Поиск
Точное совпадение
Поиск (только) в заголовке
Поиск в контенте
Search in comments
Search in excerpt
Поиск в контенте
Search in pages
Search in groups
Search in users
Search in forums
Filter by Custom Post Type
Искать в категориях
{ "homeurl": "https://cinemaplex.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "auto", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет ничего!", "didyoumeantext": "Возможно:", "defaultImage": "https://cinemaplex.ru/wp-content/plugins/ajax-search-pro/img/default.jpg", "highlight": 1, "highlightwholewords": 1, "openToBlank": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "autocomplete": { "enabled": 1, "googleOnly": 0, "lang": "ru" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 0, "triggeronreturn": 0, "triggerOnFacetChange": 0, "overridewpdefault": 1, "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "redirect_url": "?s={phrase}", "more_redirect_url": "?s={phrase}", "settingsimagepos": "left", "settingsVisible": 0, "hresulthidedesc": "0", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iiGutter": 5, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "loaderLocation": "auto", "analytics": 0, "analyticsString": "", "aapl": { "on_click": 0, "on_magnifier": 0, "on_enter": 0, "on_typing": 0 }, "compact": { "enabled": 0, "width": "50%", "closeOnMagnifier": 1, "closeOnDocument": 0, "position": "static", "overlay": 0 }, "animations": { "pc": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "fadeInDown" }, "mob": { "settings": { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "results" : { "anim" : "fadedrop", "dur" : 300 }, "items" : "voidanim" } }, "autop": { "state": "disabled", "phrase": "", "count": 10 } }
CINEMAPLEX ВИРТУАЛЬНЫЙ КИНОРЫНОК
X

Трейлер

ОЛЕГ БЕРЕЗИН: «ПО МОДЕЛИ ВЕДЕНИЯ БИЗНЕСА МЫ ПРОДОЛЖАЕМ ЖИТЬ В 90-Х»


cinema 29.02.2016 / 18:59 0

Год российского кино активизировал участников индустрии, благо и государство готово не скупиться на реализацию планов по кинофикации страны и производству больших фильмов, которые смогут бросить вызов продукции Голливуда. Приведут ли финансовые вливания к ощутимым результатам, а именно: способности киноиндустрии в долгосрочной перспективе решать свои задачи самостоятельно?

Об идеях, которые долго витают в воздухе, и незнании киноиндустрией запросов зрительской аудитории мы побеседовали с главой компании «Невафильм» Олегом Березиным.

Проведение Года российского кино в масштабах целой страны — это исключительно вопрос пиара, или возможны какие-то конкретные шаги, которые могут изменить ситуацию в индустрии к лучшему?

Помню, была хорошая байка: когда у нас был год литературы, то закрылось столько-то библиотек. Проводить такие аналогии с годом российского кино не хотелось бы. Я, честно говоря, не совсем знаю, зачем его придумали, но, видимо, страна привыкла жить с лозунгами. Просто значение слово «кино» очень широкое — что мы конкретно подразумеваем под этим? Кино — как фильмы, наследие, индустрию, телевидение, кинотеатры или даже как онлайн-кинотеатры? Если это один из способов придумать идею, под которую можно освоить некий бюджет, то почему нет?

Есть ли у Вас, как у человека из индустрии, представления о том, как оргкомитет по проведению Года российского кино планирует расходовать бюджетные средства?

Я не жду в этой ситуации какого-то чуда, чтобы все сели за стол и что-то такое придумали, после чего через год все скажут: «Да, вот это было, конечно, классно! Давайте еще раз проведем». Мы живем в этой стране столько лет, что слишком хорошо предчувствуем, как все у нас устроено и реализуется.

Если подойти к Году российского кино через призму зрительских ожиданий, то понимает ли сейчас, на Ваш взгляд, индустрия, что хочет видеть в кинотеатрах отечественный зритель?

Если абстрагироваться от фразы, что зритель любит и хочет смотреть качественное кино, то я полагаю, что во всем остальном не понимает. В силу миллиона причин, например: у нас нет масштабного социологического исследования. Это очень дорогое удовольствие. Провести опрос, чтобы понять общее настроение аудитории — не вопрос, но если вы хотите использовать это как некий инструмент для развития индустрии, то это должно быть очень серьезное исследование.

