ЮЛИЯ ДУНАЕВА О ПРОТИВОСТОЯНИИ С РАО: «ИТОГИ ДОГОВОРНЫХ СПОРОВ С РАО В КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ»

  • Post author:
  • Запись опубликована:19 августа 2020

После завершения рассмотрения Арбитражным судом города Москвы дел по искам о понуждении РАО к заключению договоров о выплате авторского вознаграждения в пользу авторов музыки к кинофильмам, инициированным организациями – членами Ассоциации владельцев кинотеатров (АВК), и аналогичным встречным искам Российского авторского общества, закончившихся вынесением решений в пользу РАО, свой вердикт вынес суд апелляционной инстанции. Напомним, что апелляционной инстанцией вынесены постановления об изменении решений суда первой инстанции в части размера ставки авторского вознаграждения, применена ставка в размере 1,2%, вместо заявленной во встречном иске РАО ставки в размере 3%. После этого, кинотеатры обжаловали в кассационном порядке указанные судебные акты в Суде по интеллектуальным правам (СИП).

СИП на данный момент рассмотрел два из трех дел, и, вынес постановления об оставлении судебных актов первой и апелляционной инстанции без изменения. Последнее из трех дел будет рассмотрено в сентябре.

Расскажите, что означает для кинотеатров такой итог рассмотрения договорных споров с РАО? Каковы будут последствия? Оправдались ли ожидания?

Начну с конца вашего вопроса: ожидания не оправдались, хотя, в каком-то смысле результат превзошел все ожидания. Объясню подробнее.

Положительные итоги

Напомню, что в связи с уклонением Российского авторского общества (РАО) от заключения договоров о выплате авторского вознаграждения, кинотеатрами (владельцы которых являются членами Ассоциации владельцев кинотеатров) были предъявлены иски в суд о понуждении к заключению РАО договоров на условиях проекта договора (оферты), предложенных кинотеатрами, на основании ст. 445 ГК РФ. В свою очередь РАО обратилось в суд с встречными исками о понуждении кинотеатров к заключению договоров на условиях, предусмотренных типовой формой договора РАО, которая размещена на официальном сайте общества. Однако, при этом, РАО настаивало на применении ставки вознаграждения в размере 3%, мотивируя это тем, что «пользователь выразил прямое недоверие к условиям, предусмотренным типовой формой договора, поэтому РАО считает нужным применить к данному конкретному пользователю максимально возможную ставку».

Суд первой инстанции, отказав в удовлетворении первоначальных исков кинотеатров, удовлетворил встречные исковые требования РАО. Кинотеатры обжаловали указанные решения в 9-й ААС, признаюсь без особой надежды на успех, поскольку рассчитывали добиться справедливости в лучшем случае в суде по интеллектуальным правам (кассационной инстанции). Неожиданно, апелляционная инстанция прислушалась к одному из доводов кинотеатров, применив ставку в размере 1,2%, вместо заявленной во встречном иске РАО ставки в размере 3%.

Напомню, что полномочиями по установлению размера (ставок) авторского вознаграждения в соответствии с п. 6 ст. 1246 ГК РФ обладает Правительство РФ. Однако уже более 11 лет с момента принятия четвертой части ГК РФ соответствующее постановление Правительством РФ не было принято. Ранее принятое (до вступления в силу четвертой части ГК РФ) Постановление Правительства РФ № 218 от 1994 года предусматривало «минимальную ставку» вознаграждения в размере 3%.

Для заключения договоров Авторским Советом РАО утверждено положение о ставках авторского вознаграждения для различных категорий пользователей. Ставки авторского вознаграждения, утвержденные Положением авторского совета РАО, размещены на официальном сайте общества, и среднестатистическая ставка для несетевых кинотеатров составляет 1,2 % от валовой выручки кинотеатра от продажи кинобилетов.

Суд апелляционной инстанции, ссылаясь на п.6 ст. 1246 ГК РФ, разъяснил, что Правительство устанавливает «минимальные ставки» вознаграждения в случаях, если использование результатов интеллектуальной деятельности осуществляется с согласия правообладателей и с выплатой им вознаграждения, а также устанавливает «ставки» вознаграждения для случаев использования РИД без согласия правообладателей и с выплатой им вознаграждения. К последнему случаю как раз и относится выплата вознаграждения, предусмотренного п.3 ст. 1263 ГК, в пользу авторов за использование музыкальных произведений в составе кинофильмов.

И, пожалуй, впервые в судебной практике суд пришел к выводу, что поскольку Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.1994г. №218 установлены минимальные ставки для использования результатов интеллектуальной деятельности, когда их использование осуществляется с согласия правообладателей и с выплатой им вознаграждения (абзац 1 ч.6 ст.1246 ГК РФ), то для споров о выплате авторского вознаграждения в пользу авторов музыкального произведения в порядке п.3 ст.1263 ГК РФ, ставка в размере 3%, установленная указанным постановлением неприменима. Суд указал: “Доказательств того, что для данного вида использования (п.3 ст. 1262 ГК) Правительством Российской Федерации также установлена ставка 3%, РАО не приведено”.

В связи с этим суд счел, что довод истца о том, что в результате вынесенного судебного решения он обязан заключить договор с РАО на худших из всех возможных условий с применением ставки авторского вознаграждения в размере 3% от валовых сборов пользователя, в то время, как для подобной категории пользователей Положением авторского совета РАО предусмотрены ставки значительно меньше, нашел свое объективное подтверждение. И хотя в апелляционных постановлениях суд не сослался напрямую на нормы ст. 10 ГК РФ (злоупотребление правом на судебную защиту), в сущности, полагаю, это подразумевалось. Последствия формирования такого подхода судов к толкованию указанных норм оцениваю как значительное достижение.

