Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

РЕАКЦИЯ КИНОИНДУСТРИИ НА ПРИНЯТИЕ ПОПРАВОК О ФЕСТИВАЛЯХ
Рая Башинская 28.07.2018 / 15:29 0

Мы уже писали об опасном для фестивалей законопроекте, который находился на рассмотрении Госдумы: его обсуждали перед Новым годом, но потом все затихло, и полгода о нем не было слышно. Теперь Госдума неожиданно для всех приняла его в третьем, окончательном чтении, законопроект уже направлен на рассмотрение в Совет Федерации, а в понедельник 30 июля его должен подписать Президент.

Новые поправки в Федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» позиционируются как положительные — фильмы на кинофестивалях теперь показываются без прокатного удостоверения; но в действительности, как водится, оказались ограничивающими, так как для того, чтобы называться фестивалем, нужно выполнять определенные условия (конкурс, жюри, продолжительность в 10 дней) и получить одобрение Минкультуры (попасть в специальный реестр).

Если же речь идет о независимом кинофестивале, то теперь на показы фильмов организаторы должны получать ПУ, что затратно и хлопотно. То же касается ретроспектив, фестивалей национального кино, спецпоказов и прочих непрокатных серий показов. Также эксперты и организаторы фестивалей считают, что это еще один способ контролировать киноиндустрию и цензурировать выходящие в кинотеатрах фильмы.

До введения этих поправок, напомним, зарубежное кино на фестивалях показывалось без прокатного удостоверения, и только российским фильмам приходилось получать ПУ.

Мы собрали реакцию игроков киноиндустрии на введение новых поправок и их мнение о том, как они планируют работать в новых условиях.

В Фейсбуке компании «Иноекино» перечисляется, кого не станет с принятием нового закона:

«Иноекино», Синематека Искусство Кино, Каро.Арт, Кинопрограммы при Третьяковской галерее в Москве, Beat Film Festival будет урезан, если выживет, AmFest, Britfest, ArtPokaz, всех Недель национальных смотров, многочисленных независимых ретроспектив мирового кино, специальных юбилейных показов и событий, и разного толка небольших, но очень интересных фестивалей, у которых нет задачи проводить конкурс, а значит собирать жюри и, затем, награждать. Нет таких бюджетов. Но есть задачи знакомить зрителя с интереснейшим мировым старым и новым кино именно в кинотеатрах. TheatreHD тоже не будет.

Кого пощадят: ММКФ и другие крупные фестивали, где есть конкурс и жюри, который длится не более 10 дней, а значит бюджет в виде государственной финансовой поддержки. Комментарии тут излишне.

АЛЕКСЕЙ БАЖИН, «Иноекино»:

Это весьма хитрый и очень циничный законопроект со стороны нашего государства. Провести зачистку для «своих» фестивалей, а заодно и установить контроль «качества». Ловкий и выгодный маневр — зачистить рынок кинотеатральных непрокатных показов от тех организаций, которые независимы от государства, то есть не имеют государственного бюджета/вложений, а заодно и установить контроль «качества» программ. А введение обязательного утверждения фестиваля не что иное, как цензура. Что-то напоминает, неправда ли? Ощущение, что суть всех этих действий примерно одна — сделать всю киноиндустрию максимально подвластной, управляемой, проверенной, а всех лишних и независимых вычистить из кинотеатров насовсем. Так очень выгодно и идеологически, и финансово для нашего государства. Вычистить из чужих кинотеатров, кстати. Из частных. Хотя и свои многие станут убыточными, вроде питерской «Родины». А если питерская «Аврора», новосибирская «Победа» и многие другие будут показывать только прокатное кино, долго ли они проживут вообще? Проект «КароАрт» можно сразу же закрывать, как и наш. И так далее, по цепочке.

Я пока не вижу никакого выхода и не понимаю, как мы можем сохранить «Иноекино». Дело в том, что было и так сделано многое, и все это не помогло. И посмотрите, как молниеносно сразу после окончания ЧМ по футболу они рассмотрели и приняли эти поправки во втором и третьем чтениях, и втихую (никто из наших коллег не знал об этом) — http://sozd.parliament.gov.ru/bill/243990-7

Во всем мире государствам не приходит в голову решать, что есть фестиваль. У нас же захотели оставить фактически только те фестивали, к которым государство причастно непосредственно, начиная от ММКФ. Независимые фестивали слишком долго были «серой зоной» для государства. Мало ли что там показывают — а вдруг фильмы об ЛГБТ?! Теперь они не пройдут через сито новых законов.

