Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "https://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "https://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ЕКАТЕРИНА МЦИТУРИДЗЕ: «НЕЛЬЗЯ БЫТЬ ХЕДЛАЙНЕРОМ И ПОТОМ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ПОТЕРЯТЬ ЦЕЛЫЙ ГОД»


cinema 04.03.2016 / 09:14 0

Глава РОСКИНО приоткрывает специфику работы по продвижению российского кино на международных рынках. Несмотря на объективные трудности, этот год должен стать для компании и отечественных продюсеров особенным.   

Какие стратегии в работе РОСКИНО на данном этапе являются приоритетными — пиар российского кинематографа за рубежом с помощью разнообразных мероприятий или непосредственно бизнес — продажи, которые российские компании заключают на объединенном стенде Russian Cinema?

В работе РОСКИНО два главных направления — рынки и фестивали. С фестивалями мы работаем нон-стоп. Мы в курсе всех интересных проектов, которые готовы к тому или иному киносмотру. Я консультирую директоров крупных фестивалей, нахожусь в постоянном контакте с отборщиками, к работе которых отношусь с большим уважением. Жоэль Шапрон, Николай Никитин, Борис Нелепо, Алена Шумакова, другие — они помогают открывать новые имена и не упускать из виду уже признанных мастеров.

Разумеется, мы держим постоянную связь и с творцами, и с продюсерами, некоторые сами к нам обращаются за советом. Это отлаженный процесс. Единственная проблема — недостаточное финансирование со стороны государства именно системы продвижения, маркетинга — как по России, так и в международном формате. Больше средств — больше возможностей, и соответственно — результат.

По рынкам, могу сказать, что стенды РОСКИНО за пять лет приобрели и статус, и репутацию. Все знают, что у нас можно получить информацию по любым вопросам по российским проектам, встретить нужных людей, найти контакты студий и компаний, организовать встречи. Я придаю важное значение дизайну, оформлению и техническому оснащению стенда, потому что это наше лицо. Многих наших дизайнеров уже после работы с нами приглашают другие компании.

Что касается продаж, то это прерогатива сейлс-компаний и продюсеров. Мы создаём для них все условия, берем на себя организацию стендов, большую часть рекламы, PR. А продажи уже зависят от них — от умения продавать и от качества самого контента. На мой взгляд, для такой огромной страны, как Россия, с такой великой культурой и для такого потенциально прибыльного рынка, у нас производится очень мало качественного кино с коммерческим потенциалом. Конечно, чтобы наша работа была наиболее эффективна, на фестивалях и рынках нужно вкладываться в рекламу и PR. У нас для этого есть все возможности — и творческие, и креативные, и сам контент. Необходимо перманентное государственное финансирование.

Насколько повлиял экономический кризис в стране и секвестирование бюджета на финансирование деятельности РОСКИНО в 2016-м году, ведь возглавляемая Вами организация является государственной компанией? Какой бюджет предусмотрен у РОСКИНО на этот год? 

Поскольку мы никогда за 5 лет в РОСКИНО не имели постоянных субсидий от государства, это научило нас выстраивать работу с партнерами. Наш бюджет в основном складывается из средств, которые мы получаем благодаря реализации партнёрских пакетов. От государства в лице Минкультуры мы получаем единственную субсидию в год — 5 млн рублей на Российский павильон на Каннском кинофестивале. При том, что бюджет павильона (аренды, застройки, технического оснащения, рекламных опций, пиар услуг, расходов на логистику, конференции, обучающие программы для студентов и так далее), в зависимости от курса валюты составляет от 25 до 30 млн рублей, то есть примерно 300 тысяч евро. Для сравнения, бюджет павильона Великобритании, где курс валюты к тому же не скачет как у нас,  превышает 1 миллиона фунтов стерлингов. То есть он почти в 4 раза больше.

Мы очень рассчитываем, что в Год российского кино на нашу работу государство обратит больше внимания. 28 млн рублей, которые мы должны впервые получить от Минкульта на организацию 9 стендов в течение года, не покрывают даже их аренду. Из-за разницы в курсе эта сумма в этом году на треть меньше, чем в прошлом. Рассчитывать только на партнеров в таком вопросе, как продвижение национального кино, неверно. Государство играет ключевую роль в производстве, но за счет того, что роль маркетинга до сих пор в российской медиаиндустрии недооценена, мы теряем потенциальную прибыль.

В бизнесе это называется — упущенные возможности. Про важность кино как инструмента влияния, создания  образа страны и прочих очевидных факторах , уже и говорить излишне.

Каким должен стать следующий шаг в развитии присутствия российского кинематографа на международных рынках, или сейчас стоит другая задача — сохранить те достижения, которые были достигнуты в прошлые годы?

