КИТАЙСКОЕ КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКОЕ ЧУДО – СТАРТОВАЯ ПЛОЩАДКА ДЛЯ МИРОВОГО ГОСПОДСТВА?

  • Post author:
  • Запись опубликована:24 января 2016

Надеемся, что тебя, уважаемый читатель, не удивляет столь пристальное внимание нашего издания к положению дел на кинорынке Китая, следить за которым чрезвычайно увлекательно, тем более, что есть очевидные бизнес-факты: новый колосс уверенно стоит на ногах. “Китайский богатырь” покупает большие театральные сети, берет под контроль независимые студии, которые играют далеко не последние роли в Голливуде. Студии-мейджоры сражаются, чтобы их фильм попал в квоту…

Мы решили охватить все самые значимые события на китайском рынке в 2015-м году и найти подтверждение, что в следующем году поступательный рост может привести к решающему рывку для доминирования уже на мировом рынке.

Китайский кинорынок сегодня переживает бурный рост посещаемости и объемов бокс-офиса – в первом полугодии 2015-го было продано кинобилетов на сумму свыше около $3,3 миллиардов, что на 49% больше, чем за аналогичный период 2014, и уже в феврале 2015-го бокс-офис Китая впервые превысил американский

Объем рынка кинопроката растет во многом благодаря американскому кинематографу, однако китайский национальный кинематограф также набирает обороты – ОХОТА НА МОНСТРА, вышедшая в прокат в июле, к середине августа стала самым кассовым китайским фильмом в истории. Проект заработал $384 млн и занял второе место за всю историю рынка, расположившись в непосредственной близости от лидера – ФОРСАЖ 7 собрал $391 млн.

Такой взрывной рост бокс-офиса обусловлен, в первую очередь, объемом рынка – население Китая составляет 1 368 млн человек, и стремительным развитием китайской киносети за последние несколько лет. Так, в 2013 году в Китае было открыто 903 новых кинотеатра с 5077 экранами; всего на начало 2014 года в стране функционировало 4 582 кинокомплекса и 18 195 экранов, что на 25% и на 39% соответственно превышает показатели 2012 года.

По данным статистического портала Statista, в 2014 году количество экранов увеличилось еще на 5397 и достигло 23 592 экранов, а количество проданных билетов – 830 миллионов (в 2010 году этот показатель был равен 284 миллионам). У рынка кинопоказа в Китае еще есть перспективы роста – по расчетам аналитиков, для адекватного охвата населения стране нужно от 35 000 до 40 000 экранов (для сравнения, в США и Канаде насчитывается около 40000 экранов).

Развитый американский рынок, который давно делает ставку не на количественные, а на качественные изменения в системе, приносит правообладателям менее существенные прибыли, по сравнению с потенциалом развивающихся стран.

Активно развиваются китайские кинотеатральные сети – крупнейшая из них, Wanda Cinemas, планирует к 2021 году построить 80 IMAX залов и установить RealD 3D в еще 780 кинотеатрах. Кроме того, компания планирует к 2020 году открыть 200 тематических парков.

Активное развитие киносети происходит в том числе и благодаря налоговым льготам, предоставляемым государством, а также благодаря увеличению квоты на иностранные фильмы (с 20 в 2012 году до 34 в 2014-м). Голливудские мейджоры готовы со своими проектами пройти все этапы цензуры, чтобы попасть в репертуар кинотеатров, и даже подготовить специальную версию фильма (как с ЖЕЛЕЗНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ 3), чтобы завоевать расположение китайских властей и зрителей.

Сотрудничество Китая и мировых компаний

Развитие китайского кинорынка не ограничивается одним освоением внутреннего рынка. Из-за особенностей законодательства, строго регулирующего выход в прокат зарубежных фильмов и дающего приоритет национальным проектам, китайские дистрибуционные компании инвестируют в крупные проекты голливудских студий с целью обеспечить им более выгодные условия проката в Китае.

Так, при участии китайского капитала снимались фильмы ТРАНСФОРМЕРЫ 4, ФОРСАЖ 7, ЖЕЛЕЗНЫЙ ЧЕЛОВЕК 3, МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА: ПЛЕМЯ ИЗГОЕВ и другие голливудские блокбастеры. Однако китайско-американское сотрудничество отнюдь не ограничивается единичными инвестициями в отдельные проекты.

