Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "https://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "https://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

АННА ГУДКОВА: «ВЫЖИВАНИЕ ИНДУСТРИИ ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, НАСКОЛЬКО ОНА БУДЕТ ПОНИМАТЬ СВОЕГО ЗРИТЕЛЯ»


Виктория Беликова 10.04.2020 / 13:48 0

АННА ГУДКОВА: «ВЫЖИВАНИЕ ИНДУСТРИИ ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, НАСКОЛЬКО ОНА БУДЕТ ПОНИМАТЬ СВОЕГО ЗРИТЕЛЯ»
В конце марта видеосервис PREMIER запустил конкурс, участникам которого предлагается снять короткометражный фильм о жизни на карантине. Куратор Анна Гудкова рассказала CINEMAPLEX об идее конкурса и требованиях, предъявляемых к работам участников, а также поделилась своими предположениями о том, как изменится киноиндустрия после окончания самоизоляции.

Расскажите о конкурсе короткометражек видеоплатформы PREMIER. Как появилась идея? 

Несмотря на то, что я автор этой идеи, мне кажется, тема была на поверхности. Кадровый голод велик всегда, но именно сейчас есть шанс его утолить: люди ищут возможности самореализоваться, выразить себя, но самое главное — они освобождаются от страха, потому что в такой удивительной ситуации, в которой мы все сейчас находимся, терять уже нечего. И когда, если не теперь? Все отговорки, которые можно было раньше использовать: нет времени, нет возможности и т.д. — сейчас не работают. Поэтому для тех, кто ищет истории и людей, способных их рассказать, — сейчас самое время.

Поскольку почти у всех есть смартфон, понятно, что в какой-то момент люди начнут или будут пытаться снимать свое кино о том, что происходит вокруг них во время изоляции. Кстати, возникшие творческие проекты — прямой эфир в инстаграме, чтение разного рода литературы, от сказок до стихов, флешмоб, когда люди воспроизводят при помощи подручных средств мировые шедевры — про одно и то же: про столкновение с собой и творчество, как выход из ситуации. Так что идея была очевидна.

Почему вы выбрали именно небольшой хронометраж для конкурсных работ?

В любой соц. сети мы буквально за 3-5 секунд принимаем решение, будем ли досматривать ролик, попавшийся нам на глаза — больше времени уже не требуется. Кроме того, я думаю, тяжело снять что-то эпохальное, будучи ограниченным одной локацией, если ты не какой-то великий художник. С другой стороны, нам на выходе вполне пригодится короткий контент, потому что он может существовать в социальных сетях, мы можем его дистрибутировать на платформе или еще где-то. А действительно классную идею можно рассказать всего за несколько минут.

Какие еще требования вы предъявляете к проектам-участникам?

Проект должен быть масштабируемым, не разовым. Многие люди, которые присылают нам душераздирающие песни, неправильно прочли требования. Мы ищем именно завязки для сериалов или конструкции для онлайн-шоу. Недостаточно скетча или зарисовки, которые не получится ни продлить, ни разработать во что-то более масштабное.

Например, если это завязка для сериала, то необходима история, которая будет развиваться на протяжении хотя бы четырех серий. Не все события, сюжеты и эмоции, которые в своих видео воплотили участники конкурса, должны вместиться в указанные 3-5-7 минут. Идеальный вариант, когда в вашем проекте есть герои, за которыми интересно следить, и с этими героями произойдёт нечто большее, чем то, о чём мы успеем узнать за три минуты.