Если финансирование не будет увеличено, то нам придётся сократить количество кинорынков, на которых Россия представлена единым фронтом. Колебания валютного рынка, а наши траты практически все осуществляются в валюте, делают невозможным стабильное планирование бюджета. Частным компаниям сейчас также не легко, так что какие-то рынки могут остаться без российских фильмов. Успех в продвижении очень сильно зависит от стабильного присутствия на рынках, ведь пропущенный год выльется потерей позиций и возвратом назад на несколько лет.

Влияет ли и каким образом государство (по линии Минкульта и Фонда кино) на деятельность РОСКИНО и планы по организации мероприятий?  

Прямого влияния нет, но, разумеется, мы находимся в постоянном контакте и с Министерством культуры и с Фондом кино — в курсе всех проектов, которые они готовят, всех новинок, помогаем продюсерам с организацией международного маркетинга. Регулярно работаем с «Централ Партнершип», с «Мосфильмом», с «Дирекцией кино», с «Базелевс», «Арт-Пичерс», «Планетой Информ». Приятно, что президенты ЦПШ и «Мосфильма», Павел Степанов и Карен Шахназаров, после каждого крупного мероприятия присылают письма с личной благодарностью. Я переняла у них эту добрую традицию и тоже благодарю за хорошую совместную работу наших коллег.

Человеческий фактор в нашей сфере очень важен, мы же работаем со смыслами и образами, это все работает в совокупности. Что касается планов, то поскольку мы в этом году получаем субсидию на проведение рынков, то мы согласуем их количество и каждую отдельную историю с Минкультом. Заявка подана на 9 рынков, но если финансирование не будет увеличено, придется сокращать и количество рынков, и объем стендов.

На другие цели, например, премии или поддержку фильмов на фестивалях, эти деньги, как целевые, не могут быть потрачены. Это значит,  что если российский фильм попал в конкурс фестиваля или номинирован на престижную премию, то мы должны в каждом отдельном случае просить деньги у государства в лице Министерства культуры. Из-за бюрократических процедур это невероятно долго, это всегда компенсация постфактум и это очень осложняет работу. Это не чей-то злой умысел, это такая вот процедура, такие законы, которые никто не собирается менять.

Какие страны поддерживают работу своих производителей на международных рынках так, как Россия, с помощью национальных стендов? В каких вопросах мы идем в ногу со всем миром, а где отстаем? В чем должен заключаться наш ресурс для развития? 

Все страны, где есть развитая киноиндустрия, поддерживают своих производителей. Если говорить о лидерах, то №1 — это UniFrance, поскольку французская модель поддержки, равно как и производства кино — лучшая в мире. Отлично работают British Film Institute, Израильский фонд кино, Норвегия, Германия, Бразилия, Мексика, Южная Корея, Китай, Япония, Нидерланды, Италия, Индия. Система продвижения везде примерно одинакова, разнится национальный контент, менталитет, и система производства. РОСКИНО по части организации процесса находится в числе лидеров, например, Российский павильон в Канне уже три года признается одним из лучших наряду с павильоном Великобритании по насыщенности программы и проходимости.

Мы — одни из лучших также на Американском кинорынке (AFM), где проводим совместные мероприятия с хозяевами рынка. Если говорить об отставании — большая проблема кроется в отсутствии условий для совместного производства. Копродукция сегодня —  важная часть индустрии и кино и телевидения. Мы здесь в аутсайдерах. Было много попыток наладить межгосударственные альянсы, подписывались соглашения, создавались и закрывались двухсторонние академии, совместные фонды, но вследствие того, что в России не было и нет законов о льготном налогооблажении, работать это все не может. К нам обращаются десятки компаний со всего мира, желающих снимать совместно с Россией, мы отчаянно пытаемся им помочь, но все это сталкивается с простым фактором — нет соответствующих законов, налоги высокие, бюджеты непрозрачные, снимать в Чехии или Венгрии на 25-30 % дешевле. Это треть бюджета. Вот и все.

К слову сказать, только на проведение Недели французского кино в Лос-Анджелесе UniFrance ежегодно тратит полтора миллиона долларов. Это в три раза больше, чем весь годовой бюджет, который РОСКИНО рассчитывает получить от государства!

Если российский продюсер-правообладатель хочет принять участие в работе стенда Russian Cinema на международных рынках со своими проектами — как ему попасть на этот стенд? Обращаться в Фонд кино или РОСКИНО? Какие необходимо выполнить для этого условия? Платное или бесплатное участие?