Голливудские компании «второго эшелона» активно ищут китайских партнеров в надежде, что сотрудничество с ними позволит потеснить мейджоров с пьедестала. Так, в марте 2015-го компания Lionsgate заключила соглашение о стратегическом партнерстве с китайским амбициозным провинциальным дистрибьютором Hunan TV, а STX Entertainment заключила договор с китайской компанией Huayi Brothers на производство и дистрибуцию 18 картин.

В конце 2015-го китайский дистрибьютор инвестировал в шесть крупных блокбастеров компании Fox на общую сумму в $225 млн. Компания 20th Century Fox, в свою очередь, заключил договор с компанией Huace о совместном производстве фильмов на китайском языке.

Пожалуй, наибольшие амбиции демонстрирует китайский лидер кинопоказа, компания Wanda Group. В 2012-м компания купила одну из крупнейших американских сетей кинотеатров AMC Entertainment, а в 2015-м – вторую по величине сеть австралийских кинотеатров Hoyts. Но одними кинотеатрами дело не обошлось – в начале 2016 года компания приобрела голливудскую студию Legendary Pictures за $3,5 миллиарда долларов. И пока руководство Legendary обещает создавать самый лучший контент, руководство Wanda Group хладнокровно признается, что ему интересны деньги, и что они, возможно, еще купят кого-нибудь покрупнее.

Что интересно: не всегда отношения между Голливудом и Китаем были такими продуктивными. В июле 2013 года китайское правительство решило ввести дополнительный 2% налог, после чего компания «Двадцатый Век Фокс» отказалась принимать уменьшенную часть прибыли и приостановила сотрудничество с дистрибьюторами. Спустя месяц переговоров китайская сторона уступила, и мейджоры смогли снова получать все, что им причитается по контрактам.

В настоящее время китайские власти активно сотрудничают с правительствами других стран по вопросам кинематографии – с Великобританией, Россией, Украиной и другими.

Китайская модель кинопроката

Китайское правительство занимает откровенно протекционистскую позицию по отношению к национальному прокату – в стране действует квота на количество зарубежных фильмов. Кроме того, каждый фильм, выходящий в прокат в Китае, обязан соответствовать требованиям китайских властей, например, в фильме нельзя выставлять сотрудника правопорядка в негативной роли.

Помимо квоты, китайское правительство практикует регулирование дат выхода зарубежного кино в прокат – для национальных фильмов залы искусственно «освобождают», тогда как голливудские картины часто специально ставят на одну дату, заставляя их соперничать между собой.

Китайское правительство старается идти в ногу со временем и ввело квоты на контент VoD сервисов – иностранный контент не должен превышать 30%, однако при этом пока не ясно, о каком показателе (количество наименований, серий или часов) идет речь.

Тем не менее, в последнее время китайское правительство смягчает давление на рынок и увеличивает квоту. Кроме того, правительство Китая ведет переговоры с разными правительствами о предоставлении специальных квот, в частности, Минкультуры РФ ведет переговоры о появлении квоты на российское кино.

Китайский протекционизм из-за своих особенностей приводит к ускорению сближения китайских дистрибьюторов и зарубежных компаний – ради обхода ограничений и стремления получить более выгодные условия, мейджоры активно ищут китайских партнеров для совместного производства.

Несмотря на все усилия, наилучшие результаты в китайском прокате показывают именно голливудские проекты – так, за первую половину 2015 года в топ-10 по сборам вошел только один фильм, снятый исключительно китайскими кинематографистами, еще три – совместное производство, причем все четыре картины замкнули десятку лидеров. Правда, российским производителям о такой “неудаче” приходится мечтать – в топ-20 на национальном рынке в прошлом году  вошли только два отечественных проекта – ТРИ БОГАТЫРЯ: ХОД КОНЕМ (13 место) и САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ (18 место).