Второй важный момент: что мы хотим исследовать? Если мы хотим понять зрителей кинотеатров — это одна история. С другой стороны, как это ни парадоксально, для продюсера не всегда важно именно понимание зрителей кинотеатров. Многие продюсеры делают кино, четко понимая, что они его прокатают неким другим способом — онлайн-кинотеатры, телевидение, зарубежные рынки. Правда, кинотеатр сегодня — практически единственный реальный сегмент, который возвращает деньги, вложенные в производство.

Телевизор не платит в том объеме, как предполагается, DVD-рынка просто не существует, интернет — бурный, молодой, активный, но «живых» денег (речь о доминировании разделения доходов от рекламы, а не доходов от оплаты зрителями просмотра) там практически нет. Зарубежные рынки — не для всех в силу специфики контента. И кинотеатры — единственные, кто хоть как-то эти деньги генерирует, но при этом не все фильмы рассчитаны на показ в кинотеатрах.

Я думаю, именно из-за этого сегодня так много проблем, когда кажется, что некоторые продюсеры снимают ужасное кино, которое в кинотеатре никому не нужно. А оно просто не для кинотеатров снималось. У нас была целая эпоха, когда снимали некое аудиовизуальное произведение, из одного и того же материала нарезали полтора часа кинотеатрам, а 4 или 8 серий — для телевизора. Вот такая была бизнес-модель.

Рынок очень сильно сегментируется, но, к сожалению, каждый из сегментов не может позволить себе свое кино. По крайней мере, это касается больших фильмов. Телевидение более-менее справляется со своими сериалами и с показом фильмов через телевизор, хотя если посмотреть, что сейчас происходит с ТВ, то оно резко стало мигрировать в сторону интернет-сервиса, потому что теряет аудиторию в эфирном сегменте. Телевидение начинает затягивать зрителей через другие каналы доставки, так как молодому потребителю 12-16 лет удобнее смотреть ТВ другими способами.

Получается, что мы вообще не так хорошо знаем свою кинотеатральную аудиторию, и что кинотеатры и киноиндустрия в целом борются за эту аудиторию куда менее эффективно, чем остальные сегменты медиа?

Да, в силу того, что театральный прокат — это очень маленький рынок. Большинство проблем в отрасли связано именно с этим — здесь нет таких рекламных бюджетов, здесь нет таких невероятных кассовых сборов, особенно для отечественного продюсера. То, что зарабатывает, например, дистрибьютор WDSSPR — нельзя c этим сравнивать, это не их деньги, это деньги Walt Disney.

Оборот телевизионного эфирного рынка в пять раз больше, чем совокупные сборы кинотеатров. А это приводит за собой проблемы, связанные с социологией. Телевизионный рынок максимально внимательно и подробно изучает свою аудиторию — есть бюджет, есть спрос на эти исследования, там наблюдаются интересные тенденции. Недавно мы, делая исследование в данной области, общались со многими нашими друзьями-коллегами, аналитиками из других исследовательских агентств. Это небо и земля по сравнению с тем, что делается в кино.

Побывав на международной выставке CSTB-2016, посвященной медиа и телекоммуникационным технологиям, я обратил внимание, насколько направлены игроки этого рынка на конечного потребителя. Такого отношения в киноиндустрии не видно. 

Одна из проблем — это именно проблема маленького рынка. Во-вторых, наш рынок не структурирован. Как бы нам это не нравилось, но мы застряли по ключевым моделям в 90-х годах — и по модели ведения бизнеса как такового, и взаимоотношений дистрибьютора, кинотеатров, правообладателей. По отношению каждого участника рынка к другому участнику рынка — настоящие 90-е: кто сильнее, тот и прав.

