Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "https://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "https://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ЕКАТЕРИНА ЧЕРКЕС-ЗАДЕ (МОСКОВСКАЯ ШКОЛА КИНО, SCREAM SCHOOL): «МОЖНО НЕ ТОЛЬКО ПОДСТРАИВАТЬСЯ ПОД ИНДУСТРИЮ, НО И АККУРАТНО ИЗМЕНЯТЬ ЕЁ»


Лещинская Татьяна 31.03.2016 / 16:04 0

О необходимости подготовки кадров для российской киноиндустрии речь заходит практически на каждой пресс-конференции или круглом столе, посвященном проблемам отрасли. В Московской школе кино и Школе компьютерных технологий Scream School образовательный процесс построен «на широкую ногу» и с первого же семестра включает учащихся в реальную профессиональную среду. Абитуриентам, желающим работать в индустрии, предлагаются долгосрочные программы по всем ключевым специальностям, а также интенсивные курсы, открытые мастер-классы специалистов мирового уровня и многое другое.

В преддверии Дня открытых дверей, который пройдет в Школе 3 апреля, мы встретились с ее директором Екатериной Черкес-заде, которая рассказала о тесной связи МШК и Scream School с индустрией и о том, что 90% ее выпускников затем находят работу в кинопроизводстве.        

Как Вы относитесь к тому, что отечественные продюсеры, словно мантру, повторяют слова о том, как им не хватает творческих кадров и профессионалов, чтобы делать жанровое зрительское кино. Есть ли перспективы, на Ваш взгляд, чтобы через два-три года они забыли про эту «отмазку» после очередной коммерческой неудачи?

Екатерина Черкес-заде: Это прекрасный вопрос, потому что если бы такого запроса от индустрии не существовало, то мы бы и школу-то не открывали. Школа создана с целью удовлетворить индустриальные запросы в отношении кадров, которые могут качественно и в поставленные сроки делать свою работу. Умение решать задачи, которые приходят сверху от продюсеров — главный профессиональный навык в индустрии. Поэтому все программы обучения у нас выстроены таким образом, чтобы дать студенту профессиональный навык и мастерство, и чтобы его портфолио могло продемонстрировать его умения.

Выпуская специалиста, мы понимаем, что дали ему профессию, научили работать на съемочной площадке, разбираться в дистрибуции, писать на заказ и так далее. Это важнейшие практические вещи, которые характеризуют профессионалов. Дальше выпускники уже сами могут решить, куда они пойдут — работать в авторском кино, или реализовывать себя в жанровых проектах. Мы не учим студентов, какое кино им нужно делать, а учим их делать проект — это самое главное.

С другой стороны, у меня лично есть запрос и к индустрии как таковой, потому что практически каждому продюсеру, с которым я общалась, я задавала вопрос: «Я — талантливый специалист. Как мне отправить Вам сценарий? Как мне сделать так, чтобы Вы обо мне узнали?» И дело в том, что сама индустрия на самом деле далеко не всегда пытается решить этот вопрос.

Количество сценарных конкурсов и питчингов сегодня очень невелико, и все они проводятся под эгидой либо фестивалей, либо каких-то независимых школ и объединений. Например, Молодежный центр Союза кинематографистов проводит питчинги, но такие мероприятия должна организовывать непосредственно индустрия! Если вы хотите получить, например, определенное количество комедий или собрать активные группы людей, которые хотят с вами сотрудничать, то для этого нужно вырабатывать свой собственный канал взаимодействия.

До сих пор кино — это достаточно закрытый клуб. И если вы хотите показать продюсеру свой сценарий, то последнее, что вам стоит делать — это отправлять его на info@кинокомпания.ru.

Бездонная черная дыра…

Да. Второй момент заключается в том, что только у нас в Школе реализован комплекс процедур по внедрению студентов в индустрию. У нас работает центр по связи с индустрией — это отдельный департамент в школе, который делает все возможное, чтобы наш студент, если только он не совсем ленивый, попал в отрасль. Студенты посещают профессиональные мероприятия, кинорынки, питчинги, и могут провести собственный питчинг, дипломный или выпускной, на который мы пригласим представителей индустрии.

