Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "http://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "http://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ОЛЕГ БЕРЕЗИН О ВСТУПЛЕНИИ АВК В UNIC: «ХОТИМ СФОРМИРОВАТЬ БЛИЖНИЙ КРУГ НЕ ТОЛЬКО ВНУТРИ ОТРАСЛИ, НО И НА МЕЖДУНАРОДНОМ УРОВНЕ»


Никитин Никита 08.07.2019 / 23:02 0

В рамках последнего CineEurope стало известно, что российская АВК стала полноценным членом UNIC (Международного союза кинотеатров) в качестве национального объединения кинотеатров Российской Федерации. Эта новость вызвала живой отклик наших читателей, так как порождала собой массу вопросов. С какими целями Ассоциация владельцев кинотеатров вступила в UNIC? Что и как обсуждается на закрытых ассамблеях международных киносоюзов? Cinemaplex ничего не оставалось, как перехватить председателя АВК Олега Березина на пути из Санкт-Петербурга в Москву, чтобы обо всем этом у него разузнать. Олег Станиславович любезно согласился подробно ответить на все вопросы.

Ответьте на столь взволновавший наших читателей вопрос — так зачем АВК вступила в UNIC?

Олег-БерезинВ UNIC мы вступили не для того, чтобы повесить их логотип на сайте, и не для того, чтобы исправно платить им взносы за участие, а для того, чтобы использовать это как инструмент для решения наших задач. В первую очередь, это информация, которую мы можем получать от членов UNIC, мы уже год имели доступ к обсуждениям по пилотной схеме  — в этом есть уже большой плюс. Часть информации, понятно, конфиденциальная, касающаяся щепетильных тем — «налога на музыку», торговых отношений, отношений кинотеатров и государства, пиратства. Чтобы иметь доступ к этой информации и использовать ее в работе, надо быть членом этой организации.

Второй момент — информация от нас к UNIC — то, что у нас происходит по тем же вышеприведенным аспектам. Тем самым мы обсуждаем эти проблемы не только внутри себя, но и понимаем, как статус наших проблем соотносится с тем, что происходит в других странах, как они решаются там.

Третий очень важный аспект — контакты. В ходе работы появляется много людей, с которыми выстраиваются формальные или неформальные отношения. Таким образом, набирается специальная база людей, которые по любому вопросу могут проконсультировать. У тебя появляется друг в Польше или Великобритании, у которого можно что-то спросить, но при этом не надо перед этим на три листа расписывать, кто мы такие. Членство в UNIC позволяет себя чувствовать членом большой семьи, у которой схожие проблемы и задачи. Это важно.

Вишенка на этом торте — дополнительная возможность борьбы с изоляцией России от остального мира. Понятно, что общество довольно многогранное. Кто-то считает, что нужно дружить с соседями, кто-то считает, что нет. Я считаю, что дружить надо, но не сдаваться. ;) Это еще одна платформа, чтобы выстраивать отношения между Россией и Европой, а также Израилем, другими странами. Это позволяет выстраивать образ России как страны активных, умных, грамотных людей, которые в нужное время прячут своих медведей и шапки-ушанки по домам. ;) Мы показываем, что с нами можно иметь дело, а это уже переходит в вопрос инвестиций, открытости и прозрачности рынка. Здесь мы уже помогаем с точки зрения бизнеса членам нашей ассоциации. Не только в направлении иностранных инвестиций в нас, но и в сторону наших инвестиций в зарубежные рынки. Некоторые члены ассоциации рассматривают такую возможность.

Это то, что я называю последнее время вопросом формирования ближнего круга. На мой взгляд, это важная тема. Когда люди друг друга не знают, они ведут по отношению друг к другу индифферентно. А когда ты в условной Австралии знаешь конкретного Джона — все для тебя будет завязано на этого Джона. Я люблю вспоминать, кто такие авантюристы — в давние времена это были предприниматели, которые торговали с дальним кругом, с теми, кого они не знали. А те, кто имел дело с ближним кругом — это хорошо всем знакомые купцы, которых многие так любят вспоминать, что было такое успешное сословие. Они торговали только с теми, кого знали.