Логика такая: я решаю сегодня свои проблемы любым способом. Например, я — продюсер, и у меня есть конкретный фильм, который выйдет в прокат и через две недели с экранов уйдет. Я прекрасно понимаю, что если я сегодня не «отожму» этот рынок любыми способами, честными или нечестными, то потом не заработаю. Продюсерских компаний, реально заинтересованных в формировании длинного рынка, у нас буквально три штуки на всю индустрию. Есть игроки, создающие «супершедевры», действительно хорошо собирающие, но при этом они их выпускают раз в три года!  Вот когда у них будет релиз, тогда их все будет волновать. Они выпустят проект и на два-три года минимум про этот рынок опять забудут.

В результате рынок остается дико капиталистическим. Миллион проблем, о которых сегодня дискутируют, случается именно поэтому. И в этом смысле есть две полярности: есть телевизионный рынок, который очень зарегулирован, правила поведения на рынке гораздо жестче, потому что государство понимает, что это средство массовой коммуникации, влияние на мозги и так далее. Мы это видим и по программной политике, но при этом ресурс гораздо больше, что позволяет людям более креативно мыслить даже в рамках существования Роскомнадзора. В кинопрокате — обратная ситуация.

Демонстраторы опасаются, что рано или поздно примут постановление о штрафах за нарушение рейтинга 18+. Как с этим должны справляться кинотеатры?

Опять же возникает вопрос, будет ли здесь четко прописан механизм поведения кинотеатра и условия наложения штрафа, ведь на сегодняшний день и по нынешнему постановлению продолжаются споры: что должен делать кинотеатр. Порядок действий нигде не прописан. Кинотеатр обязан требовать паспорт от покупателя? А что происходит, если билет купил родитель и отдал своему ребенку? Кто несет эту ответственность? Кто несет ответственность, если ребенок, стоя за углом, как раньше…

Дядя, купи сигарет…

Точно. Если проводить аналогию с продажей табака и алкоголя, то там все очень жестко прописано. Меня в этом смысле американский опыт просто потрясает. Попробуйте с ребенком на CinemaCon в Лас-Вегасе только зайти в игровую зону казино — сразу вся охрана прибежит со словами: «Вы что, отойдите, ребенок не имеет права здесь находиться, вас арестуют!» Это закон, в котором четко прописано, что делать в этой ситуации.

К вопросу знания рынка: Новый Год — это классический показатель. Один из моих многочисленных детей, 15 лет от роду, решил потратить каникулы на посещение кинотеатра. Приехал брат двоюродный, и они вдвоем повадились ходить в кино. А ведь мы знаем, что единственный способ на НГ заработать много — заставить целевую аудиторию ходить в кино часто. Предположим, ребенок хочет сходить три раза в кино за эти почти две недели — не так много, да? Так ведь оказалось, что фильмов для этой возрастной аудитории практически не было, как и не было фильмов, скажем, для умных взрослых зрителей, которые потом пришли на ВЫЖИВШЕГО. А ведь это точно можно было спрогнозировать заранее!

Идея кинофикации страны, о которой было много сказано — расчет ее низкой эффективности был продемонстрирован на форуме в Петербурге, но процесс все равно пошел, и было выделено 705 млн для строительства 143 залов. Какое развитие она может получить?

Известно, что еще далеко не все кинотеатры подписали договоры на получение субсидий. Так как я был в экспертной комиссии, то не могу сказать, что за бортом осталось какое-то невероятное количество реальных потенциальных получателей. В общей сложности было подано 600 с чем-то заявок, из которых в первый шорт-лист отобрали 300, а потом остались финальные 140. Я не могу сказать, что у меня есть ощущение, что нужно было еще выделить кому-то денег — эти 140 тоже с оговорками отбирались. Либо речь шла об очень маленьких поселениях в 5-7 тысяч жителей — понятно, что здесь ни о какой экономике кинотеатра не может идти речь.

Очевидно, что в случае кинофикации нужно десять проблем решать в комплексе — как организовать прокат, какая будет техническая поддержка, за счет каких бюджетов будут регулироваться все эти процессы. Есть очень много кинотеатров, которые даже не представляют современную систему дистрибуции — куда звонить и куда за фильмами бежать. Многие из кинотеатров живут с ощущением, что сейчас они поставят «цифру», и жизнь наладится. Вот только этого не случится.