И самая важная вещь, которую я надеюсь найти хотя бы в одной истории, — это размышления, предположения или попытки представить, что с нами будет дальше. Мир никогда не будет прежним. По моему мнению, необходимо сделать выводы из того, что с нами происходит сейчас. Бизнес уже понимает, что массу процессов можно осуществлять удаленно. Творческие процессы неизбежно поменяются, и приоритеты в индустриях будут расставлены иначе. Человеческие отношения подвергнутся глобальным испытаниям: провести неделю-другую наедине с близкими и не расстаться — это серьезный вызов. Нас ждут последствия экономической рецессии, политических разногласий, закрытия границ и т.д. Самое интересное в этой мозаике, которую мы пытаемся собрать, — увидеть людей, способных представить себе будущее. Но пока очень много проектов «под копирку», где люди просто рассказывают, как они сидят дома. Хорошо, если наш проект кого-то развлек, это тоже важно. Но цель именно узнать: вот мы выйдем, и что дальше? Мы выйдем другими, в другой мир. Как мы будем в нем существовать, как строить реальность, будем ли мы возвращаться, судорожно восстанавливая все то, что сломано, или же двигаться вперед?

Как много проектов вам уже прислали?

Их около двухсот, может, чуть больше. Но пока, наверно, встреча с прекрасным еще впереди.

Насколько профессионально сняты фильмы?

В основном непрофессионально. Пока это просто работы людей без кинематографического образования, осваивающих совершенно новое для себя поле. Иногда это представители каких-то смежных с режиссурой профессий.

Какие возможности получат победители конкурса? Как лучшие проекты будут реализовываться?

Прежде всего, победители получат живые деньги. Мы же хотим найти идею и профинансировать съёмки двух или трех последующих эпизодов, сделать из этого сезон, если мы говорим про игровой материал. Если речь идет, например, о программе, то, опять же, мы хотим понять движок и, возможно, усилив какими-то профессиональными ресурсами, сделать несколько выпусков на более высоком уровне. И, естественно, если мы найдем настоящих творцов, то, независимо от их бэкграунда, будем счастливы работать с ними дальше на протяжении какого-то длительного времени.

Планируете ли сделать альманах для кинотеатров?

Мне кажется, эта идея как раз есть у Бекмамбетова, он для этого работы и собирал. Поэтому, нет, наша задача все-таки создавать форматы, создавать контент, а таких вот историй про изоляцию сейчас будет какое-то нечеловеческое количество. Они все довольно однообразны, и есть смысл, как мне кажется, рассказывать про такого рода опыт кому-то, кто его не пережил. А сейчас мы находимся в уникальной ситуации, когда у всех опыт одинаковый. Это все равно, что рассказывать подруге, с которой вы вместе напились, как это происходило: она вообще-то в курсе. Так что хотелось бы не пересказывать друг другу, как мы здесь жили, а предложить что-то новое.

Как вы уже отметили, во время самоизоляции были запущены и другие конкурсы со схожей идеей. Чем от остальных принципиально отличается ваш?

Суть в том, что Бекмамбетов и Кончаловский собирают чужой материал и делают из него свой. Они пользуются всеми присланными роликами как сырьем, грубо говоря, из которого будет переработано и создано какое-то новое полотно. Мы же стараемся услышать голоса новых авторов и не делать из их материала что-то другое, а дать им возможность высказать свое. Так что у нас — про индивидуальные таланты, высказывания, предложения и так далее. Мы ищем авторов, мы не ищем «кирпичи для стены».

АННА ГУДКОВА: «ВЫЖИВАНИЕ ИНДУСТРИИ ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, НАСКОЛЬКО ОНА БУДЕТ ПОНИМАТЬ СВОЕГО ЗРИТЕЛЯ»

Чем отличается подход к производству контента для интернета от контента для кинотеатров или телевидения? Возможно, есть какие-то темы, которые подходят для одних ресурсов, но не подходят для других?

Мне кажется, есть несколько отличий. Первое — когда мы идем в кинотеатр в последнее время, мы ожидаем увидеть какой-то сногсшибательный аттракцион. Мы идем не столько и не только за историей, потому что как раз историю можно посмотреть дома, а за приключением, впечатлением. Нам нужно, чтобы все взрывалось, летало, было в 3D, 4D, IMAX, в объеме и так далее. Это некий визуальный контент, который погружает в себя почти на физиологическом уровне, опыт который ты не можешь пережить дома.

