Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "https://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "https://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

О ЗАПРЕТЕ МАТА, ИЛИ АНТИУТОПИЯ СБЫВАЕТСЯ


cinemaplex 02.05.2013 / 13:15 0

shablon-anonsy-kinomatСегодня по договоренности с Сэмом Клебановым помещаем  в его авторский блог  текст, опубликованный им ранее на сайте «Эхо Москвы».

12 апреля Госдума практически единогласно приняла в первом чтении законопроект, запрещающий «нецензурную брань» в литературе, кино, театре и прочих «зрелищно-развлекательных мероприятиях». На фоне таких серьезных инфоповодов, как обмен списками и анти-списками с Америкой, надвигающийся суд над Алексеем Навальным и продолжающиеся репрессии по «болотному делу», это известие как-то затерялось. Тем более, что запрет мата — это как бы уже вчерашняя новость, и все кто хотел, на эту тему уже высказались, когда ненормативную лексику запрещали в СМИ. Но я бы не стал недооценивать это крайне важное, я бы даже сказал этапное, событие.

Новым законопроектом государство вторгается в ту сферу, где его до сих пор практически не было. Когда мат запрещался в СМИ, то при всей нелепости данного запрета, он укладывался в привычную логику власти: свобода слова в России существует в условиях определенных ограничений, государство внимательно отслеживает деятельность СМИ и всегда готово применить любой из находящихся под рукой репрессивных инструментов. Запрет на мат — это лишь еще одно звено и без того достаточно длинной и увесистой «гребаной цепи», опутывающей масс-медиа.

Но вот сфера литературы, кино, музыки, театра всегда оставалась относительно свободной. Особенно литературы, где процесс предельно прост — писатель пишет то, что считает нужным, издатель издает то, что можно продать, а читатель покупает и читает все, что захочет. Государству в этом процессе места не было, да и что ему там делать? Соответственно в литературе царила практически эталонная свобода слова — зайдите в любой книжный магазин и вы в этом убедитесь.

Такая же история творилась и в мире популярной музыки, где расцветали все цветы. Прежде всего, конечно, наиболее коммерчески востребованные, но в общем-то место находилось всем — и «Ленинграду» и Нойз МС и до поры до времени даже Pussy Riot.

С кино все обстояло несколько сложнее — значительная часть фильмов снималась с участием государственного финансирования, и в последнее время наметилась явная тенденция предоставления господдрежки в обмен на идеологическую лояльность и продвижение правильных с точки зрения правящей верхушки ценностей. Тенденция, на мой взгляд, уродливая, контр-продуктивная и ведущая к дальнейшей деградации отечественного кино, но окей, она тоже вписывается в нынешнюю логику власти и, главное, не тотальная. То есть до сих пор государство хоть как-то вмешивалось лишь в то кино, которое само финансировало. В остальном кинематографе царила свобода.

Это касается и отечественных фильмов, снимавшихся на частные деньги и зарубежных картин, выходящих в отечественный прокат. В них можно было по большому счету говорить и делать все, что угодно — по крайней мере в рамках некоторых неписанных запретов, типа жесткой критики Первого Лица, нарушение которых могло быть чревато неприятностями. Но даже эти запреты периодически нарушались — например, выходом в прокат фильма ХОДОРКОВСКИЙ, или жестким стёбом над условным, но узнаваемым президентом в РАССКАЗАХ Михаила Сегала.

В любом случае важно то, что каких либо формальных ограничений, кроме возрастных, на содержание фильмов и книг не было. Конечно, за исключением прописанных в Уголовном Кодексе экстремальных случаев типа пропаганды расовой ненависти, призывов к насилию и так далее. Сейчас же государство берет на себя функцию фильтра между писателем и читателем, режиссером и зрителем, музыкантом и слушателям. Чиновники теперь принимают решения какие слова взрослый самостоятельный и дееспособный человек имеет право читать в книжках, слушать со сцены, или с экрана, а какие нет.

И тут даже нет смысла спорить, что данные слова являются неотъемлемой частью русского языка на протяжении всего его существования, что ими пользовались великие люди и великие писатели, включая «наше всё», что т.н. «нецензурная брань» неотъемлемая часть богатейшего русского фольклора.

Все это вторично по отношению к тому, что гарантированная Конституцией свобода слова защищает граждан от грубого вторжения государства в сферу публичного высказывания. В том числе от того, что государство указывает гражданам какими словами можно пользоваться, а какими нет. Это очень опасный прецедент. Потому что от запрета отдельных слов очень легко перейти к запрету тем и смыслов. Причем, каждый последующий запрет можно будет оправдывать дословно теми же словами, какими режиссер и депутат Станислав Говорухин обосновывал запрет мата: «Да, цензура! Но свободы не бывает без нравственных ограничений».