Наш рынок в последние годы, к сожалению, все больше превращался в рынок авантюристов: продюсеры сами по себе, дистрибьюторы сами по себе, чиновники сами по себе, кинотеатры сами по себе — и эта проблема отсутствия понимания друг друга стала в последнее время колоссальной. И когда к нам в гости в Пятигорск приехали Алексей Рязанцев и Сергей Сельянов — я специально обращал внимание на реакцию соратников. Люди по-другому начинают воспринимать чужой бизнес, понимать, почему в той ситуации он поступил именно так. И возможно в этом и причина того, что еще не все владельцы кинотеатров вступили в АВК — некоторым проще действовать в диком поле «бизнес и ничего личного», чем встраиваться в общение, в общие цели и задачи — ведь если у АВК что-то получится, то и так хорошо, а если нет — так меня там и не стояло. Отсюда и вся диванная критика — что АВК делает правильно, а что нет и почему она обречена. Россия — страна советов! ;)

Эта же логика «ближнего круга» касается даже правительства — общаясь, начинаешь по-другому понимать те или иные решения или «хотелки», за которые они ратуют, а они, соответственно, начинают вникать в наши проблемы. Почему вы так сопротивляетесь, спрашивают они? Что вам плохо было, когда Т-34 два месяца на экранах шел? Вы ж денег заработали немерено. Мы отвечаем — да, заработали, но были минусы: мы «пожгли» массу хороших фильмов в середине декабря, выгнали весь народ на праздники в кинотеатры, еле справившись с этими потоками в январе, а в конце месяца уже сидели и «сосали лапу». Кинотеатру такая нестабильность с точки зрения бизнеса крайне нежелательна. Вот эти диалоги очень важны. Возвращаясь к UNIC — наша идея в том, чтобы ближний круг формировать не только внутри отрасли и страны, но и на международном уровне.

Мы как члены Ассоциации участвуем еще в одном интересном мероприятии — UNIC Cinema Days. Это двухдневные мозговые штурмы, связанные, в первую очередь, с теми вызовами, которые стоят перед кинотеатрами. В прошлом году была очень интересная тема, когда приходят люди, рассказывают разные кейсы в других индустриях, например, работают со зрителем, с покупателем, с потребителем — как это делает Икеа, Amazon, Apple, как они подсаживают своих потребителей на себя, и что из этого может взять кинотеатр и использовать у себя. Это такие штурмы, которые нигде особо не публикуются. В них могут участвовать не только руководители. И если теперь из АВК кто-то захочет поехать — без проблем.

АВК была год членом UNIC по пилотной схеме и одновременно вы входили в наблюдательный совет Глобальной Федерации Кинотеатров. Расскажите поподробнее об этом.  

Задача Глобальной Федерации объединить все подобные ассоциации типа UNIC, НАТО (Ассоциации владельцев кинотеатров США), аналогичных ассоциаций азиатских стран, Африки — в единую глобальную федерацию. Она возникла из-за того, что рынок очень сильно глобализуется, и бизнес крупных игроков выходит за пределы ассоциаций. Например, я знаю российских игроков, которые инвестируют в кинотеатры США, естественно они не могут какие-то свои задачи решать на уровне UNIC. Вопросы глобального бизнеса — это ключевое для Global Cinema Federation. Второй вопрос — это технологии. Мы пережили первую цифровую революцию, и понятно, что скоро начнется вторая, но никто не знает, какой она будет, на каких условиях и тенденциях. Поэтому все хотят объединяться. На сегодняшний день GCF объединяет 95 стран мира.

Впрочем, технологиями там все не ограничивается. Все, что мы обсуждаем в АВК, на следующий день становится ключевыми темами и для UNIC, и для GCF. Их волнуют те же самые проблемы: технологии, пиратство, маркетинг, ритейл и консешн, выплаты местным РАО, доступная среда и т.д. Отдельным большим слоем идут взаимоотношения со студиями, дистрибьюторами, вопросы доминирования на рынке, правильности договоров. Например, мы что-то пишем нашим российским дистрибьюторам, на что они отвечают, что не они это решают, а выше. Мы предлагаем написать в Лондон, на что нам отвечают, что мы не можем через них написать напрямую в Лондон, это неправильно. Вот для таких целей как раз и есть UNIC. Обсуждение вопросов на более высоком уровне. И когда уже от европейского офиса прилетит российскому указание, нам будет уже легче.