Иногда в Китае стремление преувеличить достоинства национального кино приводит к недобросовестному поведению и искажению рыночной информации. Так, в сентябре 2015-го разгорелся скандал, когда две крупных компании – Bona и Huayi заявили о фальсификации данных национального бокс-офиса. “Жертвой” махинаций в пользу военно-патриотического фильма БИТВА СОТНИ ПОЛКОВ стал ТЕРМИНАТОР: ГЕНЕЗИС.

Пользователи китайских соц.сетей выкладывали в интернет видеозаписи и фотографии, подтверждающие, что кинотеатры продают билеты на ТЕРМИНАТОРА, проводя их под видом БИТВЫ. При этом в сеть попал документ, в котором национальная компания China Film Distribution задала всем крупным театральным сетям целевой показатель по сборам БИТВЫ СОТНИ ПОЛКОВ за первую неделю. Согласно тексту, кинотеатрам не только разрешается оставить себе 100% от суммы проданных таким образом билетов, но им также будет возмещен обычный 8,3% налог с продаж.

Жесткое регулирование китайского кинорынка является примером для подражания для некоторых сторонников ужесточения контроля над жизнью отрасли в России. Раньше высокопоставленные чиновники, говоря о квотировании, выдумывали пример Франции с ее “квотированием”, но потом сделали поворот на Восток.

На протяжении последнего года активно муссировался вопрос введения квоты на зарубежное кино, и в качестве одного из аргументов использовались и ссылки на китайский опыт, о чем говорил и министр культуры Владимир Мединский. При этом стремящиеся ограничить прокат обычно не учитывают разницу в объемах российского и китайского рынков, а также то, что, во-первых, китайский рынок растет именно в связи со смягчением регулирования и росту международных отношений кинематографистов, во-вторых, кинотеатральные сети в Китае по сути являются государственными, а не частными предприятиями, как в России.

Россия и Китай

В последние годы сотрудничество между Россией и Китаем в области кинематографии активно развивается – как в области кинопроката, так и в вопросах совместного производства.

Российские кинопроекты участвуют в рамках стенда RUSSIAN CINEMA в кинорынках Гонконга и Шанхая, в Гонконге также прошла неделя российского кино. Российское правительство активно ведет переговоры с китайскими компаниями и государственными структурами.  В результате, в 2015 году компания “Централ Партнершип” и China Film Group заключили соглашение о сотрудничестве в области кинопроката.

Летом 2015 в Китае вышел в прокат российский мультфильм СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА, впоследствии третья часть этой анимационной франшизы нашла китайского партнера для совместного производстваПозже в китайский прокат вышел фильм Алексея Петрухина УЧИЛКА, а ВИЙ 2: ПУТЕШЕСТВИЕ В КИТАЙ станет первым российско-китайским блокбастером.

Пока кросс-культурный российско-китайский прокат не показывает заметных прокатных результатов, например: китайский национальный суперблокбастер ОХОТА НА МОНСТРА, прокатываемый заработал лишь 3,8 миллиона рублей.

В целом российский и китайский зритель весьма далеки друг от друга ментально и культурно, что затрудняет успешный прокат российских картин в Китае, а китайских – в России. Статистика показывает, что среди игровых фильмов за последние 10 лет лишь ДОСПЕХИ БОГА 3 и КАРАТЭ-ПАЦАН смогли перейти за планку 25 млн. рублей кассовых сборов, собрав 283 и 156 млн. соответственно. Во второй половине 2015 года этот барьер удалось преодолеть китайской анимации КУНГ-ФУ КРОЛИК: ПОВЕЛИТЕЛЬ ОГНЯ, который заработал 42,6 млн.

И российский, и китайский зритель любит узнаваемых актеров и известные франшизы, однако для того, чтобы зрители обеих стран познакомились с культурой друг друга, должно пройти достаточное количество времени, и быстрых результатов здесь ожидать не стоит. Впрочем, в политической ситуации осложнений отношений с Западом можно ожидать, что кооперация усилий в культурном пространстве с Востоком будет становиться еще более очевидной и регулярной практикой. Отношениям России и Китая еще только предстоит пережить свой расцвет.

В ТЕМУ

ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ НА CINEMAPLEX НА ТЕМУ “КИТАЙ” 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии