — они не готовы экспериментировать, как это ни парадоксально. И на этом фоне хороший показатель — срабатывание универсальных фильмов — таких, как хорошая семейная анимация. Универсальное кино продолжает хорошо работать. Муж с женой не спорят, идти на это кино или нет, они идут и проводят вместе время. А на какой-то ужастик начинается: ой, я не хочу смотреть про это, a не хочу смотреть про твои «сюси-мюси» романтические. И в результате люди выбирают универсальное кино, а хороших универсальных фильмов в этом году мало.

Второй момент — вовлечение зрителя в киносмотрение в кинотеатрах реально «пущено на самотек». Есть ощущение, что дистрибьюторы так увлеклись форматами росписи и минимальными гарантиями, что забывают о продвижении своих фильмов. При этом я довольно часто слышу от дистрибьюторов, что вот кинотеатры не хотят вкладываться в маркетинг. Но позвольте, задача кинотеатра привлекать зрителя в именно свой кинотеатр, а задача дистрибьютора — привлекать зрителя на фильм! И это основная и, пожалуй, единственная задача дистрибьютора сегодня! Зритель живет рекламой, его надо подталкивать, а больших рекламных кампаний с посылом «иди в кино» нет.

Во время выхода ДВИЖЕНИЯ ВВЕРХ каждый утюг и каждый мобильный телефон говорил, что надо сходить в кино — и это сработало. А в повседневной истории такого нет. В результате люди просто забывают сходить в кино. При этом они понимают, что выбор очень большой, фильмов очень много. Для поколения, которое сейчас приходит в кино, уходит элемент премьерности в отличие от поколения сорокалетних, которые помнят, что это такое — пойти на премьеру, в первый день или первый уик-энд. Вокруг столько фильмов, что они думают, что успеют сходить потом. А потом, как правило, кино уже вылетает. Прокат укорачивается в силу того, что начинает наступать на пятки выпуск на VOD и т.д. С другой стороны, влияет политика мейджоров, которые в первые дни хотят полные экраны, а потом в результате и зрителей нет, и фильм уходит с экранов вообще. Хотя есть миллион историй успеха повторных показов фильмов: у нас есть сети, которые умудряются держать по 5-6 недель по одному сеансу в день, но долго показывать кино. Вот они свои денежки «выковыривают».

Многие моменты зрительского поведения уже давно научно изучены. Наука, которая изучает поведение зрителей и выдает алгоритмы, как попасть в аудиторию, называется социология кино. У любого зрителя есть ритм посещения. Вот он, к примеру, ходит раз в два месяца в кино. И если он уже сходил, а следом вышел большой фильм, то он уже на него не пойдет, потому что это выбивается из его ритма. И необходимо понять, как попадать в эти ритмы, как их подстраивать. Как подстраивать именно свою аудиторию, с учетом окружения других фильмов. А у нас в дистрибуции сложилась ситуация, когда каждый дистрибьютор сам за себя: «я выпускаю фильм, и после меня гори все огнем». Никто о таком даже не задумывается: когда у нас два, три раза подряд идет спортивная драма, и очевидно же, что зрители немного устают — вроде про спорт уже смотрели, зачем идти во второй раз. Помните, такая же ситуация была с пакетом военных фильмов. И вот слава богу, что про космос в прошлом году развели фильмы.

Сильно влияет демография. Сейчас 20-24-летние, поколение активных ходоков последних годов, заканчивают ВУЗы, начинают заводить детей, у них появляется пауза в хождении в кино. Они озадачены строительством семьи, а эта та аудитория, которая активно ходила три-четыре года назад. Поколение, пришедшее им на смену, рожденное в 2000 году, физически малочисленно — это те дети, которых не рождали сразу после кризиса 98-го года. И даже если они ходят в кино, помимо того, что активно смотрят контент и другими способами, то их просто физически мало. При этом Голливуд, будь он неладен в этом смысле, в свое время выбрал стратегию фокусироваться на латиноамериканском, афроамериканском и китайском рынках, и фактически получается, что для поколения тинейджеров глобально ничего нового нет.