Ранее представители кинотеатров (и я в том числе) пробовали отстаивать подобную позицию в спорах с РАО в рамках так называемых бездоговорных споров (в случаях отсутствия заключенного договора с РАО), однако суды безоговорочно применяли ставку в размере 3%, установленную Постановлением № 218. В этом смысле указанный вывод апелляционного суда является очень значимым и, в каком то смысле, «революционным» для судебной практики. Ведь РАО применяет ставку в размере 3% в качестве некой «репрессивной» меры для кинотеатров, которые не заключают договоры добровольно, и авторское вознаграждение с которых будет истребовано в судебном порядке, а более низкие ставки устанавливает только для тех кинотеатров, которые согласились на условия РАО. Полагаю, что указанная судебная практика в части данных выводов применима и к «бездоговорным» спорам по искам РАО к кинотеатрам о взыскании авторского вознаграждения.

Отрицательные итоги

Суд по интеллектуальным правам надежд кинотеатров не оправдал.

Во-первых, не удалось отстоять свою главную позицию, согласно которой для РАО, в соответствии с п.1 ст. 1243 ГК РФ, заключение договора о выплате авторского вознаграждения является не правом, а обязанностью, в то же время для пользователя (кинотеатра) все с точностью да наоборот: заключение договора с РАО — это право, а не обязанность, и у РАО, в силу ст. 421, 445 ГК РФ, нет права на иск о понуждении пользователей к заключению договоров о выплате авторского вознаграждения, равно как и на иск об урегулировании разногласий в рамках договорных споров. Казалось бы, все очевидно. В силу принципа свободы договора, закрепленного в ст. 421 ГК РФ, понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом. Для аккредитованной организации по управлению правами на коллективной основе такая обязанность предусмотрена (п.1 ст. 1243 ГК РФ), а для пользователя нет.

Следовательно, понуждение пользователя к заключению договора не допускается, что совершенно четко и недвусмысленно разъяснено в п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора». По аналогии с естественными монополистами, аккредитованная организация по управлению правами в принципе не может выступать истцом по такой категории споров. Законодателем неслучайно предусмотрена такая правовая конструкция в целях соблюдения баланса интересов более «слабых» субъектов во взаимоотношениях с «сильным» субъектом, обладающим определенной «монополией». Однако, как часто случается в спорах с участием РАО, каким-то загадочным образом перестают работать основополагающие правовые принципы и элементарные законы логики.

Во-вторых, в этих делах, связанных с авторским правом, до авторского права в общем-то и не дошло. По данной категории споров суды должны были дать оценку спорным условиям договора, предложенных обеими сторонами, и на основании норм международных правовых актов, норм ГК РФ об авторском праве определить какие из условий, предложенных сторонами, являются законными, наиболее соответствуют требованиям добросовестности, разумности, справедливости и устанавливают справедливый баланс интересов авторов, в интересах которых действует организация по управлению правами, и пользователя (п. 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49).

Вместо этого суд первой инстанции, не вдаваясь в подробности, указал, что предлагаемые кинотеатрами по первоначальному иску условия договора не соответствуют требованиям законодательства и не могут быть применены при заключении такого договора, а условия, предложенные РАО, законны и справедливы, никак не мотивировав указанный вывод. Т.е. РАО в отношениях, связанных с заключением договоров с пользователями всегда право, и его типовая форма договора является единственно правильной.

Последствия формирования такой практики могут быть весьма печальными. Итак, суды фактически признали право РАО в судебном порядке понуждать пользователей к заключению договоров о выплате авторского вознаграждения. А завтра может случится так, что авторский совет подумает и решит, что ставка 1,2% от валовых сборов это несправедливо мало, лучше – в интересах композиторов, конечно, например 5% или вообще 15%. Да и порядок распределения можно бы пересмотреть, и т.д. – на что фантазии хватит.

Если доводить ситуацию до абсурда (хотя, казалось бы, куда уж больше), получается что РАО вообще может любого пользователя принудить к заключению договора на своих условиях. Добавим к этому фактическую узурпацию полномочий правительства на установление ставки авторского вознаграждения, порядка его сбора и распределения, и вот она – «идеальная бизнес-модель». Совмещение в руках негосударственной структуры функций законодательной и исполнительной властей по сбору вознаграждения с хозяйствующих субъектов, которая к тому же является еще и выгодоприобретателем части вознаграждения (агентское вознаграждение ОКУПа) – это нонсенс, но такова сегодняшняя реальность.

Каковы дальнейшие действия?

Подача жалоб в Верховный суд, конечно, другого не остается. А по результатам – посмотрим.

 

В ТЕМУ:

КОММЕНТАРИИ РАО ДЛЯ CINEMAPLEX О ЛЬГОТАХ ДЛЯ КИНОТЕАТРОВ

РУКОВОДИТЕЛИ РАО ПРИОБРЕЛИ ДОЛЮ В КРУПНЕЙШЕМ РОССИЙСКОМ МУЗЫКАЛЬНОМ АГРЕГАТОРЕ

ЧТО ЖДАТЬ КИНОТЕАТРАМ ОТ ПЕКИНСКОГО ДОГОВОРА

ЮЛИЯ ДУНАЕВА О ПРОТИВОСТОЯНИИ С РАО: «НЕОЖИДАННЫЙ ПОДАРОК АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ»

Подписаться
Уведомить о
guest
4 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Дмитрий
Дмитрий

Не ту страну назвали Гондурасом

Вася
Вася

Юлия,мафия РАО непобедима???

Рао
Рао

Мы всех купили!

Петр
Петр

Почему бы Михалкову не заняться этой темой?