Как в международных ассоциациях проходят обсуждения проблем? На какой стадии там находится вопрос выплат, возложенных на кинотеатры, например, «налога на музыку»?

Я, кстати, употребил этот термин (music tax), введенный Сергеем Пирожковым, на ассамблее, и все от этого сразу как-то воспряли, хотя у них есть свой конкретный термин «music rights». Не удивлюсь, если это обозначение в дальнейшем закрепится и там.

Так вот, в продолжение темы, мне нравится мысль, что кинотеатр никоим образом не влияет на ту музыку, которую используют в фильме. В ситуации с фильмами мы можем выбирать количество фильмов, количество сеансов, но выбирать какую музыку использовать в фильме — это прерогатива продюсера. Логично возникает вопрос — почему кинотеатры тогда платят за то, что выбрал продюсер? Если продюсер пользуется правом выбора, и он решает, какого композитора ему взять. При этом в некоторых последних наших блокбастерах вообще нет композиторов — там вся музыка взята из готовых фильмотек, оригинальной музыки там нет. На это, кстати, обиделись некоторые композиторы. В общем, это право продюсера — по художественным или экономическим критериям выбирать музыку. Кинотеатры никак на это не влияют, поэтому возникает риторический вопрос — почему за это платит кинотеатр?

Недавно по этой теме проводилось исследование в разных странах — из 31 страны, которые были в исследовании, в 2-х кинотеатры вообще ничего не платят (Турция и США). А в 12-ти странах платят в несколько организаций, которые собирают эти деньги — в Мексике кинотеатры платят в 5 (!) разных организаций. А одна крупная канадская сеть нам рассказала, что у них получается примерно 0,38% от кассового сбора. Для нас это тоже аргумент. Во Франции, как известно, налог очень большой на музыку, но там законодательно закреплены все распределения кассовых сборов между кинотеатром, дистрибьютором, французским РАО и т.д. Везде разные схемы, и исходя из этих схем можно понять, что применимо у нас.

Что обсуждалось по проблеме пиратства?

Если говорить о пиратстве, мы высказали интересную мысль, которую коллеги взяли на вооружение. Принято считать, что за пиратство отвечают только кинотеатры — поймали там пирата, значит виноват кинотеатр, дистрибьюторы применяют к нему санкции. А мы как российская делегация задались вопросом — почему отвечает кинотеатр? По статистике только у 16-17% фильмов можно идентифицировать, где именно он был спирачен (по русскому языку, субтитрам, распознали исходник и т.д.). Получается, это вопрос не только кинотеатров, но и технологов, которые разрабатывают такие технологии, которые не позволяют на данным этапе пока вылавливать весь контент.

Главный вопрос — почему нет пиратства у фильмов, которые сняты для больших экранов? Понятно, что можно спиратить и «Мстителей», и «Аватар», и классические фильмы для IMAX, но попробуйте их посмотреть на смартфоне! Невозможно их целиком снять, а потом начать смотреть на маленьком экране — это бесполезно, вы ничего толком не увидите. Это пример контента, который не пиратится по своей сути, на нынешнем уровне развития технологий. Это вопрос к производителям — ребята, почему вы не снимаете такое кино, которое не будет пиратиться. Риторика в области пиратства не должна быть односторонней, должны быть аргументы и для нас, и для дистрибьюторов.

Та же история с эксклюзивностью. С одной стороны, есть устоявшиеся стереотипы, что отсутствие эксклюзива убивает кинотеатры, так называемое «театральное окно». На самом деле, исследований о том, как размер «окна» влияет на кассовые сборы — нет. Только недавно в UNIC запустили подобное исследование для европейских кинотеатров. Все вдохновились работой, которую сделала НАТО: там детально показали, что самые активные кинотеатральные зрители — те же люди, которые больше остальных потребляют контент онлайн. И наоборот, самые активные потребители онлайн-контента, как правило, так же активно посещают кинотеатры. То есть это одна и та же аудитория, которую надо правильно таргетировать. А это меняет подходы к рекламе, к дискуссиям с дистрибьюторами и так далее.

Например, мы сейчас задались вопросом, что ни один договор с дистрибьютором не оговаривает предоставление информации о том, когда фильм планируется выпускать онлайн, на других платформах, на телевидении. Мы заключаем договор с дистрибьютором на показ, а на самом деле не знаем, когда этот фильм выйдет онлайн. От этого могут зависеть те или иные условия, на которых кинотеатр берет показывать фильм. Если он понимает, что через три недели фильм будет в онлайне, значит ему надо как-то по-другому «подсуетиться».

В таких глобальных организациях не могут не задумываться о будущем — в UNIC как-то работают с молодым зрителем?

Очень важное исследование сейчас запустило для своих членов UNIC. Первый его аспект — привлечение молодежи в кинотеатры: что должно быть в кинотеатре, что их может привлечь, что не привлекает. Это та аудитория, которая сейчас может легко уйти из кинотеатров, погрузившись в онлайн. Даже мы, компания «Невафильм», в свое время замахивались на такое исследование, но это стоит колоссальных денег. А у них есть бюджет на такой ресерч. Сейчас мы будем тоже в этом участвовать.

Второе направление — программа, направленная на поддержку молодежи в самой индустрии. Тех молодых ребят, которые только приходят работать в кинотеатры: как их увлечь, как их стимулировать, как им дать возможность полюбить свою работу. Все мы помним эти истории про ныне уже пожилых представителей киноиндустрии, владельца какой-нибудь сети, условно говоря, который с детства жил в кинобудке, показывал кино, впитал любовь к кино от дедушки и так далее. А сегодня уже возник вопрос, как молодому поколению теперь привить любовь к кино, любовь к своей работе.

Вы не только экономист, но и киноинженер по образованию и участвовали в работе в том числе и Технологического комитета. Какие темы по данному направлению сейчас поднимаются в мировой отрасли?

Хорошо, что кинотеатры сейчас могут влиять на те или иные темы в данном направлении. Если помните, некоторое время назад несколько фильмов подряд выходили с нестандартным соотношением кадра. Такое видение художника, когда ему важно, чтобы его фильм быть «квадратным», а в результате зрители в кинотеатре не понимают — то ли это ошибка киномеханика, то ли так должно быть. Поэтому это некоторая проблема.

Также есть проблема качества звука как такового, проблема качества изображения в кинотеатре, внешней засветки в зале, влияния аварийных знаков, которые отвлекают зрителя от экрана, вопрос с лазерными технологиями, стандартизации требований по безопасности. В нашей стране последняя проблема вообще никак не решена. На сегодняшний день ни один лазерный проектор не имеет сертификата лазерной безопасности. Примерно 10 лет назад стандарты в России и Европе были одинаковые. С течением времени Европа и Америка свои стандарты подправили с точки зрения лазерной проекции (они исключили лазерные кинопроекторы из классификации лазерных устройств), и теперь они сертифицируют лазерные проекторы как обычные ламповые. А у нас этого не сделано, так как у нас нет тех здоровых сил, которые бы взялись это сделать. Вы можете об этом написать в статье, но чиновник, прочтя ее, не пойдет это исправлять — так это у нас не работает. Когда-нибудь АВК возьмётся за решение и этой проблемы.

Большой вопрос, который сейчас обсуждается — уровень громкости рекламных роликов и фильмов. Все поняли, что не найти крайнего. Зрители жалуются, что им громко, кинотеатры поэтому делают звук в залах потише. Продюсеры, зная, что кинотеатры убавляют звук, записывают звук погромче, и в итоге у кинотеатров, которые ставят нормальный звук, все становится еще громче...И проблема нормированной громкости не в том, что становится тихо или громко, а в том, что это не позволяет гарантировать задуманное качество воспроизведения.

Отдельный большой вопрос связан с субтитрами. Многие страны используют субтитры. И вопрос упрощения доступа к разным версиям субтитров тоже стоит. Это пересекается с доступной средой, с тифлопереводами и так далее. У нас умудрились в требованиях к продюсерам прописать все, что угодно, кроме того, что субтитры надо представлять в xml-файле, как это принято сейчас в современных версиях DCP.

Получается, по каждому направлению есть большой объем нужной информации, которую надо использовать, чтобы работать и с чиновниками, и с продюсерами, и с дистрибьюторами, и со зрителями, и с девелоперами. Мы предложили в следующем году на CineEurope провести закрытую неформальную дискуссию владельцев кинотеатров, например, о том, кто сколько платит в торговых центрах, фиксированная ли это плата, какую долю это составляет от кассовых сборов, оборотов кинотеатра, а платят ли с баров и так далее. Это та информация, которую вы не найдете в открытых источниках, но любому владельцу кинотеатра она полезна, так как ему нужно на что-то опираться, в том числе и в своих разговорах с девелоперами. Возможно, мы это сделаем еще на нашей конференции в следующем году в Сочи. Нам опять же помогает UNIC — через них мы собираемся позвать 2-3 спикеров, именно владельцев кинотеатров, управляющих. Очень хочу позвать Тима Ричардсона — это управляющий Vue, владелец и сооснователь одной из самых симпатичных, на мой взгляд, английских сетей кинотеатров. В узком кругу «попытать его», как ему живется в Великобритании.

Также я являюсь членом совета директоров Европейского форума цифрового кино. В прошлом году я предложил на CineEurope провести так называемый «траблешутинг ивент» — собрать UNIC, НАТО, дистрибьюторов, продюсеров, технологов, исследователей, владельцев кинотеатров — и обсудить существующие проблемы развития цифрового кинопоказа, применяемых в нем технологий. Одна из проблем, которую стали активно обсуждать — появление серверов-клонов. Я, например, привез плату от одного из серверов, который является стопроцентным клоном другого сервера, который работает на рынке. Это просто два одинаковых с электрической точки зрения устройства — с одинаковыми сертификатами, серийными номерами и так далее. И очень большой кейс был связан с Китаем, где накрыли очень большую банду, которая использует эти сервера-клоны. Возможно, где-то даже существует целая сеть нелегальных частных кинотеатров — технически это становится возможно с использованием серверов-клонов. Это проблема, которая зародилась в цифровой век, нашлась где-то дырочка в этой стройной системе безопасности, в результате это может стать большой проблемой. А это вопрос доверия правообладателей, продюсеров, дистрибьюторов, кинотеатров и наоборот.

В связи с нашими предложениями про Россию сейчас очень позитивно говорят — мы не просто пришли, послушали и покивали головой, а активно участвуем в инициативах. Для того, чтобы решать наши проблемы, а не чтобы просто присутствовать в какой-то красивой организации.

Не можем не спросить о том, что взволновало наших читателей в комментариях к новости — есть ли какое-нибудь противоречие вашего участия в UNIC и членства в АВК кинотеатров из Крыма?

Проблемы с Крымом нет и не было. Были проблемы у дистрибьюторов — была такая ситуация, что некоторые европейские офисы не вовремя сориентировались, и не понятно было, как российскому дистрибьютору работать с бывшими украинскими кинотеатрами. Сейчас уже это давно не проблема. Крым уже давно такая же часть России, как, например, Воронежская область. С точки зрения UNIC никогда не вставал вопрос по поводу Крыма. На любом неформальном уровне я ни разу не слышал, чтобы кто-то в диалоге со мной оспаривал, чей Крым.

Другое дело, что у нас возникла абсолютно дурацкая ситуация, что у нас есть участники, которые не являются россиянами (граждане Беларуси, Казахстана и т.д.). По Уставу членами ассоциации могут быть иностранные граждане, но мы реально столкнулись с проблемой, что как только эти граждане внесут членские взносы — мы автоматом становимся иностранным агентом. Мы явно занимаемся политической деятельностью, хоть и не по своей воле. В этом есть очень большой риск, и мы приняли решение, что члены Ассоциации из зарубежных стран участвуют в работе ассоциации как полноправные участники, но пока не платят взносы.