Все компании получают своевременно нашу рассылку, вся информация также есть на сайте. Участие в работе стенда для всех бесплатно. Компании оплачивают только свою аккредитацию на рынках и личные расходы. РОСКИНО берет на себя расходы на аренду, застройку, часть рекламы и общий PR. Мы вкладываемся и в полиграфию — вот, например, к Берлинскому кинорынку только что совместно с Рефлекшн фильмс и с Гильдией документалистов подготовили и выпустили актуальный каталог российских документальных проектов — от уже готовых до находящихся в стадии производства. Плюс перечень всех производящих докукинокомпаний, сейлс компаний, фестивалей документального кино, проходящих в России.

К Каннскому фестивалю и кинорынку мы готовим большую программу конференций, круглых столов, презентаций. Выпускаем каталог проектов, продюсируем DVD-альманах Global Russians, в который попадают лучшие короткометражные проекты, снятые студентами киновузов, и много всего другого.

В прошлом году на стенде Russian Cinema были заключены международные сделки на 450 млн рублей, что на 50 млн больше, чем в 2014-м году. Что Вы думаете о перспективах продаж в 2016-м? Какие фильмы, на Ваш взгляд, являются наиболее перспективными в этом плане? Что легче продвигать и продавать — фестивальных призеров или такие фильмы, как ВИЙ и МАФИЯ (условно — технологически дорогие проекты).

Продажами занимаются сейлс-компании. Соответственно, все сделки и вся прибыль от них — это личная прибыль частных компаний. Поэтому считать своей заслугой — на сколько млн было продано контента, это, конечно, милое, но все-таки, лукавство. Ни одна из госкомпаний в мире, которая финансирует продвижение национального кино, не ставит свое целью получение прибыли. Это государственные и партнерские деньги, которые тратятся на промоушн национальной индустрии. И точка.

Когда Фонд кино с гордостью объявляет суммы сделок, их можно понять — Фонд финансирует фильмы на несколько миллиардов рублей, и, разумеется, ему хочется показать эффективность своей работы. Тем более, что это не секрет — на внутреннем рынке ситуация с российскими фильмами, мягко говоря, нестабильная. А если разобраться по существу и даже забыть про прекрасное слово «волатильность», то 450 или 500 млн рублей прибыли в год — это от 5 до 7 млн евро в год, то есть прибыль одного среднестатистического французского или немецкого фильма.

На десятки рынков, на сотни фильмов, которые сняты на госсредства и продвигаются на госсредства же, этого явно недостаточно. Это неловко называть успехом. Потом — что значит «на 50 млн руб больше»? Мы не знаем сумм конкретных сделок, это коммерческая тайна компаний, мы не знаем точное количество сделок, мы знаем, что курс валюты летает каждый месяц. Поэтому для меня эти реляции — милая наивная реклама в советском стиле — все выше и выше и выше...

Мы в РОСКИНО хотим выстраивать системную и четкую работу. Мы привелекаем партнеров, крупные компании, «Аэрофлот», например, и довольны наши сотрудничеством, но в первую очередь рассчитываем на реальную помощь государства. Как это происходит во Франции, Великобритании, Китае, Изриале и во многих других странах.

С какими запросами чаще всего обращаются на стенд Russian Cinema зарубежные компании? И кто они — покупатели? продавцы? устроители фестивалей/форумов? СМИ?

Запросы самые разные, и все что вы перечислили — ответ в вашем вопросе. Это сотни людей в день. Нередко приходят с проектами и просят денег — говорят, не хватает пару миллионов, всего-то!

Какие функции выполняют международные представительства  РОСКИНО в Лос-Анджелесе и Лондоне? Какие результаты работы были достигнуты ими в последние годы?  

Во-первых, сразу отмечу, что представительства нам обходятся в сумму зарплаты одного сотрудника в каждом офисе, то есть наш бюджет не увеличивается. Дивидендов очень много. Когда есть представительство, то есть прямая связь — не телефон, не мэйл, не длинная цепочка конференц-колов, а личная встреча. И она, разумеется, приносит результат быстрей. Например, когда мы в 2014-м в разгар санцкий проводили Международный Медиа Форум в Петербурге, то наши сотрудники в Лос-Анджелесе и Лондоне лично встречались с представителями десятков компаний и обеспечили их приезд на Форум. Личные отношения играют ключевую роль в наше работе, как и личные связи, умение общаться и многое другое. Для этого организованы и рынки, и фестивали. Это все — личное пространство для личного общения.

В каком аспекте мы сегодня наиболее интересны международным игрокам? Не мешает ли сложная политическая ситуация вокруг РФ деятельности РОСКИНО?     

Ситуация мешает не столько политическая, сколько финансовая. Хотя это, наверно, звенья одной цепи. Россия интересна в мире как рынок с огромными возможностями, но, к сожалению, падение внутреннего бокс-офиса не укрепляет наши позиции на международных рынках.