Недавно в Фейсбуке обсуждали тему, которая мне очень понравилась, и я думаю, еще не раз буду об этом вспоминать: для детей, которым в этом году 18, для рожденных в 2000 году, АВАТАР — это кино из детства! Им было по 9-10 лет, когда он вышел. Мы-то еще живем воспоминаниями АВАТАРА, некоторые еще ТИТАНИК умудряются вспоминать, воспринимая его как некое современное кино, а вот для этого поколения — это кино уже из детства. У них другое отношение, они уже не хотят АВАТАР, потому что видели его в детстве. Они хотят что-то новое, другое, необычное.

Вы можете предположить, какие новые идеи сработают для этой аудитории?

Могу, но это мой бизнес)). Не то чтобы я это знаю как готовый рецепт, но это то, чем я сейчас занимаюсь — другие способы потребления контента в кинотеатре, другие модели организации досуга в кинотеатре и не только. Понятно, что сами истории, которые лежат в основе любого произведения, уже давно написаны, и дело остается за подачей, за развитием сюжета, за изменением восприятия. Это будет меняться. Мы недавно обсуждали, что Кэмерон явно что-то задумал, иначе не стал бы просто так отодвигать продолжения АВАТАРА, которые уже в принципе сняты пару лет назад. Что-то там задумывается, и это явно не будет связано просто с очевидным безочковым 3D, а будет что-то хитрее. Я думаю, это будет какой-то технологический прорыв с попаданием в новую аудиторию. Это будет новое качество киносмотрения.

Думаете, будет что-то тактильное или виртуальная реальность?

Это смесь, я думаю. Сама по себе виртуальная реальность не интересна, а как элемент более глобальной истории — может быть. Но в целом, я думаю, да, элементы виртуальной реальности будут. Создание виртуальной реальности для коллективного просмотра — это интересная задачка, если мы говорим про бизнес кинотеатров.

Важный момент в том, что, перейдя на цифру, мы глобально не изменили опыт киносмотрения. Зритель точно так же приходит, садится в кресло, перед ним большой экран. Ему на самом деле безразлично с пленки кино идет или с цифры, ксеноновая лампа в проекторе или лазер, даже проектор ли это или дисплейная система — сама по себе цифра не изменила на сегодняшний день суть киносмотрения в кинотеатре, и что-то должно измениться.

Зритель же может даже плакать, смотря всего лишь черно-белое кино на простыне — эмоции не связаны только с технологическим качеством, но любая история на экране тащит за собой технологию. Значит должна появиться новая технология рассказывания историй для коллективного просмотра. И важно, что вся история кинематографа наглядно демонстрирует, что именно запрос создателей фильма является драйвером технологий, а не наоборот. И я уверен, что в течение ближайших нескольких лет, мы это увидим и почувствуем в развитии.

Горды ли вы тем, чего удалось достичь в работе АВК? Ожидали ли вы такого?

Насчет «горды» точно нет — чем гордиться-то, если Дело еще не сделано? И результаты мы узнаем лишь в конце пути…  Если говорить о дне сегодняшнем, то я получаю огромное удовольствие от общения с умными людьми. Меня иногда спрашивают, зачем мне это надо? Я честно говорю, лично мне это надо, чтобы общаться с умными неравнодушными людьми. Общаясь с такими людьми, я заряжаюсь их энергией, у меня появляются какие-то идеи в моем бизнесе, в моей картине мира — я понимаю, куда двигаться.