Конечно, в запрете мата нет ничего нового — он и в Советском Союзе был запрещен, что, впрочем, никак не ограничивало его в народной жизни — говорю со знанием дела, как человек отслуживший в рядах Советской Армии. Но за последние 20 лет в российском искусстве сформировались совсем другие стандарты реализма. Герои кино и литературы заговорили тем же языком, каким люди говорят в жизни. А в жизни ведь никто не стоит рядом с ними с «пикалкой» и не «запикивает» неподобающие слова. Да и значение слова «эвфемизм» знакомо далеко не всем.

По сути, запрет на мат в художественных произведениях можно переименовать в запрет на реалистическое отображение жизни российского народа. То есть теперь изображать ее следует не такой какой она является, а такой, какой она должны быть по мнению депутатов.

Сейчас, например, было бы невозможно снять замечательную картину Геннадия Сидорова СТАРУХИ об умирающей русской деревне. Главные роли, то есть практически самих себя, сыграли старухи одной из забытых богом и людьми деревень. Они не произносили диалоги по сценарию, а импровизировали по ходу съемок, и матерных слов в их речи было точно не меньше половины, но какая это была богатая неожиданными образами речь, какая достоверная и эмоционально заряженная! Попробуйте заменить все крепкие слова в этом фильме эвфемизмами и во что он превратится? В жалкую и фальшивую попытку городского жителя снять «почвенническое кино».

Или запикайте потрясающий монолог Лии Ахеджаковой в фильме Кирилла Серебрянникова ИЗОБРАЖАЯ ЖЕРТВУ. Во что превратится картина? Во что превратятся книги Пелевина, Сорокина, Прилепина и многих других современных писателей? Песни группы «Ленинград»? Я, конечно, понимаю, что очень многим власть имущим эти режиссеры, писатели и исполнители крайне несимпатичны. Ну и что? В демократическом обществе, которым хотя бы номинально является Россия, читателям, зрителям и слушателям это должно быть глубоко безразлично.

Вводимые сейчас ограничения, по сути, отменяют статью 29 Конституции РФ явно и безоговорочно запрещающую цензуру, и мне очень интересно, что думает по этому поводу Конституционный Суд Российской Федерации.

С другой стороны, депутатов тоже можно понять. В ситуации все большего народного недовольства их деятельностью, велик соблазн выступить в роли борцов «за все хорошее, и против всего плохого». Понятно, что запрет мата, или «гомосексуальной пропаганды» не принесет какого-либо видимого улучшения качества жизни или экономических показателей. Но зато позволит пообещать избирателям туманное «нравственное оздоровление», которое обязательно принесет свои плоды как-нибудь потом, в далеком будущем. Меры подобные запрету мата хороши тем, что выглядят эффектно, их умозрительный положительный эффект невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть, и они отлично отвлекают внимание от других — намного более сложных и важных проблем.

И кроме того, есть в этом и глубокое непонимание причинно-следственной связи общественных явлений и преувеличенная вера в силу своего воздействия на них. Например, один из депутатов заявил, что обсценная лексика в СМИ, кино и литературе плохо влияет на людей, которые и сами из-за этого начинают ругаться матом. Я бы посоветовал Госдуме отправить делегацию в какой-нибудь маленький городок, или далекую деревню, где нет ни кинотеатров, ни широкополосного интернета, а из телеканалов есть только Первый и Россия, и пообщаться там с народом. Может быть, после этого их мнение о том, почему люди в России так охотно прибегают к «нецензурной брани» чуть-чуть переменится.

PS. Кстати о Сорокине. Цитата из «Дня опричника» (2006 года):

 Злобой и скрежетом зубовным исходят либералы после знаменитого 37-го Указа Государева об уголовной ответственности с непременным публичным телесным наказанием за нецензурную брань в общественных и приватных местах. <…> После ряда показательных процессов, после протягивания на главных площадях городов российских, после свиста бычьего кнута на Сенной и воплей на Манежной в одночасье перестал люд простой употреблять паскудные слова, навязанные ему в старину иноземцами. Только интеллигенция никак не может смириться и все изрыгает и изрыгает матерный яд на кухнях, в спальнях, в отхожих местах, в лифтах, в кладовых, в подворотнях, в машинах, не желая расставаться с этим гнусным полипом на теле русского языка, отравившим не одно поколение соотечественников. А Запад гниющий подыгрывает нашим подпольным матерщинникам.

Антиутопия в действии?

Впервые текст был опубликован в блоге Сэма на сайте радиостанции «Эхо Москвы»

КОММЕНТАРИИ »


− три = 6