Это экономическое убийство — получение прокатного удостоверения на один показ бессмысленно. Не поручусь, сколько здесь прямой политической цензуры, а сколько неумелого экономического регулирования. Постоянно делаются попытки зачистить прокат от иностранного кино в пользу лоббируемых отечественных фильмов. То же будет и с фестивалями, где устранят рыночную конкуренцию и оставят только «своих».

Пресс-служба сети кинотеатров «КАРО»:

Новый законопроект не создает системы для работы и развития, более того, игнорирует все замечания, высказанные представителями индустрии на встрече в Государственной Думе <...> В текущей редакции он лишает зрителей большей части ретроспективных показов, фестивалей без жюри, а также специальных событий, поскольку получить прокатное удостоверение, согласно существующей на сегодня процедуре, правообладателям таких фильмов становится технически невозможно.

Кроме того, помимо получения прокатного удостоверения, необходимо, чтобы сам фестиваль получил утверждение в Министерстве культуры.

Известно, что даже дистрибьюторы, представляющие крупные студии, имеют сложности с получением прокатных удостоверений по срокам и техническим требованиям из-за несогласованной внутриведомственной работы. Прокатное удостоверение неоднократно становилось рычагом давления на бизнес. Поэтому мы считаем, что в данной редакции законопроект не должен быть одобрен на самом высоком уровне, и готовим предложения по приведению его в соответствие с критериями разумности и обоснованности.

ОЛЕГ БЕРЕЗИН, председатель совета Ассоциации владельцев кинотеатров:

Правки в закон о кинофестивалях связаны в первую очередь с необузданным желанием нашего Министерства культуры все контролировать, доказывать свою нужность. И проблема даже не в том, что для показа фильма на фестивале нужно будет получать на него прокатное удостоверение. Прокатное удостоверение — это нужная вещь для декларирования прав правообладателя. Такой механизм декларации прав должен работать — неважно, один раз я собираюсь показать этот фильм или много.

Проблема в том, что сама процедура [получения удостоверения] усложненная, фактически разрешительная. Нормальный человек получить прокатное удостоверение на фильм, допустим, Стэнли Кубрика просто физически не сможет, потому что у него нет, например, обязательного экземпляра фильма, которые [при получении удостоверения] требуется сдать в Госфильмофонд и так далее.

Процедура должна быть уведомительной. К примеру, в Казахстане эта проблема решается просто и изящно. Прокатное удостоверение там — это бесплатная электронная госуслуга, которую можно получить на сайте госуслуг. Правообладатель заполняет данные про себя, информацию, на основании чего у него есть права [на показ фильма], и все. В России же прокатное удостоверение — это элемент цензуры.

А то, что ввели понятие «кинофестиваль» с его описанием — это «туфтология». Ведь я могу хоть сейчас устроить кинофестиваль в Сочи, попросить своих друзей быть членами жюри и призом сделать бутылку «колы». Вот и все, формально я выполнил условия чиновников. Но при этом их ограничения на продолжительность фильмов, невозможность показать фильм, вышедший более двух лет назад — это чистая профанация. Получается, на кинофестивале никакой ретроспективы я показать не смогу.

Уже сейчас ясно, что после того, как эти поправки заработают, станет меньше и независимых, и «зависимых» кинофестивалей. Это отразится и на разнообразии программ и репертуаров. А между тем, проведение кинофестивалей — это очень сильный маркетинговый ход и для кинотеатров, и для дистрибьюторов, ведь люди, благодаря кинофестивалям, привыкают ходить в кино. Если не будет кинофестивалей, то люди будут ходить в кино еще меньше, чем сейчас. Поэтому это вредоносная деятельность Министерства культуры, которая направлена на подрыв российской киноиндустрии.

Я даже не удивлюсь, если узнаю, что все эти поправки Минкульт сделал в интересах пиратов. Ну, а если не в их, то в чьих? Все, что запретят показывать легально, будут показывать пираты. Остается только подождать, пока появятся пиратские кинофестивали с ретроспективными фильмами.

КИРИЛЛ СОРОКИН, основатель и программный директор фестиваля нового документального кино о музыке и современной культуре Beat Film Festival

Законопроект Минкульта, по сути, из прошлого века. Совершенно непонятно кто его писал и, главное, зачем. По всей видимости, они думают, что кинофестиваль — это смотр кино с красной дорожкой, куда можно прийти только в смокинге, а жюри выставляет оценки. В современном мире есть буквально считанное количество фестивалей в таком старом понимании. Влиятельными из таких фестивалей по-прежнему остаются только Каннский, Венецианский и какие-то региональные производные.

А вот один из самых влиятельных кинофестивалей в мире с точки зрения рынка — это кинофестиваль в Торонто, где показывают больше трехсот фильмов. На нем нет конкурса и призов. Единственное жюри, которое там есть — это зритель. Это не мешает звездам приезжать туда, продюсерам — заключать выгодные сделки, а зрителям — свободно наслаждаться искусством. Это показывает, как трансформировалась роль кинофестиваля.

А у нас Минкульт становится, по сути, надзорным органом, ведь теперь он будет определять, что является кинофестивалем, а что — нет. Это такая форма контроля за тем, что показывают вне репертуара кинотеатров.

Если перед авторами стояла задача оставить только Московский кинофестиваль и еще пару пышных губернаторских, то это можно было сделать каким-то другим образом, не настолько ущемляя права зрителя.

Наши кинофестивали — это порой единственная возможность для зрителей увидеть какой-то иностранный фильм в России. В этом году таким фильмом был «Лица, деревни», который был номинирован «Оскар» и должен был получить его как лучший документальный фильм в прошлом году. В прокат в России его бы никто никогда не выпустил просто потому, что это страшно дорогая картина, а на нашем кинофестивале его показали.

Сейчас речь идет о том, что доля фильмов, которые показывают на кинофестивалях — это 7-8% рынка — из-за поправок просто исчезнет, и это целый пласт культуры. Не нужно это недооценивать и думать, что речь только об артхаусе и документальных фильмах. Есть компания «Иноекино», которая занимается ретроспективами, и они показывают ТЕРМИНАТОРА, [фильмы] Мартина Скорсезе, какие-то такие вечные вещи. Почему зритель вдруг должен их лишиться? Не хотелось бы думать, что чиновники боятся, что через иностранные фильмы на зрителя будет тлетворно влиять Запад.

А как быть с показами одного из самых живых начинаний последнего времени — кинотеатра [в центре современного искусства] «Гараж»? Это чисто просветительская деятельность, которая позволяет на большом экране в хорошем качестве смотреть лучшие образцы мирового кино. Что будет с ним — непонятно. Это же касается и трансляций театральных спектаклей — на них вообще невозможно получить прокатное удостоверение. У авторов законопроекта вообще нет понимания о том, как это работает.

Если даже попытаться действительно купить права на фильмы Бергмана для того, чтобы получить на них прокатное удостоверение, то никто из правообладателей даже не поймет, чего ты от них хочешь и для чего тебе это нужно.

ВИТАЛИЙ МАНСКИЙ, режиссер, директор фестиваля «Артдокфест»:

Казалось бы, закон формально разрешающий, но на самом деле — запрещающий. Вот мы, конкурсный фестиваль с новыми картинами, идущий десять дней — казалось бы, можно облегченно вздохнуть. Но все понимают, что для нас борьба не закончится. Закон прописан так, чтобы министерство имело все инструменты давления на независимые культурные институции. Это касается того, что прописано и не прописано в законе.

Например, к «Артдокфесту» предъявляли претензии не только из-за показа российских фильмов без прокатного удостоверения, но за отсутствие документов с таможни, свидетельствующих о ввозе нами фильмов иностранных. При этом Таможенный комитет уже лет десять назад отменил требование о растаможивании фильмов, ведь их давно не пересылают на физических носителях, а просто скачивают с серверов. Эти самые таможенные документы — другой рабочий инструмент давления на независимых прокатчиков. Подали в суд ведь не только на нас, но и на кинотеатр «Пионер» — когда Фанни Ардан привезла в своем багаже фильм ДИВАН СТАЛИНА. Так им отомстили за показ комедии СМЕРТЬ СТАЛИНА.

Министерство хочет лицензировать фестивальную деятельность, то есть определить, какие фестивали являются ими. Очевидно, лишь те, кто получает государственную поддержку. Скорее всего, «Артдокфест» не попадет в список Минкульта — тем более, он обвинен чуть ли не в антигосударственной деятельности.

МЭРИ НАЗАРИ, генеральный директор сети кинотеатров «Пионер»:

Мы вместе с юристами внимательно изучили поправки в закон и должны отметить, что ряд устаревших положений, к счастью, оттуда убран — в частности, нет требования отметки о ввозе фильма из-за границы, потому что уже давно все фильмы на цифровых носителях передаются онлайн.

Мы также не нашли требования, разрешающего фестивальный показ только фильмов не старше года, которое сделало бы невозможным организацию ретроспектив великих режиссеров прошлого.

Но вот требование о включении в перечень кинофестивалей, общая продолжительность которых составляет не более 10 дней, представляется странным, потому что большинство мировых фестивалей могут продолжаться и 11, и 14 дней, и вообще продолжительность фестиваля определяется программой, которую составляют кураторы. Равно как и количество показов одного фильма — удивительно определять это законом, ведь это исключительная компетенция организаторов. И это тоже широкая международная практика — когда сами организаторы фестиваля делают дополнительные сеансы фильмов, вызвавших наибольший зрительский интерес.

НАДЕЖДА КОТОВА, генеральный директор Арт-объединения CoolConnections:

При организации национальных фестивалей и ретроспектив в подавляющем большинстве случаев не получается никакая господдержка. Подобные фестивали организуются компаниями-энтузиастами при поддержке культурных центров и посольств. Мы не получаем финансирование ни от Министерства культуры, ни от какого-либо другого государственного органа. Поэтому вопрос о попадании в перечень кинофестивалей, утверждаемых Минкультом, для нас вообще очень странная инициатива.

Если фестиваль не попадает в перечень — тогда необходимо получение прокатного удостоверения на каждый фильм фестиваля. Но регламента получения прокатного удостоверения для фестивального показа в принципе не существует.

Самые ожидаемые картины зачастую подтверждаются для показа за неделю до фестиваля. Перечень документов, которые необходимы для получения прокатного удостоверения, и сроки его получения — это приговор в случае фестивального показа.

МАКСИМ ПАВЛОВ, куратор программы «Кино в Третьяковке»:

Единственная возможность ретроспективных программ останется у фестивалей, которые войдут в список Министерства культуры. Для всяческих культурных и образовательных учреждений, включая Третьяковскую галерею, останутся лишь отечественные фильмы в общественном достоянии — снятые до 1947 года. Это так называемая «поправка Солоницына». Для всех остальных фильмов придется покупать прокатные удостоверения. Это очень дорого, и дорога сопутствующая процедура — снятие копии, сдача в Госфильмофонд монтажных листов и прочее. Вряд ли существующие компании переориентируются на это, также сомнительно, что возникнут новые структуры, готовые этим заниматься. Нельзя заставить прокатчиков за их деньги любить Антониони или Мельеса и скупать пакеты их фильмов за огромные деньги. Таким образом, доступ граждан России к мировому кинонаследию исчезнет, синематечная деятельность прекратится.

Требование прокатного удостоверения для однократного показа старого фильма — абсурд. Целью проката должно быть получение прибыли, а показ старых фильмов никакой прибыли не приносит, даже наоборот. Я еще могу допустить, что показы Кубрика, Бергмана и Феллини способны принести доход, но никогда не поверю, что кто-то заработает на Одзу, Дрейере или Мельесе.

Кстати, конкретный пример: сейчас идет год культурного обмена между Россией и Японией, открытый Путиным и Синдзо Абэ. В официальной программе фестиваля ретроспектива фильмов Одзу под эгидой Третьяковской галереи. Фильмов больше тридцати. Какой смысл показывать их за десять дней?

Непонятно, что будет с показами кино в профессиональных вузах — это ведь тоже публичный просмотр. И уж совершенно странно, что нужно получать разрешение на показ иностранных фильмов, находящихся в общественном пользовании. Это, извините, почти как разрешение от министерства на поход в общественный туалет.

СТАСЯ КОРОТКОВА, куратор 2A17: American Arthouse Film Festival, координатор Center Festival

Больше всего недоумения вызывает, конечно, пункт про «ежегодное утверждение перечня кинофестивалей». Что это за перечень, кто, когда и по каким критериям будет туда отбирать фестивали? В правках к закону этой информации просто нет, их формулировка одновременно значит всё и ничего. Вообще, весь закон как будто марсиане писали: с реальностью фестивального движения эти изменения не имеют никакой связи, следовать им просто невозможно. Кроме того, есть опасения, что неугодные фестивали в утверждаемый реестр не попадут. Я в своё время сотрудничала с ЛГБТ-кинофестивалем «Бок о Бок», прекрасным и очень полезным мероприятием. Ему есть место в реестре кинофестивалей? А если, допустим, он станет получать прокатки на каждый фильм (что, кстати, невыполнимая для фестиваля задача), их дадут?

Ещё в прошлом году, делая 2A17: American Arthouse Film Festival, мы морально готовились к тому, что придётся подстраиваться под этот закон и срочно вводить конкурс, отказываться от идеи ретроспективной секции, каждый фильм показывать строго по два раза. Мы думали: ну хорошо, посадим моего кота перед мисками с названиями фильмов, пусть выбирает. Напишем ему биографию, фотку повесим на сайт в раздел «Жюри». Поржём хотя бы. Но, по правде говоря, уже давно нет сил выискивать какие-то лазейки в абсурдных инициативах. Мне стало не смешно, ещё когда всерьёз обсуждался закон про пять миллионов за прокатку. Не удивлюсь, кстати, если и его сейчас по-быстрому вернут в обсуждение.

АЛЕНА БОЧАРОВА, соосновательница Beat Film Festival

Любой человек, который так или иначе посещает не только кинофестивали, но и разовые, специально организованные показы, пострадает от этого закона. Помимо больших кинофестивалей есть серии кинопоказов, которые организуют разные институции: есть ретроспективы, которые устраивают посольства разных стран, есть показы, которые делает журнал «Искусство кино» с Антоном Долиным, демонстрируя киноклассику на большом экране. Все это новый закон ставит под угрозу.

Не до конца понятно, что будет собой представлять государственный реестр фестивалей. Beat Film Festival несколько лет назад получал поддержку со стороны государства — так было один год, потом нас вычеркнули из этого списка вместе с еще несколькими фестивалями. Большинство из них к настоящему моменту уже умерли. Со своей стороны мы уже давно говорим, что нам ничего не надо [от государства] — главное, чтобы никто не мешал: мы сделали независимый проект, придумали, как его финансировать, и существуем сами по себе. Нынешний закон фактически говорит, что никаких «самих по себе», не видимых государством, быть не должно. Как не должно быть проектов, признанных «ненужными» — хотя до сих пор непонятно, по каким критериям, оценивается «ненужность».

Формально Beat Film — фестиваль, у которого есть национальный конкурс и, соответственно, жюри. Но помимо этого у нас есть региональная инициатива: фильмы, которые по коммерческому потенциалу не дотягивают до традиционного проката и не могут соперничать с блокбастерами, попадают в альтернативную систему дистрибуции — так формируется программа Beat Weekend. Это фильмы о современной культуре и документальные фильмы, они найдут своего зрителя, им рады в регионах, их показы несут просветительскую функцию.

Безусловно, есть способы приспособления: многие фестивали, у которых нет конкурсной программы и нет жюри, могут их формально завести. Но то, что государство будет вести отбор проектов, «достойных» попадания в реестр, не может не вызывать тревогу. Это тотальный контроль, который на практике будет приводить к прореживанию культурного поля.

Я не встречала ни одного человека из киносообщества, который принимал участие в разработке этого закона. Кто этим занимался, мне выяснить не удалось. С тем, как будет формироваться реестр, тоже никакой ясности нет. Чтобы предугадать, что будет дальше, нужно хотя бы понимать логику, которая стоит за реестром. Сейчас же эта логика не видна. Понятно, что поставлена задача взять под контроль культурный контент. Но нет ощущения, что у тех, кто ее решает есть какая-либо стратегия — они как будто движутся на ощупь. Левая рука не знает, что делает правая.

Источник: «КиноПоиск», «Медуза», Wonderzine

В ТЕМУ

ГОСДУМА ПРИНЯЛА ЗАКОН, В КОТОРОМ ДАЕТСЯ ОПРЕДЕЛЕНИЕ КИНОФЕСТИВАЛЯ

КАК НОВЫЙ ЗАКОНОПРОЕКТ УБИВАЕТ ФЕСТИВАЛИ, РЕТРОСПЕКТИВЫ И КИНОНЕДЕЛИ

ИВАН ЗОЛОТУХИН (FESTAGENT): «С ФИЛЬМОМ НУЖНО РАБОТАТЬ И ПО ЗАВЕРШЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА — ЭТО ДОЛЖНО БЫТЬ ЗАЛОЖЕНО И В СМЕТУ И В ГОЛОВУ»

 

КОММЕНТАРИИ »


× девять = 36