Кроме того, наши студенты работают с реальными производственными брифами. Например, в марте студенты-режиссеры в качестве семестрового задания снимали пилоты сериалов под руководством продюсера Родиона Павлючика. И он остался очень доволен его итогами, потому что получил пилоты сериалов, которые можно показывать на канале. Как продюсер он, в первую очередь, искал кадры, с которыми можно этот проект реализовывать, а студенты научились работать на реальном проекте.

Это всё — инструменты формирования актуальных образовательных программ. Почему этого не происходит в других учебных заведениях? У нас в творческих вузах работают мастерские, а в Школе действует принципиально иной подход. В данном случае я не являюсь специалистом в области кинопроизводства или компьютерной графики, но я — специалист в сфере образовании и могу сделать качественную образовательную программу. Если нам нужно, чтобы выпускник был конкурентоспособен на рынке, то мы создаем отдельную систему, где тестируем и аккумулируем опыт из разных университетов и актуальных образовательных программ за рубежом, а также из опыта наших мастеров.

Сколько еще потребуется времени, чтобы профессионалами, владеющими определенными навыками, удалось заполнить ниши в индустрии, или всегда будет кого-то не хватать, на Ваш взгляд?

У нас тут еще не плановая экономика (улыбается), и так ставить вопрос неправильно.  Зачем рассуждать, «сколько нам нужно прекрасных режиссеров, чтобы индустрия была прекрасна, а сколько нам нужно операторов?». Разговор про качество этих людей. Мы стараемся перелить индустрии свежую кровь, сформировать профессионалов, которые думают немного по-другому — что деньги на проект, например, можно взять не только в Фонде кино.

Киноиндустрию в Россию в основном формировали продюсеры, которые пришли в неё в 90-е. Новые продюсеры должны мыслить иначе. Но самые амбициозные продюсеры никогда не перестанут говорить о нехватке кадров, потому что всегда нужны новые имена, свежие идеи и люди, которые придут и скажут: «Все надо делать не так». Прекрасный свежий пример — ХАРДКОР Ильи Найшуллера. Эта история сработала абсолютно против всех правил! Вот как должны работать молодые!

На Ваш взгляд, дефицит каких профессий в индустрии сейчас ощущается больше всего? Кого сегодня не хватает: сценаристов, специалистов по компьютерной графике или художников-постановщиков? Какие сигналы Вам посылает индустрия?

Со стороны индустрии запрос есть на всех. Хороших сценаристов в достаточном количестве нет, а те сценаристы, которые хороши, востребованы сразу на нескольких проектах, и качество их продукта из-за этого снижается.

Хорошие операторы нужны всегда: не будем забывать, что видеоконтента во всех смыслах становится все больше, и профессия становится все более доступной: сегодня кто угодно может позволить себе купить фотокамеру Mark. Требования к специалистам постоянно повышаются. При этом, я считаю, что операторская школа у нас, действительно,  самая лучшая в мире. Полтора года назад у меня состоялся забавный разговор с профессором Колумбийского университета. Мы с ним обсуждали возможность сделать какую-то партнерскую программу, и он говорил: «Мы вам — storytelling (сценарное мастерство) и продюсирование, а вы нам — операторский факультет». Работать с изображением у нас еще умеют.

Решение об открытии настоящей киношколы пришло, когда начала свою работу школа компьютерных технологий Scream School, где мы учим делать графику, в том числе и для кино. Это был наш самый первый факультет. И было очень смешно, когда наши студенты решили сделать совместный проект с одной из мастерских ВГИКа. Я поняла, что операторы не умеют снимать под хромакей, что режиссеры не знают возможностей компьютерной графики, а продюсеры не знают, сколько это стоит. В общем, мы начали в каком-то смысле с «хвоста» (улыбается) — постпродакшена, а потом «подтянули» и остальные факультеты.

Конечно, сегодня очень мало художников-постановщиков, потому что про эту профессию практически никто не говорит. Если выходит фильм, то говорят про всё, что угодно, а про прекрасные костюмы в лучшем случае вспомнят только если это исторический фильм. У нас до сих пор достаточно стабильная художественная школа в России, которая дает хорошую базу, и я считаю, что профессии художника-постановщика не хватает только внимания — о ней нужно больше говорить.

В прошлом году у нас был конкурс на режиссуру 12 человек на место, на операторский факультет — 9, на продюсирование — 8. На остальные специальности конкурс чуть меньше — три-четыре человека на место.

Вы наверняка знакомы с работой большинства актуальных киношкол, которые действуют во всем мире. Есть ли, на Ваш взгляд, тот образец, к которому можно или нужно стремиться в развитии Московской школы кино? Существует ли для Вас какой-то идеал зарубежной киношколы?

Да, конечно. Это Университет Южной Калифорнии (USC) и Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе (UCLA) — два ведущих голливудских университета. И при составлении программ наших школ я ориентировалась на их магистратуры. Мы работаем в системе дополнительного профессионального образования, а не даем высшее образование, потому что в России высшее образование очень жестко регламентировано.

Процесс получения высшего образования в России заточен под общеобразовательный стандарт.

Да, он существует, и ты обязан его соблюдать. Для нас это нерелевантная история, потому что так мы не можем делать эффективные образовательные программы. При формировании программ мы ориентируемся в основном на американский опыт, и в этом смысле наша школа больше всего похожа на американскую киношколу. Образование в МШК — это калька с магистратуры американских университетов.

Что значит магистратура? Основное ноу-хау американских киношкол заключается в том, что первый год или даже несколько лет студенты учатся по общей программе filmmaking без специализации. Это касается всех: и операторов, и режиссеров, и сценаристов, и монтажеров, и только после этого слота они идут учиться своей специализации. Именно поэтому в США построена такая слаженная работа в команде, и все работает как часы. Если сценарист пишет что-то, то он хотя бы немного представляет, как это будет сниматься. Он не напишет «полчища орков заполняют экран», если имеет дело  с низкобюджетным проектом, потому что полчища орков снять не получится.

У нас тоже есть подготовительный курс filmmaking, в рамках которого студенты в течение полугода снимают кино в разных профессиональных ролях. В одном проекте я  режиссер, а  вы сценарист, в другом случае вы — оператор, а я актер и так далее. Только после этого студенты идут поступать на долгосрочные программы.

Мы учим работать с разными жанрами. Например, сценарист за два года учебы формирует пакет работ короткого метра — это первый семестр, второй — это адаптация, третий — сериальный пакет, четвертый — оригинальный полнометражный фильм. Он выходит из Школы с двумя полными метрами и готов представлять их на сценарном питчинге.

Режиссеры в первом семестре работают с документальным кино, а уже во втором снимают рекламный проект. Например, сейчас мы снимаем 18 роликов для Третьяковской Галереи по креативу от BBDO. В прошлом году мы снимали социальную рекламу по заказу фонда «Дети наши». Следующий семестр — это сериальный пакет: студенты узнают, что такое сериал, как с ним работать и как правильно запускать пилот. Работа с реальными проектами — это наш второй принцип.

Третий принцип — то, что все наши преподаватели являются практиками в индустрии. Последнее, о чем нужно сказать — это ресурсная база. Мы специально открывали режиссерский факультет последним,  когда построили свой съемочный павильон, просмотровый зал, звукорежиссерские студии, и запустили все специальности. Режиссуре учат на практике. Я считаю, что это очень честно.

Что является вашим особым предметом для гордости на уже пройденном пути?

Каждый год школа берет какие-то новые вершины. Четыре года назад для меня было очень важно, что нас с самого начала поддержала Ассоциация продюсеров кино и телевидения. Они просто поверили в то, что можно создать независимую площадку, где мы будем учить людей под потребности индустрии. На тот момент это была для нас большая удача, и я благодарна Ассоциации, что они в нас поверили. Именно поверили, потому что до этого у нас был опыт построения эффективных образовательных программ -  была Британская школа дизайна, работала Школа компьютерной графики — но мы еще не работали в кино.

Второй большой удачей стало то, что к нам стали приходить люди из индустрии. Каждый куратор, который пришел в Школу, пришел к нам не случайно. Например, когда мы открывали факультет продюсирования, то к нам пришел Георгий Малков, и я считала это большой удачей. Это был на тот момент самый успешный независимый продюсер, и я искала именно такого.

В прошлом году куратором факультета продюсирования стал Александр Роднянский. И для меня это тоже был очень большой успех, потому что я понимала: Александр Ефимович поставит студентам очень высокие планки профессионализма. Отдельно могу сказать, что качество студентов очень изменилось с его приходом — к нему пошли просто другие люди. Но я про каждого куратора и преподавателя так могу сказать: Алексея Попогребского, Ингеборгу Дапкунайте, оператора Илью Дёмина — про всех!

Какие Вы видите стратегические направления для развития киношколы? Что еще не удалось сделать, а очень хочется?

В этом году мы открываем новую программу «Продюсирование телевизионного контента» — мы идем на телевидение, и это вызов. Если рассматривать нашу деятельность  еще шире, то я должна сказать, что Scream School перестала быть простой школой компьютерной графики. Мы стали школой разработки компьютерных игр, анимации, программирования и компьютерной графики, которая больше всего подходит под определение entertainment. И когда мы говорим про продюсирование, то мне очень хочется воспитывать продюсеров, которые не мыслят одной индустрией, а мыслят индустрией развлечений в целом.

В России даже на год ничего планировать нельзя -  никогда не знаешь, чем дело закончится (улыбается). Но так как мы работаем в образовании, то нужно думать на два-три года, представляя, что будут с нашими выпускниками, когда они выйдут на рынок. Поэтому я обязательно мониторю тенденции. Сейчас мы открываем продюсирование онлайн-игр, программирование, режиссуру анимационных сериалов. Все это вместе дает возможность нашим студентам не только расширить свое молодое профессиональное сообщество, но и увидеть перспективы коллаборативных проектов между индустриями, потому что только за этим будущее. То, что кино и программированию учатся в одних стенах, я считаю, очень правильно.

Мы планируем через год открывать программу, которая сейчас условно называется «магистр бизнес-администрирования в индустрии развлечений» и касается формирования проектов на разных платформах: от мобильных приложений до сериалов. Этим направлением в России вообще никто не занимается, и я вижу очень большой потенциал, потому что индустрию будут менять именно молодые специалисты.

Меняете ли Вы каким-то образом образовательные программы под запросы индустрии?

Да, образовательная программа меняется ежегодно. Для этого мы взяли за основу британскую систему академического качества. Ежегодно мы пересматриваем программы на предмет корреляции с индустрией: есть требование в индустрии — есть требования на выходе к выпускнику.

Мы начинали со школы компьютерной графики. В этой области ежегодно обновляется огромное количество программного обеспечения, и не совершенствовать форматы обучения невозможно. Но в какой-то момент я поняла, что можно не только подстраиваться под индустрию — можно еще и аккуратно ее менять, закладывая в головы студентов важные понятия о том, что такое команда, профессионализм и т.д. У наших кураторов очень активная жизненная позиция, и студенты получаются такими же.

Насколько Вы довольны текущими связями с киноиндустрией? Что бы Вы хотели улучшить в работе с кинокомпаниями? Какой отклик, может быть, Вам требуется?

Мы счастливые люди, потому что на наши питчинги приходит практически вся индустрия: представители телеканалов, кинокомпаний и так далее. Многие коллеги начинали у нас с одного мастер-класса, а теперь уже читают целые курсы. Например, дипломные проекты сейчас ведет Анна Меликян. Достаточно много проектов было запущено в стенах самой школы. Например, ЧЕМПИОНЫ — это проект, придуманный нашими студентами с факультета Продюсирования, а все новеллы были написаны студентами факультета Сценарного мастерства. Студенты защищали свою курсовую работу (не дипломную, хочу заметить) во время премьеры на сцене «Октября». В этом году ко Дню всех влюбленных в прокат вышел проект 30 СВИДАНИЙ. Наша студентка Настя Гавриш — продюсер фильма, Ирина Горбенко — сценарист. Если говорить про художников-постановщиков, то их разбирают еще до того, как они закончат Школу, потому что в этом цехе очень не хватает новых специалистов.

Отдельно я хочу поблагодарить кинокомпании, которые нас поддержали, и низкий поклон производителям оборудования, потому что, если бы не их поддержка, то у нас не получилось бы выстроить такую инфраструктуру. Такие партнеры, как RENTACAM, Cinelab, дают нашим студентам большие скидки на съемки, в том числе и на пост-продакшене. Такая всесторонняя поддержка от индустрии — это счастье.

Сколько всего студентов училось и учится в Московской школе кино, и какой процент потом уходит работать именно в индустрию? Вы вели какую-нибудь такую статистику?

Мы начинали с 50 студентов четыре года назад, а сейчас их больше 400. В общей сложности, из тех, кто закончил обучение, 90% сегодня работают в индустрии. У нас в Школе есть своя «стена славы» проектов, где наши студенты указаны в титрах — недавно еще несколько плакатов повесили.

Отечественный кинематограф на постоянной основе получает субсидии от государства. Требуется ли Школе государственная поддержка в какой-либо форме?

Большинство образовательных учреждений в стране занимается тем, что тратит государственный бюджет — достаточно большой, если не сказать очень большой. Узнавая, какие суммы тратятся на подобную поддержку, я очень удивляюсь, потому что делаю все это без поддержки. У нас вообще нет никакого другого дохода, кроме как деньги, которые приносят нам студенты. В Школе реализован простой принцип: у меня есть то, что называется услуга, а студенты платят, чтобы ее получить.

У учреждений, которые зарабатывают деньги и которые тратят деньги, разные философии. МШК принадлежит к первой категории. Другое дело — гранты, они у нас тоже есть. Мы устраиваем для студентов периодически конкурсы — отбираем одного-двух действительно талантливых студентов, которым даем возможность обучаться бесплатно, но если он отчисляется или плохо учится, то лишается гранта.

Если говорить в целом, то в нашей стране просто отсутствует грамотный менеджмент в образовании. Идеальная картина мира выглядит следующим образом: есть несколько учебных заведений, которые учат кино, и каждый из них делает всё для того, чтобы студент пришел к нему и заплатил ему. Это называется рынок образовательных услуг. Если вы будете возглавлять какой-либо вуз, то вы будете делать все, чтобы у вас работали лучшие люди из индустрии, была лучшая практика, какие-то дополнительные возможности, стажировки — всё что угодно, потому что вы будете бороться за студента.

У нас ситуация кардинально другая. Она заключается в том, что как только сверху вам говорят, что у вас некачественная образовательная программа, то вы сразу говорите о том, что вам не хватает финансовых средств. Вам их откуда-то спускают, они каким-то образом тратятся, но на качество обучения студента это влияет в меньшей степени, потому что система выстроена иначе. Вы не заинтересованы в том, чтобы студенту было хорошо. И если говорить про субсидии, то было бы интересно посмотреть на результаты работы вузов — где и в каком объеме работают их выпускники и какую зарплату они получают?