Чтобы достичь декларируемых целей, нужно сделать много шагов, но у нас нет нормальной комплексной стратегии такого планирования. Индустрия проедает государственные деньги, но фактически не развивается и не учится.

Осенью прошлого года в «Синемаскопе» был опубликован Ваш «Манифест» — о положении дел в отрасли и ее перспективах. Какая-то реакция в деловых кругах или от чиновников последовала? 

Скорее, я преследовал другую цель: идеи должны постепенно осесть в головах. Известно, что вода камень точит. В конечном итоге, кинотеатрам выделили деньги, о чем говорили так долго.

На мой взгляд, наша индустрия утратила способность формулировать и доносить идеи, потому что мы все хотим устроить какую-то суперконференцию, на которой выйдут серьезные люди, сделают суперпафосный доклад, отчитаются в рамках Года российского кино, как у нас все развивается.  На самом деле, у нас нет площадок для дискуссий, несмотря на массу отчетно-показательных мероприятий на рынке. Нет дискуссии между людьми разных сфер в нашей маленькой отрасли, и отсутствует инструмент для обсуждения.

А вот на «Кино Экспо» регулярно проходит закрытое мероприятие, где собираются владельцы крупных сетей. Они же могут вырабатывать какие-то идеи, которые потом будут рассмотрены наверху и реализованы?

В «саммите руководителей» эта идея заложена. Но дело в том, что в принципе решение не может просто так с неба свалиться, оно рождается в какой-то дискуссии. Для этого нужно, условно говоря, вбрасывать какие-то идеи, их будут обсуждать, опровергать, спорить. Саммит руководителей — это отдельная клубная история, попытка уйти от болтовни.

В чем идея саммита? Мы прекрасно понимаем, что сегодня очень мало руководителей и владельцев, тем более больших сетей, которые могут снять трубку и позвонить друг другу. Они -  конкуренты, из разных сфер бизнеса. Смысл таких встреч заключается в том, что сознательно или бессознательно в процессе общения высказывается какая-то идея. Она начинает обсуждаться, обрастать мнениями. В свое время идея ограничить число «прихардлоченных» роликов именно и так возникла.

Почему некоторых игроков на рынке не очень любят? Потому что они не хотят ни с кем общаться, им все равно, что думают остальные, и они бьются только сами за себя. Это касается и кинотеатров, и дистрибьюторов.

По какому пути должен развиваться кинопоказ в 2016 году, где заложен резерв для отрасли? Некоторое время назад мы говорили о том, что сегодня нужно больше заниматься улучшением качества кинопоказа, обновлять оборудование. Какие пути работы со зрителем должны выйти на первый план сейчас?

Есть тема, которая сейчас интересует и маленькие, и большие кинотеатры: что делать с ценой билета. Повышать ее или не повышать? Бухгалтерский, математический подход говорит о том, что цену надо повышать. При этом у владельцев есть сомнения, что не все так прямолинейно в этой жизни. И у меня родилась краткая формула, которая может стать девизом этого года и даже нескольких ближайших лет: нужно повышать не цену, а ценность посещения кинотеатра. И такой подход начинают осознавать некоторые передовые игроки не в виде лозунга, а именно в виде определенных практических решений.

Например, одна большая сеть очень серьезно занялась пересмотром программы лояльности. Карточка программы должна давать реально ощутимые преимущества, а не просто баллы какие-то накапливать, которые куда-то там и где-то там потом всплывут, и тебе пришлют персональный номер. Это конкретные скидки, плюшки дополнительные, благодаря которым ты скажешь «хорошо».

Это также новый подход к вопросам комфорта, репертуара, гибкости, персонала. Кстати, сейчас нет очевидного ощущения, что нужно биться с издержками, приветствуя автоматизацию всего и вся. Зритель должен осознавать ценность от просмотра, посещения кинотеатра, потребления услуги, зрителю нужно общение, а не кинотеатр-автомат — вот это важно. С автоматом зритель и дома может пообщаться через свой медиаплеер, а в кинотеатр — это эмоция, это социальный опыт, тут все тоньше. Вот ведь все сегодня поняли, что просто снижать цену билета и тупо играть в дискаунтера — это убивать рынок.