Новость о вашем вступлении в ряды UNIC пришла из Барселоны, с CineEurope — будучи там, вы успеваете на студийные презентации? Вам это интересно?

На самом деле, не успеваю. Для меня это никогда не было привлекающим моментом, что не отменяет того, что это — праздник кино. Это красиво, все презентации шикарные, все здорово, наполняешься позитивом на весь год, а потом смотришь результаты проката и... мда, а ведь на презентации все выглядело шикарно! Юра Кириллов как-то сказал в разговоре о том, идти ли на такие презентации: «А что, мы можем это не взять?». Если бы это был кинорынок, где есть независимый контент, и требовалось решить, что брать, а что нет — это еще можно было как-то понять. А в ситуации, когда речь идет о показе мейджорских проектов, которые являются обязательной программой для любой площадки… Люди, работающие в этой индустрии, смотрят эти презентации, им очень нравится все эти красивые спецэффекты, музыка, актеры, шутки-прибаутки, и они пропитываются необходимым здоровым позитивом, и с радостью идут работать дальше. Но я сам редко попадаю на презентации, так как последние несколько лет у меня очень плотный график. У меня есть свой бизнес, связанный с поставкой оборудования, альтернативным контентом — там тоже различные переговоры, поэтому, к сожалению или нет, но я редко хожу.

В чем еще здесь момент. Мы начали развивать эту тему еще в Пятигорске, теперь на «Кино Экспо» можно будет собрать это в единую внятную теорию — все эти ивенты рассчитаны на кинотеатры, которые стоят в торговых центрах, где их главная задача — генерировать поток. Все франшизы с бесчисленными номерами идут не для того, чтобы рассказывать истории, а для того, чтобы продолжать генерировать поток. А если туда приезжает Станислав Ершов («Angleterre Cinema» в Питере) или Мэри Назари из «Пионера» — они для себя там найдут гораздо меньше, так как у них художественные кинотеатры, у них другой контент, подстроенный на другую бизнес-модель. С трудом же можно представить стенд журнала «Искусства кино» на CineEurope. Мы еще с Дмитрием Казуто все время спорим, для кого делаются эти глобальные ивенты — те же CineEurope, CinemaCon или «Кино Экспо». Сложно делать все для всех, поэтому встает вопрос аудитории. Поэтому мне нравятся наши конференции АВК, где в зале сидят только владельцы кинотеатров, и всю программу и повестку мы делаем для них. Мы можем привлекать при необходимости букеров и маркетологов, но сама суть конференции строго таргетирована — это конференция владельцев кинотеатров.

А ТЕМУ:

АВК ПОЛУЧИЛА ЧЛЕНСТВО В МЕЖДУНАРОДНОМ СОЮЗЕ КИНОТЕАТРОВ (UNIC)

ОЛЕГ БЕРЕЗИН ОБ ИТОГАХ VII КОНФЕРЕНЦИИ АВК: «ВСЕ РАЗГОВОРЫ ПРО РАО ИЛИ ЭКВАЙРИНГ — ЭТО НЕ ПРО СПРАВЕДЛИВОСТЬ, ЭТО ПРО БИЗНЕС»

СЕРГЕЙ ЛИПОВ ОБ ИТОГАХ VIII КОНФЕРЕНЦИИ АВК: «ПРОДОЛЖАЕМ НАСТАИВАТЬ НА ПРОЗРАЧНЫХ ПРАВИЛАХ ИГРЫ»

«АПРЕЛЬСКИЕ» ТЕЗИСЫ АВК ПО ВЫПЛАТАМ РАО: КОММЕНТАРИИ СЕРГЕЯ ПИРОЖКОВА

ЮРИЙ КИРИЛЛОВ: «СОВМЕСТНЫМИ УСИЛИЯМИ ЛЮБОЙ ВОПРОС РЕШИТЬ ЛЕГЧЕ»

 

КОММЕНТАРИИ »


пять − 4 =