Если говорить про онлайн-платформы — там нужен очень длинный, подробный нарратив. Раньше он был прерогативой литературы, большого романа, а сейчас стал основным свойством контента для платформ. Здесь рассказывается история, которая требует глубины и времени, но при этом ее можно проглотить залпом. Ну и очевидные различия: отсутствие цензуры федерального канала, пространство для эксперимента, свобода формата и так далее. Опять же, если на телике у тебя есть очень жесткая сетка, и ты должен иметь определенный хронометраж любого продукта, который ты делаешь, то на онлайн-платформе можешь позволить себе часовую серию, 15-минутную и какую угодно.

И еще одна вещь, которую важно помнить, — это интерактив, когда зритель, сидя и глядя сериал онлайн, может параллельно узнавать какую-то информацию про создателей, героев, сюжет. Ты не обязан воспринимать это как линейное повествование, ты сам его распространяешь в разных направлениях, в которых тебе это интересно. В кинотеатре ты все-таки сидишь, смотришь и у тебя нет вариантов воздействовать на происходящее.

А аудитория кинотеатров и видеоплатформ, на ваш взгляд, разная?

Тут, мне кажется, должно быть какое-то исследование, потому что я могу только предполагать. На мой взгляд, аудитория кинотеатров все-таки более молодая именно в силу того контента, который туда сгружается. С одной стороны, молодая, с другой — семейная, потому что это совместный досуг. К платформам же присоединяются интеллектуально более взрослые люди. Хотя, с другой стороны, они довольно сильно ограничены возрастной планкой до 45-50, может до 55 лет, потому что дальше у людей нет компьютеров, нет навыка установки приложений для просмотра.

Но это просто мои предположения. И вообще, я  давно говорю, что было бы классно, если бы платформы заказали исследования своего зрителя, чтобы мы его узнали. Сколько смотрят, как растет аудитория, за счет кого, что предпочитает и так далее. Конечно, каждая платформа немного знает свою личную аудиторию, потому что есть масса инструментариев, которые можно использовать, чтобы составить такой портрет. Но нельзя узнать профиль соседней платформы и таким образом таргетированно обращаться к той аудитории, которую только предстоит привлечь. Это было бы очень важно.

Как, на ваш взгляд, изменится киноиндустрия после окончания текущего кризиса? Какие будут ближайшие последствия и какие в перспективе?  

С одной стороны, находясь внутри, я четко понимаю, что мы не являемся продуктом первой необходимости. Мы не производим хлеб, штаны, мебель, от нас можно отказаться. И это грозит невероятным падением ресурсов, зарплат, сокращением штатов и т.д.

С другой стороны, мы ровно то, что люди сейчас потребляют больше всего. Первым делом в сети появились все возможности смотреть кино, телепрограммы, концерты и т.д. И это то, что поддерживает боевой дух и держит людей на плаву.

С третьей стороны, как мне кажется, нас ожидает период типа «Золотого века Голливуда», когда люди захотят мюзиклов, условного Чаплина, фильмов с хорошим концом, отсутствия драмы и т.д., поскольку им потребуется гигантское количество сил для того, чтобы выйти из последствий травмы, которой всех нас сейчас накрывает. И я думаю, что на какое-то время пропадет интерес к тому, что мы так долго выращивали, а именно — к драмам. Драматический нарратив — это то, что позволяет рассказывать про самые сложные вещи, про тонкие эмоции и отношения. И для меня будет большой потерей, если это направление творческого поиска на какое-то время исчезнет.

Еще, думаю, будет рост профессиональной конкуренции. Люди, которые были избалованы в последние годы гигантскими гонорарами, сейчас должны быть готовы умерить аппетиты, поскольку на рынок хлынет большое количество людей, готовых работать совершенно за другие деньги. И в их числе будут люди, которые решат радикально изменить свою участь и рискнут, наконец,  стать теми, кем всегда хотели, — начнут писать, снимать и т.д.