Может ли  на сегодняшнем этапе быть реализована модель, когда государство выделяет деньги на продвижение российского кино западным (зарубежным) покупателям? Подобные модели существуют в мире (Евримаж).

Эта модель не только может быть реализована, но, я скажу так, это единственная возможность достичь реальных результатов. Я не буду об этом подробно говорить — уже два года программа поддержки международного проката российского кино, разработанная РОСКИНО совместно с профессиональными финансистами и маркетологами, лежит во всех инстанциях, где принимаются решения — и в Минкульте, и в администрации президента. Она вызывает везде интерес, все ее одобряют. Но дальше этого дело не идет, тем более, сейчас кризис.

Пять лет назад, когда мы только пришли в компанию, мы даже почти получили целевую субсидию — 240 млн рублей, которую планировали как раз вложить по схеме UniFrance и других компаний на поддержку международных дистрибьюторов. «Почти» — потому что сумма была выделена, и об этом писала пресса, она прошла утверждение в Госдуме, ну, а потом она бесследно растворилась где-то в районе Минкультуры и Фонда. Мы не получили тогда ничего. Об этом я уже не хочу вспоминать.

Хочется с оптимизмом смотреть в будущее. Я обсуждала с ведущими продюсерами, с Сергеем Сельяновым, Анатолием Максимовым, Константином Эрнстом, с Павлом Степановым, со многими другими, нашу концепцию, и они считают, что если она будет все-таки принята и профинансирована, то мы сделаем серьезный прорыв.

В этом году Россия станет хедлайнером кинорынка в Канне, ее кинематографу будет посвящено главное мероприятие. Какие преимущества это сулит отечественному кино, действительно ли это станет потенциалом для роста продаж, или это исключительно мероприятие, направленное на укрепление имиджа? В СМИ было озвучено мнение, что каждый год та или другая страна выступает в качестве «фокуса Канн» и организует подобное мероприятие, платит за него, но дивидендов, по сути, не получает. Что Вы думаете об этом?  

Каждый год одна из стран выстпуает хедлайнером, и мы пять лет стояли буквально в очереди, чтобы получить возможность расширенного присутствия на лучшем кинофестивале и рынке мира. Приводить аргументы в пользу этой опции,  для любого профессионала, кто понимает значение международных рынков, излишне. Для имиджа -  да, важно, тем более, сегодня, когда Россия постоянно упоминается в контексте политики.

Это мощный позитивный культурный, медийный, бизнес, PR-повод. Стимулирует ли это продажи? Сумма в 50 тысяч евро, в которую обходится этот партнерский пакет Каннского кинорынка, включает в себя немало рекламных опций, и пресс покрытия. Кто знает Каннские расценки (они в разы выше), тот понимает, какая это реальная возможность за относительно небольшие вложения получить мощный PR. Для сравнения, в нашей стране проводятся мероприятия, те же фестивали, с бюджетом в сотни миллионов рублей, с абсолютно нулевой отдачей. А в Канне, который считается событием №2 в мире после Олимпиады, очередь из всех стран, чтоб получить возможность представить свою индустрию шире.

Разумеется, у нас должно быть и что представлять. Но я знаю, что и среди фильмов, профинансированных Минкультуры, и среди проектов, профинансированных Фондом кино, есть немало потенциально успешных. Любые дивиденды в индустрии, как и вложения — долгосрочные. Это игра вдолгую. Если мы сегодня хедлайнеры, а завтра нас нет, так дело не пойдет. Нужна системная, планомерная работа.

Год Российского кино — это не просто обязательства, но и большая ответственность для всех участников киноиндустрии. Вы определили для себя, что станет критерием эффективности и показателем успеха работы РОСКИНО в этом году?

Я думаю, нельзя делать ставку на один год. А что дальше? Если же Год российского кино — это больше PR-повод, чем фундамент для системных изменений, то тогда посмотрим, каким будет его результат. Это зона ответственности для тех, кто выделяет средства и контролирует исполнение поставленных в рамках Года кино задач.

Критерии эффективности работы РОСКИНО не могут зависеть от отдельно взятого года, это, повторюсь, системная, долгая, совместная со всей индустрией работа. Нужны серьезные перемены на всех фронтах, начиная с системы обучения, и дальше — запуск дебютов, их очень мало, дальше — производство, дальше — поддержка кинотеатров, дальше — продвижение на внутреннем и на международном рынке. Это глобально. Вот задачи для Года российского кино. А если про наши конкретные цели — хочется, несмотря на сложнейший финансовый момент, достойно провести все запланированные мероприятия во всех странах.

В ТЕМУ

РОССИЯ В РАМКАХ ГЛОБАЛЬНОГО КИНОРЫНКА: КОГДА ДОМА СТАНОВИТСЯ ТЕСНО

 

 

КОММЕНТАРИИ »


8 − четыре =