Если рассматривать частный сегмент, у нас нет конкурентов. Если говорить про государственный сегмент, то я конкурирую с понятием «бесплатно», а дареному коню, как известно, в зубы не смотрят. Можно сколько угодно говорить, что «мы создадим прекрасную образовательную программу, только дайте нам денег, пожалуйста». А вы возьмите денег у инвестора, займите, вложите, окупите, верните деньги — вот тогда поговорим. Поэтому у нас очень мало тех, кто действительно зарабатывает на образовании, предоставляя качественные услуги, а не торгуя корочками.

Я не говорю о том, что все так работают. На самом деле основная ответственность за подготовку специалистов в государственных вузах лежит на мастерах. Низкий им поклон за то, что они этим занимаются. Причем делают это за копейки, просто чувствуя свой долг. Все остальное — вне их ответственности.

3 апреля вы проведете в МШК день открытых дверей. Чем он будет отличаться в этом году, на что собираетесь обратить внимание, кто будет выступать, что вы покажете?

День открытых дверей проводится традиционно во всех учебных заведениях весной, и мы не отстаем от традиций. Это будет презентации каждой программы, которые представляют кураторы и ведущие преподаватели каждого факультета. Они показывают работы студентов, рассказывают, как все устроено. Можно лично задать вопросы куратору. Часто на эти презентации приходят сами студенты или выпускники.

Ежегодно меняются требования к профессии: есть какая-то постоянная, есть какая-то переменная. Очень интересно услышать про эту переменную, потому что эта информация прямо вот сейчас — со съемочной площадки принесена и выдана аудитории. Большинство кураторов будет присутствовать на Дне открытых дверей лично, а вот Алексей Попогребский планирует связываться со всеми по скайпу, потому что находится на съемках.

День открытых дверей — это очень большой праздник. Два раза в год мы можем показать аудитории, чем мы занимаемся, потому что все остальное проходит, так сказать, за полузакрытыми дверями. От себя могу сказать, что для меня в МШК это будет уже девятый день открытых дверей, а в школе компьютерной графики Scream School — четырнадцатый. Каждый год мы проводим Дни открытых дверей в апреле и в начале сентября. Два раза в год — обязательно, потому что за полгода школы меняются до неузнаваемости. Я делаю презентацию каждый год, как будто это какие-то новые школы: никогда нельзя использовать презентацию прошлого года. Вот даже сейчас я открыла сентябрьскую презентацию и поняла, что все надо делать заново. Все изменилось, все иначе.

Шаблоны совершенно не работают. С одной стороны, мы очень быстро растем, с другой, для меня всегда очень важно ощущение стартапа. Все должны оставаться… голодными (улыбается). Это наше преимущество, потому что такая мобильность позволяет очень быстро обновлять программы, привлекать новых людей и быть открытым всему новому.

Вы рассказали о производстве, продюсировании, и даже дистрибуция у вас в программе обучения затронута. Может быть, на каком-то этапе стоит начать подготовку кадров для управления кинотеатрами, потому что требуются и специалисты по букингу, и маркетингу именно кинотеатра?

Если сегодня набрать слова «дистрибуция» или «кинопрокат» в поисковике, то количество ссылок окажется очень невелико. Люди пока не понимают, какие возможности для них открываются. С другой стороны, есть еще такой момент — требования индустрии для того, чтобы начать работать в кинотеатре, не очень высоки. Можно прийти в кинотеатр из смежной области. Еще нет такого накопленного багажа знаний, который можно было бы оформить в отдельный курс. Часто люди приходят работать в кинотеатры, закончив экономический факультет, и делают это успешно. Тем не менее, конечно, надо думать об отдельном направлении в обучении.

У нас все-таки небольшая команда, и не все это понимают. Мы открываем в целом пять-семь новых программ в год, и это очень большой объем даже для ВУЗа. Мы растем быстро, но управленческая команда пока очень небольшая. Зато это те люди, на которых можно полностью положиться.

В ТЕМУ

БЛОГ АНАСТАСИИ ГАВРИШ — «ОДИССЕЯ НАЧИНАЮЩЕГО ПРОДЮСЕРА» 

 

 

КОММЕНТАРИИ »


+ семь = 11