И последнее, что радикально изменится, — я думаю, что многим руководителям станет очевидно, что люди на удаленке не менее продуктивны, чем сотрудники, которые сидят в офисе. И это очень сильно изменит рабочую структуру.

Сейчас по понятным причинам все более популярными становятся различные видеосервисы. Как вы думаете, какое место они будут занимать в жизни зрителей после окончания карантина? Аудитория видеоплатформ останется такой же, как раньше, а остальные зрители вернутся в кинотеатры? Или на постоянной основе предпочтут онлайн-развлечения?

Я думаю, что люди вернутся везде. Сначала, наверно, когда все это закончится, всем захочется выйти — из дома, из онлайна, на воздух и от всего виртуального ко всему реальному и тактильному. Пресыщение контентом любого рода может дать такой эффект, что на месяц все просто выключат компьютеры и не будут к ним подходить. Но привычки, как вы знаете, вырабатываются за три недели, а остаются с нами на всю жизнь, поэтому я уверена, что те, кто начал сейчас подписываться и платить за онлайн-контент, никуда не денутся. Все платформы, которые обретут зрителя, смогут его удержать. И после какого-то периода, когда все будут только обниматься в парке, зрители вернутся на платформы. Другое дело, что это зависит от экономической ситуации, потому что ежемесячные платежи за подписку на фоне отсутствия зарплаты явно не будут в приоритете.

Уже известно, что многие ожидаемые голливудские релизы перенесены на конец года или даже на 2021 год, и после окончания самоизоляции в кинотеатрах будет нехватка контента. Ожидаете ли вы, что проекты российского производства смогут в значительной мере поддержать российскую киноиндустрию?

Я креативный продюсер фильма «На острие», и у нас должна была быть премьера 18 марта. Мы снесли эту премьеру и прокат, который планировался с 26. И мы, когда все сносили, абсолютно не понимали, что будет происходить дальше. Варианта два: либо начнется немыслимая давка на датах, потому что там будут и фильмы, которые должны выйти осенью, и те, которые были запланированы на весну и лето. И если будет эта давка, то никто ничего не соберет.

Второй вариант — фильмы, которые должны были выйти весной и летом, вообще не выйдут, их смоет этой волной. И я боюсь, что так и будет. Потому что, опять же, тут вопрос в деньгах. Когда все это закончится, люди не пойдут смотреть 10 пропущенных фильмов — им по уши хватит того, что они насмотрелись за время изоляции. Они пойдут совершенно в  другую сторону и начнут решать какие-то другие проблемы.

Мне кажется, главное от чего зависит выживание киноиндустрии — то, насколько она будет понимать состояние своего зрителя и насколько сможет угадать, нащупать и предложить людям что-то, что поможет им выбираться из последствий травмы и облегчить эти сложные процессы. И то, что устарело, не сработает. Фильмы, которые будут выходить в октябре, должны обладать таким запасом прочности, который будет соответствовать глобально изменившемуся миру. И дело не в том, кто будет производителем этого продукта, а в том, что это будет за проект. И я боюсь, что какие-то вещи устареют безнадежно.

Хочется посмотреть на пейзаж после битвы. Пока он очень непонятен. Одно дело, если через три недели мы пройдем пик эпидемии без особых потерь.  Совсем другое — если у нас будут десятки тысяч умерших, и люди просто будут переживать горе. Первый раз в моей жизни я совсем ничего не могу предположить. У меня нет опыта, который мог бы быть транспонирован на эту ситуацию. Через месяц станет более или менее ясно, что будет с нами происходить. Я надеюсь, что в любых переменах есть что-то очищающее, укрепляющее, жизнеутверждающее. Но эти конкретные перемены не с чем сравнить. И единственное, что можно сказать, — выживут и будут на коне те, кто умеет жить и чувствовать здесь и сейчас. По тем, кто живет какими-то искусственными конструкциями либо прошлым, либо будущим, это ударит больше всего.

КОММЕНТАРИИ »


два + = 7