Если говорить о моей роли в АВК, то я, наверное, играю свою роль в удержании «рамки» деятельности, но очень важно, что Ассоциация — это история многих активных участников АВК. Не все вещи публичны, не все участники готовы публично даже внутри Ассоциации действовать, в силу свойств характера, других личных причин, но они активно действуют. И роль этих «активистов» состоит в удержании смысла, чтобы избегать этого русского свойства «обсуждать вместо действовать». Очень легко в обсуждения скатиться: все собрались, может быть, даже за хорошим столом, поговорили, пожаловались друг другу и разошлись. Если за этим нет какого-то действия, то это все бессмысленно — как старички посидели на лавочке, поговорили, всех обсудили и дальше пошли по своим делам. Примечательно, что некоторые из «активистов» даже не входят в Совет, некоторые их них не лидеры рабочих групп, а некоторые даже не знают о роли друг друга — в силу разных причин. И так получается, что я выступаю в качестве коммуникатора, я на виду, но подчеркну еще раз, АВК — это не Ассоциация Олега Березина. У нас даже по уставу коллегиальный исполнительный орган — Совет Ассоциации, и председатель Совета — это просто тот, кто подписывает документы. В реальности в АВК есть много участников, которые вовлечены именно в деятельность, и мне нравится, что большинству это дело небезразлично — именно их энергия двигает всю историю!

Как вы оцениваете, стала ли Ассоциация настоящей влиятельной силой на рынке?

Если судить по тому, что некоторые чиновники престали со мной здороваться, то, наверно, да)). Знаю, что они говорят, что я непредсказуем в плане лояльности, но вроде и не глупый). Хотя это и не очень хорошо для нас: вот иногда идет у чиновников совещание в верхах, а нас позвать боятся.

Естественно, некоторые дистрибьюторы, понимая, что такое объединение кинотеатров, по их мнению, ни к чему хорошему не приведет, сознательно ведут подрывную деятельность. Мы это видим по целенаправленному давлению некоторых прокатчиков именно на членов АВК и стараемся противодействовать этому. И это логичная реакция — чтобы люди не объединились, надо их разобщить. Внутри Ассоциации многие начинают болезненно воспринимать подобное, но это нормальный процесс, нормальная реакция игроков рынка.

При этом много людей, с которыми мы общаемся, воспринимают нас как Ассоциацию, как кинотеатры, поэтому здесь идет конструктивное взаимодействие. Задача Ассоциации — не бороться с участниками рынка, у нас есть над чем совместно работать. И с дистрибьюторами, с которыми мы по каким-то вопросам можем спорить, а по каким-то должны и обязаны действовать вместе. То же самое с продюсерами. На этих уровнях мы работаем конструктивно. Я надеюсь, и с чиновниками все тоже сложится когда-нибудь. Когда они поймут, что пользы от нас больше, чем беспокойства.

Месяц назад между АВК и «Централ Партнершип» состоялась встреча, удалось ли прийти к какому-то соглашению, компромиссу?

У нас эти встречи, заочные и очные, проходят достаточно часто, и очень важно, что мы находим с обеих сторон компромисс. Повторюсь, наша задача не в борьбе — нам нужно объяснить свою позицию, выслушать позицию другой стороны, и в результате находить общие точки, понимать друг друга, понимать почему в этой ситуации мы так мыслим и тк хотим поступить, а они по-другому.

У нас были встречи на уровне Ассоциации дистрибьюторов. Они были не публичные, но как раз о сотрудничестве. И с продюсерами мы общаемся о сотрудничестве. И с ЦПШ мы говорим о сотрудничестве. Мы можем спорить, но цель-то у всех одна. Они хотят зарабатывать, и мы хотим, вот надо договориться, как вместе зарабатывать деньги и развивать киноотрасль. Естественно, у владельцев кинотеатров есть свои интересы, и они готовы их отстаивать. Но отстаивание своих интересов налагает и определенные обязательства. И в процессе всех дискуссий, становится понятно, что мир не черно-белый. И если мы от кого-то хотим добропорядочности, то в первую очередь должны быть добропорядочными по отношению к своим партнерам. Если говорить о самом главном, то все взаимоотношения с игроками рынка, с которыми мы сейчас общаемся, строятся вокруг сотрудничества. Мы на сегодняшний день не стоим ни к кому в оппозиции. Мы прекрасно понимаем продюсеров, дистрибьюторов и нашу роль, зачем мы все сосуществуем. Ну и зрителей тоже.

Как вы думаете, что помогло АВК достичь успеха в отличие от других подобных объединений?

Во-первых, мы всегда держим в голове фразу моего любимого Черномырдина: «что ни создаешь, все КПСС получается». Опыт построения «КПСС» у нас есть, поэтому мы знаем, что не надо делать. Я же в свое время был президентом Киноальянса в 2012 год, и тот опыт тоже помогает избегать ошибок. И второй, ключевой момент — это объединение владельцев, единомышленников, а не однопартийцев — вот в чем разница. Поэтому, я думаю, все срабатывает.

На ваш взгляд, какой самый главный успех за этот год?

Мы доказали сами себе, что действительно нужны.

Много ли трудностей? С чем возникают трудности сейчас?

«Выше крыши»! Конечно, возникают, но это же жизнь! Миллион трудностей, в том числе связанных с необходимостью деятельности, с компетенциями, со знаниями, с коммуникациями. Но это и держит в тонусе. Если бы все шло легко, тогда, наверное, не было нужды в Ассоциации.

Что дает Ассоциации вступление в Глобальную федерацию кинотеатров?

Это дает плюсов к коммуникации и пониманию мировых трендов, пониманию, с какими проблемами изнутри сталкиваются другие игроки и как они их решают в разных странах. Например, интересен опыт других стран по проблеме «налога на музыкальные права» — то, что у нас зовется РАО. Мы очень много сейчас общаемся с другими странами для того, чтобы понять, где и как эти проблемы решены — в целом-то это общемировая проблема, даже в США есть свои нюансы, хотя кинотеатры там не платят за музыкальные права. В некоторых странах это решено одним образом, в некоторых — другим, в зависимости от законодательства. И на это можно смотреть и извлекать для себя какие-то идеи. И это такая информация, которую Google не находит. Вплоть до того, где, сколько и кому отчисляют за музыкальные права.

В каких-то странах хорошо поставлена работа со зрителем. Здесь интересен опыт Франции или Англии. Где-то роль государства сильнее, где-то — роль бизнеса. Где-то концентрация рынка существенно выше, чем у нас, где-то наоборот. Это те вещи, которых сегодня в открытом интернете просто нет. И только уже общаясь конкретно, можно узнавать детали. И это же возможность задавать вопросы, позвонить, к примеру, вице-президенту канадской сети Cineplex и спросить, как им удалось сделать то-то и то-то. И они отвечают. Мы же не собираемся велосипед все время придумывать, поэтому естественно посмотреть на того, кто уже изобрел этот велосипед и перенять какой-то опыт.

Мы же не только в Глобальную Федерацию, мы же еще вступили в качестве наблюдателя на один год в UNIC — европейскую ассоциацию кинотеатров. Эта та же история коммуникации, понимания рынка, куда он развивается.

Например, в Европе очень развиты национальные и наднациональные программы поддержки кино и кинотеатров. И одна из рабочих групп АВК сейчас прорабатывает вопрос поддержки кинотеатров, которые показывают то, что я называю российскими «художественными фильмами». Мы изучаем опыт Германии, Франции, Швеции по поводу того, как у них устроена такая система поддержки -  как определяется, что такое художественный фильм, в каком примерно объеме оказывается помощь. И на основе этого можно предложить проект российской программы. Мы ее сейчас хотим сформулировать и в виде готового проекта программы представить Минкульту, Фонду кино, российским продюсерам.

Возьмем, к примеру, фильм ЛЕТО. Все же понимают, что это, скорее, художественное кино, но как-то оно не так пошло в прокате. Как можно в этом случае поддержать кинотеатры, которые его показывают? И в то же время какую-нибудь очередную отечественную комедию особо и не надо поддерживать. В целом такие программы — это тоже элемент работы со зрителем и элемент поддержки кинопроката. И речь идет не просто о доле в 50% российского кино, а об определенной категории фильмов, значимых с художественной точки зрения. В связи с этим, например, возникает вопрос, кто будет судить и определять, что фильм художественный — чиновники или кто-нибудь еще.

Вы за то, чтобы государство поддерживало прокат такого рода фильмов?

Нам кажется, это хорошая идея. Есть категория фильмов, которая должна идти в кинотеатре, но в силу миллиона причин требует поддержки проката. Даже не проката, а показа. У нас считается, что поддержка проката состоит в финансировании печати постеров, а поддержки показа таких фильмов вообще нет. Мне кажется, это в интересах и государства в целом, но здесь встает вопрос критериев отбора. Нельзя просто сказать: «А давайте поддерживать такое-то кино». Нам ответят: «А давайте». И на этом все. Мы уже поняли, что так это не работает, поэтому взялись написать программу с критериями, порядком, цифрами, картами, с экономикой. Прийти и сказать: «У нас такая программа, она потребует в год столько-то миллионов, и такие результаты мы получим». А дальше можно уже обсуждать алгоритмы, цифры, но уже предметно.

Это одна из идей, которая другим краем затрагивает проблему посещаемости кинотеатров. Потому что часть аудитории говорит: «Ребят, все хорошо в ваших кинотеатрах, но мы хотим смотреть хорошее, умное кино». И если мы понимаем, что есть такая аудитория, но в силу, опять же возвращаясь, ритма посещения, в силу маркетинга не находит этих фильмов в кинотеатре, мы должны придумать, как эту историю построить. И это будет один из кирпичиков в удвоении посещаемости за счет требовательной, думающей аудитории. Таких кирпичиков собралось уже множество. Мир многогранен, и систем стимулирования, поддержки, работы со зрителем существует миллион.

Как вы считаете, чем государство может помочь кинопрокату?

С одной стороны, ряд мер, которые предпринимает исполнительная власть — разумные. Но, с другой стороны, некоторые из этих мер просто недоделанные и недодуманные. И как только у АВК появятся «готовые рецепты поддержки со стороны государства», то мы сразу о них будем рассказывать.

Вот сейчас назревает проблема с таможенными пошлинами — осенью отредактировали справочник кодов ТН ВЭД так, что мы рискуем вернуться к 8% пошлине на цифровое проекционное оборудование, и это станет проблемой для рынка кинотеатров. Надо изучить этот вопрос до конца и решить его.

Есть ли у вас еще какие-то глобальные планы по развитию АВК?

Определяющее — это создание деятельной организации, и в этом смысле для нас всегда было важно не количество членов, а их качество — сегодня мы объединяем больше трети коммерческих кинотеатров, и это нормально — это уже сила! Наш глобальный план — создание самоорганизующейся организации, деятельность которой наполнена смыслом, организации, которая станет площадкой для диалога не только между владельцами кинотеатров, но и между всеми игроками отрасли, диалога, нацеленного на развитие отечественного рынка кинотеатрального показа.

В ТЕМУ

СЕРГЕЙ ПИРОЖКОВ И ЕВГЕНИЙ ДЕДКОВ О ДЕЛЕ ИП КОЗАК: «СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ ЗАХОТЕЛ ДОСКОНАЛЬНО РАЗОБРАТЬСЯ В ВОПРОСЕ»

АВК ВОШЛА В СОСТАВ ГЛОБАЛЬНОЙ ФЕДЕРАЦИИ КИНОТЕАТРОВ, ОЛЬГА ЗИНЯКОВА ПОЛУЧИЛА НАГРАДУ ОТ CINEEUROPE

ОЛЕГ БЕРЕЗИН: «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОТРАСЛИ ДОЛЖНА БЫТЬ ПРОЗРАЧНОЙ — НЕ ТОЛЬКО КИНОТЕАТРОВ, НО И ПРОДЮСЕРОВ И ДИСТРИБЬЮТОРОВ»

ЗАВЕРШИЛАСЬ V КОНФЕРЕНЦИЯ АССОЦИАЦИИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ КИНОТЕАТРОВ

 

 

КОММЕНТАРИИ »


× шесть = 6