Своими действиями мы зачастую обесцениваем рынок, понимая, что у зрителей денег мало. Один из примеров — когда площадки вынуждены полным экраном ставить какую-нибудь «шнягу», на которую никто не идет, и мы снова теряем зрителей. 75% городов в нашей стране имеют всего один кинотеатр. Логично говорить об ограничении количества сеансов одного фильма для маленьких городов с одним кинотеатром, чтобы не было такого диктатора-дистрибьютора, который будет регулировать и устанавливать правила, и тем самым просто убивать кинотеатры в малых городах. А именно это сейчас и происходит. Но здесь, повторюсь, важно понять — можем ли мы сами между собой договориться или будем надеяться, что «государство нас разрулит»?

Актуально ли сейчас технологическое совершенствование кинопоказа? Достигнут ли потолок в том смысле, что зритель уже не настолько чувствителен к нюансам звука и картинки, которую предлагают компании? Вот будет «серебряный экран» — будет здорово, поставить звук — не просто Dolby, а Atmos — будет здорово.  

В существующей парадигме технологий, имея в виду сам принцип проекции и воспроизведения звука, мы уже близки к насыщению, хотя любой «золотой глаз» скажет, что проекция уступает по качеству 70-мм пленке. Но эта разница уже не настолько большая. Прорыв будет только в принципиально новых технологиях показа.

Мы уйдем от проекции и перейдем к дисплейным технологиям, которые могут дать новый опыт для зрителя, создать новые впечатления. С другой стороны, если говорить о развитии технологий, то мы находимся в понижательной фазе цикла, где приоритет — на ресурсосберегающих технологиях. Если лазер не позволяет вам сберегать ресурсы, то вам это не так интересно. Любая техническая идея хороша, когда очевидна ее ценность.

Как будет развиваться ситуация с открытием и строительством новых площадок или  закрытием действующих в 2016 году?

Несмотря на общее пессимистическое настроение, есть очень много успешных кинотеатров и успешных игроков, добивающихся прибыли на этом рынке, которые умеют оптимизировать свои затраты, умеют предложить зрителю что-то особенное, построившие кинотеатр в правильном месте. Пока эта концепция себя не исчерпает окончательно, то новые площадки всегда будут появляться.

Часть кинотеатров — те, которые нельзя не открыть, потому что торговый центр построен, гребенка отлита в бетоне и так далее, но часть кинотеатров будет открываться именно с целью стать лучше, чем сосед, и выиграть конкуренцию на этом рынке. Мы чувствуем, что ветер нам сегодня дует в лицо, но на этом рынке мы все равно продолжаем двигаться вперед. Так или иначе, я ожидаю, что в феврале-марте пройдет волна закрытий тех кинотеатров, которые могли бы закрыться еще в прошлом году, но надежда на Новый год, что он нас спасет или хотя бы как-то поправит ситуацию, откладывала это неизбежное решение.

Отношение к сегодняшней ситуации — это вопрос ожиданий и планирования бизнеса. Кто-то может работать с такой моделью, когда посещаемость падает, когда кассовые сборы падают и цена билета, условно говоря, не растет, а кто-то не выживает, потому что у него не рассчитана модель.

Может ли в ближайшее время индустрия подумать об изменении формата проката в широком смысле? Естественно, сейчас идет давление форматами, требуют фиксированную гарантию, минимальное количество сеансов; выход в прокат фильмов, которые не должны появляться в кинотеатрах. Готов ли рынок к экспериментам, потому что есть фильмы, которые, допустим, в онлайн-кинотеатрах заработают больше, чем в театральном прокате?

Пока мы с тобой разговариваем, 20 человек сидят параллельно — об этом же думают и разрабатывают. Кинорынок — это живой организм, в принципе, какие-то эксперименты происходят всегда. Вопрос правильных подходов к прокату требует обсуждения всех участников — вдруг, кинотеатры не будут сопротивляться, если продюсер для какого-то фильма запланирует одновременный выход на другой платформе, но при выполнении определенных условий. Это обсуждается во всем мире, в той же Франции.

За удачными примерами далеко ходить не надо: новый ШЕРЛОК ХОЛМС появился в кинотеатрах уже после выхода на «Первом канале», и при этом он для своего формата достаточно успешно отработал, несмотря на самое вкусное время показа на ТВ. Значит, могут такие модели работать. Понятно, что одни модели будут более успешными, другие — менее, какие-то будут более массовыми, а какие-то — нишевыми (и они будут выживать именно за счет того, что они нишевые).

Этот поиск идей, в том числе и различных форматов проката, будет тем активнее, чем сложнее ситуация на рынке. Зато они станут основой следующего цикла и подъема отрасли.

Повлиял ли экономический кризис на деятельность компании «Невафильм» в лучшую сторону?

В лучшую сторону — да, потому что он стимулирует клетки спинного и головного мозга. О том, что такая ситуация сложится, я два-три года назад себе четко представлял и книжку про это писал. Может, это и неправильная теория, но в данной ситуации на короткий срок она совпала, что после 14-го года пойдет «игра на понижение». Может, это просто совпадение, пройдет 20 лет, и некоторые уважаемые читатели CINEMAPLEX скажут: «Ага, мы же говорили, что все это — шаманство, что все это неправда». В этой ситуации мы для компании угадали: два года назад начали задумываться о том, как правильно вести себя на этом рынке, где будем терять и зарабатывать, куда нам вложиться, на что-то плюнуть, даже если оно у нас есть.

В принципе, мы были очень консервативными в своей политике, как это ни парадоксально. У нас не самая дешевая компания в смысле поставки оборудования, при этом мы располагаем значительной долей рынка. Она достигнута не скидками и дискаунтами, потому что мы понимали риск очень низких цен. И я знаю, что многие сегодня от этого пострадали. Мы не велись на всякие истории, например, заключить контракт на пять лет в рублях.

Наша финансовая политика очень прагматична, за что я очень благодарен своему брату, и у нас нет задачи занять определенную долю рынка, хотя нам, конечно, нравится быть лучшими и быть лидерами. Я люблю говорить, что в уставе компании написано, цель компании — извлечение прибыли. Так что на происходящее вокруг мы не смотрим пессимистично, мы просто знаем, что будем делать в данной ситуации.

Есть ли в сегодняшней ситуации некий универсальный рецепт, что нужно делать в 2016-м году, чтобы в 2017-м как минимум не было хуже?

Не бояться экспериментировать — мы же все-таки продаем впечатления, эмоции. Я в свое время прочитал, что правильные пропорции для финансовых инвестиций — 15% твоих активов, которые ты можешь вложить в очень рискованные операции, а 85% ты кладешь в консервативные, которые, может быть, тебе не дадут супердохода, но в итоге сберегут. Каждый должен для себя эти 15% определить и пытаться в этих рамках экспериментировать.

Кстати, в этом году мы будем отмечать 20-летие современного рынка кинопоказа, если считать от открытия кинотеатра «Кодак Киномир» в октябре 1996 года.

Без самого «Кодака»?

Ну, на его месте положим цветы (смеется). За эти 20 лет мы во многом привыкли жить по шаблону, и это было проще, потому что проще было делать, как все, и вместе со всеми двигаться вверх. Когда все начало двигаться в другую сторону, нужно разрывать шаблоны себе, зрителям, партнерам по бизнесу и самое главное — конкурентам. Когда ты предлагаешь на рынке нечто, что разрывает шаблоны твоим конкурентам, то получаешь от этого удовольствие. В хорошем смысле. Я очень по-доброму отношусь к честным конкурентам, потому что они тоже заставляют тебя держаться в тонусе.

В ТЕМУ

ОЛЕГ БЕРЕЗИН. КИНОФИКАЦИЯ МАЛЫХ И СРЕДНИХ ГОРОДОВ: ОТ СТИХИИ РЫНКА К СИСТЕМНЫМ РЕШЕНИЯМ 

 

КОММЕНТАРИИ »


пять × 4 =